Сортировать по: новизне популярности

ISBN: 978-5-8159-1683-8
Кол-во страниц: 320

Действие пятого романа серии "Семейный альбом" происходит в Москве в 1955 году. Люди постепенно возвращаются из лагерей, уже можно говорить на "опасные" темы, но XX съезд КПСС еще не состоялся. Наш любимый герой Антон Клобуков - член-корреспондент АН, по-прежнему весь в прошлом, в воспоминаниях и переживаниях об ушедших близких. И если бы не встреча с "медвежатницей", кто знает, как сложилась бы дальше судьба этого человека.

Кроме, как всегда, точно подмеченных черточек времени особую прелесть и увлекательность придают книге небольшие стилизованные вставки - мы с героями попадаем то в Древний Рим, то в авиакатастрофу, то в чудом сохранившуюся в Сибири деревню старообрядцев.

Ну и конечно, Акунин-Чхартишвили не может обойтись без рефлексии и чрезвычайно интересных ментальных конструкций. Только на этот раз исследование человеческой природы касается не педагогики, как в "Трезриуме", а совместимости женщин и мужчин, любви и даже счастья.

ISBN: ISBN 978-5-903445-50-9
Кол-во страниц: 256

«Греки» и «варвары», «христиане» и «еретики», «отсталость» и «цивилизация» — откуда и зачем появились эти противопоставления, на которые опирается вся история Европы? Человек определяет себя, вглядываясь в «других» и выделяя черты, отличающие его от них. Но, приняв этот образ за истинный, он выстраивает представления об окружающем его мире в соответствии с этим образом. По мнению каталанского историка проф. Фонтаны (1931–2018), сложившаяся общеевропейская идентичность — сумма отражений в кривых зеркалах, результат линейного, упрощенного взгляда на историю.
  «И что же делать нам теперь, без варваров? Ведь это был бы хоть какой-то выход…»

ISBN: 978-5-8159-1587-9
Кол-во страниц: 576

НОВЫЙ ТИРАЖ!

Константин Алексеевич Коровин (1861—1939) — знаменитый «русский импрессионист», театральный художник, талантливый писатель и мемуарист. Книга его воспоминаний охватывает детство, дореволюционную жизнь в России, портреты наставников и друзей, знаменитые мемуары о Шаляпине, путевые заметки и избранные рассказы.

Его любили, кажется, все! Художники, артисты, театральные деятели, писатели, которые между собой ладили далеко не всегда, с Коровиным дружили, невзирая на годы и расстояния. Целая галерея портретов, выписанных точно и с большой любовью, - Врубель, Серов, Горький, Савва Мамонтов, Репин, Шаляпин, Чехов...

ISBN: 978-5-8159-1675-3
Кол-во страниц: 336

Петр Андреевич Каратыгин (1805 - 1879) - потомственный актер, драматург, педагог, мемуарист – вспоминает молодость - свою и русского театра.
В начале XIX века меняется вся картина театральной жизни в России: увеличивается количество театральных трупп, расширяется состав актеров. Специально для сцены знаменитые авторы пишут, переводят и адаптируют произведения самых разных жанров. В Москве и Петербурге возникают Императорские театры, которые, несмотря на свое пышное название, мало отличались от нынешних театров в плане взаимоотношений актеров: кипели страсти, устраивались розыгрыши, плелись интриги.

Перед вами своего рода энциклопедия целой театральной эпохи портреты. Как Крылов воспринимал "экранизации" своих басен? Откуда взялось выражение "игра не стоит свеч"? Любили ли Грибоедова его более популярные современники?.. Об этом и о многом другом рассказывает Петр Андреевич Каратыгин с присущими ему остроумием, иронией и наблюдательностью.

ISBN: 978-5-8159-1676-0
Кол-во страниц: 430

Князь Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон младший (1887—1967) — родовитый аристократ, семейство которого владело колоссальнейшим состоянием. Он учился в Пажеском корпусе и в Оксфорде, был бисексуалом и женился на племяннице Николая II. Одно про него знают все — он убил Распутина. После большевистской революции князь счастливо избежал смерти и почти полвека провел в изгнании.

Впервые полный текст «Мемуаров» выходит на русском языке, да еще в таком дивном переводе, что даже не верится, что князь писал по-французски.

«Мемуары» напрочь лишены авторского тщеславия: князь Юсупов рассказывает о себе и о других с простотой и величием настоящего аристократа, которому не надо ни отчитываться, ни оправдываться. Ни в чем... У него цепкая память и живой ум, легкий слог и острый взгляд, причуды и странности, глубина и легковесность, юмор и обаяние, блеск и нищета. А за автопортретом без поблажек и комплексов проглядывает история и является Россия — пышная и порочная, безумная и достойная, парадоксальная и подлинная...

 

ISBN: 978-5-8159-1488-9
Кол-во страниц: 182

НОВЫЙ ТИРАЖ ЗНАМЕНИТОЙ КНИГИ

Почему нам так трудно общаться с пожилыми родителями?

Зачем они стараются обязательно вывести нас из себя?

Почему они все время говорят?

Почему они пользуются старым и не покупают нового?

Как занять пожилых родителей?

Как победить в споре с ними?

Хотите верьте, хотите нет, но на все эти вопросы существуют конкретные и ясные ответы.

 

ISBN: 978-5-8159-1671-5
Кол-во страниц: 216

Александр Рыклин — журналист, главный редактор «Ежедневного журнала», колумнист Радио «Свободы» и «Republic». Много лет работал политическим обозревателем журнала «Итоги» и ЕЖа. Специализируется на внутриполитических темах, аналитике выборов,
раскладов в высших эшелонах власти и оппозиционного движения.

"Разрушить уже вполне устоявшийся миф об исторической неизбежности особого русского пути — такую цель я себе ставил. Апологеты теории о том, что в наших широтах никакая форма правления, кроме жестко авторитарной, не имела, не имеет и никогда не будет иметь шансов на успех, приводят на первый взгляд весьма убедительные аргументы. Дескать, народ-богоносец оказался не способен понять и принять все преимущества демократии и сам делегировал свои конституционные права узкой группе лиц.

Я не согласен. Я думаю, что причиной нынешнего состояния дел в России стали люди, оказавшиеся у подножия власти еще в период ельцинского правления. Именно корыстолюбие и отсутствие стратегического мышления тогдашних «элит» привели страну к столь неутешительному сегодняшнему дню. Они же и выдумали вполне оправдывающий их действия миф об исторической неизбежности особого русского пути…"

Александр Рыклин

ISBN: 978-5-8159-1670-8
Кол-во страниц: 304

Дневник основоположников "натурального романа" братьев Гонкур, продолженный старшим братом Эдмоном и после смерти Жюля Гонкура, охватывает период с 1852-го по 1895 год. Он состоит из девяти томов, каждый приблизительно по четыреста страниц.

Настоящее издание с подзаголовком "Записки литературной жизни" представляет собой извлечение из этого огромного труда.

В книгу входят точные психологические портреты многочисленных друзей и недругов братьев Гонкур - писателей, художников, журналистов, политиков; описания важных событий того времени - например, осада Парижа в 1870 году; а также собственно дневниковые записи, нынешний столь популярный лытдыбр - афористичные "заметки на полях", выдержки из бесед на самые разные темы, наконец, описание душевного смятения, горя и других бурных эмоций - и всё это преподносится с присущим французской литературе изяществом.

Среди главных героев книги - Флобер, Золя, Альфонс Доде, Дюма-отец, Теофиль Готье и другие, из русских писателей — Герцен и Тургенев.

ISBN: 978-5-89091-562-7
Кол-во страниц: 296

Чужеземец, с трудом добравшийся по морю и суше до Петербурга, чтобы увидеть сфинксов в день осеннего равноденствия. Слон, не по своей воле пришедший сюда из далекого Вьетнама. Богатый купец, не помышлявший покидать родовое гнездо, но окончивший свои дни вдали от родного города и в тоске по нему. Случайно найденные ноты, о потере которых более ста лет сожалел музыкальный мир. Композитор, оперная певица, фронтовик, врач… И обычный безымянный горожанин, каждый день проходящий по набережной мимо нас. История под названием «У каждого свой Петербург» никогда не будет окончена…

ISBN: 978-5-8159-1663-0
Кол-во страниц: 432

«Я прожил жизнь так, что мне не за что краснеть», - писал за год до своей смерти 82-летний Анатолий Федорович Кони – прокурор и судья, оратор и педагог, писатель и мемуарист, один из самых знаменитых юристов своего времени.

Дела, которые он описывает в этой книге, сам процесс дореволюционного судопроизводства кажутся невозможными в наши дни, когда российское правосудие представляет собой довольно печальное зрелище. Но и в зените карьеры – а это было время реформ Александр II – Кони слыл «белой вороной» благодаря неподкупности, которая порой вредила ему самому.

 

Сортировать по: новизне популярности

ISBN: 978-5-8159-1562-6
Кол-во страниц: 192

    «Антиутопия, также дистопия (Dystopia букв. “плохое место” от греч. δυσ «отрицание» + греч. τόπος “место”) и какотопия (Kakotopia от греч. κακός “плохой”) — сообщество или общество, представляющееся нежелательным, отталкивающим или пугающим. Для антиутопий характерны дегуманизация, тоталитарная система правления, экологические катастрофы и другие явления, связанные с упадком общества» («Википедия»).

      Страна меняется неизбежно, быстро, акторы изменений суетливы и нерасчетливы. За этим наблюдают те, кто спокоен. Пока наблюдают. Горизонт их планирования далек. Ни первые, ни вторые – не хорошие и не плохие. Все хотят остаться в живых. Все хотят сохранить то, что имеют. И тяжелее всех будет тем, кто хочет сохранить много.

Алексей Федяров

        Плохое место. Проклятое место. Здесь живут призраки прошлого, и порой они живее всех живых. Очертания будущего размыты, и мы идем, крепко держа за костлявую руку скелет из нашего общего шкафа.

     Эта книга — секретный генеральный план развития страны, случайно попавший в руки автора.

     Готовьтесь.

Ольга Романова

ISBN: 978-5-8159-1520-6
Кол-во страниц: 344

Книг о собаках и кошках выходит много, и мы решили издать ещё одну только потому, что написана она о том, о чём писать не очень принято: о бездомных животных. Люди понимают, что помочь всем невозможно, и бесконечные просьбы о помощи, то и дело возникающие в соцсетях, периодически начинают вызывать у нас муки совести, а затем и неизбежное раздражение. И вот тут очень помогает осознание того, что появление собаки в доме – это история не про геройство и большие жертвы, а, прежде всего, про радость, дружбу, более глубокое знакомство с собой, наконец.  

В книге Ксении Колосовой собраны истории собак, которым она, порой случайно или волею судеб, спасла жизнь. Но это ещё и истории людей, их жизни – не всегда простой и не всегда такой, какую они ожидали, забрав в дом собаку. Во многом эта книга – психологический портрет и тех и других в разных жизненных ситуациях. Практические советы и рекомендации зоопсихолога; непредвиденные, а иногда и неразрешимые проблемы – что делать с ними, можно ли их решить, а если не получается, к кому обращаться и как себя вести – всё это вы найдёте в этой книге.

ISBN: 978-5-8159-1518-3
Кол-во страниц: 160

Что такое возраст старости?
Что за интерес в этой старости? Какой я буду в старости, такой же или 
сильно поменявшийся (из-за неё)?
Как жить, не упрекая себя?
Как не сдаться настроению тела и следовать настроению духа?
А если коротко про любовь за 90?
Как не обременять собой детей и не мешать им жить?
Старость — это одиночество?
Как любить жизнь, когда всё болит и зудит?

Чему мы можем научиться у стариков? У еле ходящих, кряхтящих, и в 
основном с трудом соображающих существ?
Если за ними понаблюдать, то можно научиться самому главному (и что 
заботит каждого из нас) — правильно стареть.
Вообще я вам скажу, старость — это жизнеутверждающее событие.
И не страшное.
Прекратите её бояться.
Вот прямо сейчас.

ISBN: 978-5-8159-1503-9
Кол-во страниц: 768

Богат выпускал книги — и очерки — двух типов: в одних популяризовал науку, рассказывал об искусстве, о литературе, о великих исторических событиях и личностях, и это было полезно и увлекательно, но это умели многие. Тогда популяризаторством занимались и серьезные ученые, которых вытеснили из официальной науки, и честные журналисты, которым проще было рассказывать о гениях прошлого, чем о сомнительных кумирах настоящего. Лучше же про Моцарта, чем про Брежнева, правда? И были очерки второго типа — о судебных ошибках, административном садизме, о пренебрежении частными судьбами, о сломанных биографиях, о доведениях до самоубийства, о трагедиях, которые казались бытовыми, а оказались глобальными. Тогда «бытовым» называли все подряд, вплоть до глубочайших, новаторских повестей Трифонова. Но тот «быт» был на порядок сложнее нынешней культуры и философии. По тогдашним меркам и Богат был «одним из» — ведущим очеркистом, но не более того. Это сегодня видно, что он был мастером документальной прозы, одним из создателей «нового журнализма», чьи вершинные достижения сравнимы с лучшими очерками создателей этого направления — Томаса Вульфа, Нормана Мейлера, Хантера Томпсона.

Дмитрий Быков

ISBN: 978-5-8159-1320-2
Кол-во страниц: 352

Фаина Георгиевна Раневская (1896—1984) — великая русская актриса, народная артистка СССР. Начала выступать на сцене театра еще в дореволюционное время. Снималась в культовых советских фильмах «Весна», «Подкидыш», «Мечта». Дружила с Анной Ахматовой, Любовью Орловой, Ростиславом Пляттом. При жизни превратилась в легенду.

Эти воспоминания написаны архитектором А.В.Щегловым, сыном ее ближайшей подруги актрисы П.Л.Вульф, в семье которой Раневская прожила всю жизнь. Лешеньку Щеглова она сама несла 63 года назад из роддома, звала его «эрзац-внуком» и была ему очень близка.

Жизнь Фаины Раневской была долгой. С проблесками счастья. С годами уныния. С десятилетиями тоски и одиночества. Ей было неуютно в собственном теле, в отпущенной Богом судьбе. Трагедия несовпадения, переживаемая ежесекундно, создала феномен, именуемый — Раневская. Она говорила: «У меня хватило ума глупо прожить жизнь». Великая, мужественная глупость — не идти на сближение с чуждым миром. Ее любили зрители, но не любило время. Откусывало по кусочку от пространства вокруг. Пока не подобралось вплотную.

Это издание — уже третье; автор дополнил книгу новыми фактами, редкими фотографиями и собственными рисунками «адресов ее жизни».

ISBN: 978-5-8159-1247-2
Кол-во страниц: 448

История Анастасии — это повесть об эмигрантах. Она – о людях, внезапно потерявших почву под ногами, ослепленных прошлым, видевшимся им идеальным, затаивших злобу и парализованных неуверенностью. Это рассказ о мучительной нерешительности и чудовищных недоразумениях. Наконец, это главным образом история семьи, оказавшейся в кризисной ситуации, некогда могущественной династии, столкнувшейся с проблемой, неподвластной ее законам и традициям, семьи, частично уничтоженной во время революции или оказавшейся в изгнании. И этой семье было предложено признать своим членом больную, неуравновешенную, склочную женщину, которую мало кто готов был счесть нормальной, а не то что единственной наследницей царя. Разгадка Анастасии не в России, но в самой семье Романовых, где гордость и внешние приличия возобладали над состраданием и обрекли человеческое создание на одинокое существование в полном горечи мире обвинений и сомнений.

 

 

Peter Kurth
ANASTASIA
The Riddle of Anna Anderson
Перевод с английского И.Гюббенет

ISBN: 978-5-8159-1206-9
Кол-во страниц: 196

 

Три дня августа 91-го и две недели октября 93-го Дмитрий Борко провел у осажденного Белого дома, который назывался сперва Домом Правительства, потом стал Парламентом РСФСР, а в конце – суверенной России. Он работал фотокорреспондентом популярных московских газет. Сперва – «Независимой», утратившей впоследствии свою популярность, а затем – «Сегодня», и вовсе прекратившей существование. Чудом ему удалось сохранить большую часть отснятых тогда пленок и отыскать несколько листков блокнотных заметок. 

 

Идея объединить эти события под одной обложкой – под условным названием «Две драмы в одних декорациях» – пришла давно. Но она так и осталась бы нереализованной, если бы не навязчивая повторяемость российской истории. Произошедшее 20 лет назад почти забыто и превратилось в пару клише из учебника новейшей истории. Но большинство участников тех событий еще живы. И вопросы, которые они пытались решать, актуальны и сегодня. Эта книга не дает ответов. Она просто рассказывает, как это было.

 

ISBN: 5-8159-0113-X
Кол-во страниц: 176

«Достоевский имел определенное значение в моей духовной жизни. Еще мальчиком получил я прививку от Достоевского. Он потряс мою душу более, чем кто-либо из писателей и мыслителей. Я всегда делил людей на людей Достоевского и людей, чуждых его духу. Очень ранняя направленность моего сознания на философские вопросы была связана с “проклятыми вопросами” Достоевского. Каждый раз, когда я перечитывал Достоевского, он открывался мне все с новых и новых сторон. Идея свободы всегда была основной для моего религиозного мироощущения и миросозерцания, и в этой первичной интуиции свободы я встретился с Достоевским как своей духовной родиной.

У меня была давняя потребность написать книгу о Достоевском, и я осуществлял ее лишь частично в нескольких статьях. Семинар, который я вел о Достоевском в “Вольной академии Духовной Культуры” в течение зимы 1920/21 года, окончательно побудил меня собрать все мои мысли о Достоевском. И я написал книгу, в которой не только пытался раскрыть миросозерцание Достоевского, но и вложил очень многое от моего собственного миросозерцания».

Н.Бердяев.
Москва, 23 сентября 1921 года

 

 

Текст печатается по первому изданию:

Николай Бердяев
МИРОСОЗЕРЦАНИЕ ДОСТОЕВСКОГО

The YMCA Press Ltd.
Американское издательство
ПРАГА, 1923

ISBN: 5-8159-0024-3
Кол-во страниц: 160

Переиздание знаменитой книги Лиона Фейхтвангера «Москва 1937», в которой писатель рассказывает о своих впечатлениях после поездки в СССР в 1937 году.

Автору показывали образцовые социалистические стройки, устраивали встречи с людьми, автор присутствовал на показательном процессе Пятакова и Радека.

«Воздух, которым дышат на Западе, – это нездоровый, отработанный воздух. У западной цивилизации не осталось больше ни ясности, ни решительности... Когда из этой гнетущей атмосферы изолгавшейся демократии и лицемерной гуманности попадаешь в чистый воздух Советского Союза, дышать становится легко. Здесь не прячутся за мистически-пышними фразами, здесь господствует разумная этика... И метод, по которому они там строят, и материал, который они для этой стройки употребяют, абсолютно новы. Но время экспериментирования осталось у них уже позади. Еще кругом рассыпан мусор и грязные балки, но над ними уже отчетливо и ясно высятся контуры могучего здания. Это настоящая вавилонская башня, но башня, приближающая не людей к небу, а небо к людям».

Лион Фейхтвангер

 

 

Текст печатается по изданию «Лион Фейхтвангер. Москва 1937. Отчет о поездке для моих друзей. Перевод с немецкого "Художественная литература", Москва, 1937».

Книга дополнена стенограммой доклада и заключительного слова И. Сталина на пленуме ЦК ВКП(б) 3–5 мая 1937 года.

Полный текст книги доступен при нажатии на кнопу «Почитать».

Стенограмма доклада и заключительного слова И.Сталина доступна при нажатии на кнопку «Дополнения».

 

 

 

Lion Feuchtwanger

MOSCAU 1937

EIN REISEBERICHT
FЬR MEINE FREUNDE

Querido Verlag N.V.
Amsterdam
1937

ISBN: 5-7027-0565-3
Кол-во страниц: 592

Биография великого Наполеона, написанная мастером психологического портрета.

О Наполеоне написано в мире больше книг, чем о ком бы то ни было кроме Иисуса Христа. В этой дается история личности Наполеона, история великой души, написанная на строго исторической основе. Его идея основателя государства и законодателя, революционера и легитимиста, его отношение к обществу, к проблеме единой Европы, с обной стороны, и, с другой, его конфликты с братьями и женой, вспышки гнева и приступы меланхолии, хитрые уловки и щедрая доброта — все это стократ важнее для понимания личности Наполеона, чем боевые порядки его войск под Маренго, условия Люневильского мира или подробности Континентальной блокады.

«С 11 лет я люблю Наполеона, в нем (и его сыне) все мое детство и отрочество и юность — и так шло и жило во мне не ослабевая, и с этим — умру. Не могу равнодушно видеть его имени... Знаете ли Вы гениальную книгу Эмиля Людвига? Единственную его гениальную, даже не понимаю, как он ее написал, — принимая во внимание все блистательные, но не гениальные — лучшую книгу о Наполеоне, а я читала все».

Марина Цветаева (из письма Анне Тесковой, Кламор, 2 февраля 1934 г.)

 

 

 

Emil Ludwig

NAPOLEON

Перевод с немецкого Е.Михелевич

Сортировать по: новизне популярности

ISBN: 5-8159-1654-8
Кол-во страниц: 400

Великая княгиня Елизавета Федоровна (1864–1918) – дочь великого герцога Гессен-Дармштадского, внучка английской королевы Виктории, жена московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, старшая сестра императрицы Александры Федоровны.

После гибели мужа, взорванного в Кремле в 1905 году бомбой террориста, посвятила себя благотворительности, основала на Ордынке Марфо-Мариинскую обитель сестер милосердия, в Первую мировую войну формировала санитарные поезда, создавала лазареты, склады лекарств и т.п.

Весной 1918 года арестована, увезена на Урал и в ночь на 18 июля сброшена живой в шахту близ Алапаевска. Похоронена в Иерусалиме. Канонизирована Русской православной церковью.

ISBN: 978-5-8159-1643-2
Кол-во страниц: 464

Долгое время «Собственноручные записки» императрицы Екатерины II хранились под грифом «Особой секретности», наложенным на них ее сыном, императором Павлом. Однако он разрешил своему близкому другу, князю Александру Борисовичу Куракину, снять с «Записок» копию. Впоследствии появилось еще несколько списков, ходивших по рукам уже в царствование Александра I и Николая I (их, в частности, знали историк А.И.Тургенев, Н.М.Карамзин и А.С.Пушкин).

В 1859 году значительная часть мемуаров императрицы была опубликована в Лондоне А.И.Герценом. Они произвели настоящий фурор по всей Европе и были переведены на несколько языков (оригинал написан по-французски).

В начале XX века сочинения Екатерины решила опубликовать Императорская Академия наук. Получив дозволение работать в закрытых архивах, академик А.Н.Пыпин, руководивший изданием, обнаружил подлинники «Записок» императрицы в полном объеме. «Лондонское издание, как я теперь уверился, дает едва половину целых «Записок» и едва треть целого состава исторических воспоминаний… – докладывал Пыпин в письме президенту Академии великому князю Константину Константиновичу. – Исторические записки императрицы в их полном составе представляют драгоценный памятник, замечательный и по историческому содержанию, и по глубокому психологическому интересу… Наконец, эта личная история Екатерины II… есть вместе с тем замечательное литературное произведение, блещущее умом и наблюдательностью».

«Записки» были изданы в 1907 году на языке оригинала в 12-м томе сочинений императрицы на основании подлинных рукописей. В том же году издательство А.С.Суворина выпустило их русский перевод.

 

Тексты публикуются по изданию

Записки

императрицы Екатерины Второй

 

Издание А.С.Суворина

С.-Петербург

1907

ISBN: 978-5-8159-1602-9
Кол-во страниц: 348

Эта книга - автобиография нашей современницы Ольги Романовой. Журналистка, дважды лауреат премии ТЭФИ, создатель и директор Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая», лауреат премий имени Буцериуса (Гамбург), имени Гайдара (Москва), имени Сафо (Копенгаген), имени Артёма Боровика (Москва), премии Московской Хельсинкской группы и премии фонда «Либеральная миссия».

Это то - что на поверхности, анкетные данные. Ну а жизнь, чувства, мысли? Эта книга – только о них. С детства до сегодняшнего дня Ольга Романова проживает перед нами свою жизнь, очищенную от шелухи анкет и расхожих мифов. Да не всё рассказано, и конечно, наверное, не всё объективно, как любая автобиография. Но предельно откровенно о том, о чем она решила рассказать нам, своим читателям и современникам.

 

Они взяли меня за шкирку и хорошенько встряхнули. Сначала эти три ведьмы. Потом ещё одна. И ещё.

Что ж, выхода у меня не было. Но сдаваться тоже было нельзя. Я жёстко сопротивлялась. Меняла тактику и игнорировала их. Или ругалась и кусалась. Обманывала: говорила, что сделаю, – и не делала.

А потом я сдалась и сделала то, чего они от меня хотели.

Написала эту книгу.

Я не собиралась быть откровенной. Но уж так вышло. Иначе они не отстали бы.

Спасибо вам, ведьмы. Мои подруги, которые были со мной, когда я почти сдалась. Но я сдалась только им, и только в этом.

Когда я вырасту, я тоже стану ведьмой.

Ольга Романова

 

ISBN: 978-5-8159-1552-7
Кол-во страниц: 576

Варвара Федоровна Голицина (1854—1931) родилась в семье  харьковского предводителя дворянства князя Федора Григорьевича Голицына. Еще в юности  обнаружила страсть к путешествиям, совершая поездки по Европе и самым дальним уголкам России. В 1876 году 22-летняя княжна вышла замуж за  молодого генерала, служившего в штабе командующего царскими войсками на Кавказе, Сергея Духовского, позже генерал-губернатора Приамурского и Туркестанского краев. Отныне страсть к путешествиям нашла себе применение, и Духовская сопровождала мужа во всех его поездках, какими бы дальними и экзотическими они не были.

Она даже стала участницей двух кругосветных путешествий! Во время Русско-турецкой войны 1888 года находилась в Закавказье и была непосредственной свидетельницей происходивших там событий. Переплывала Атлантику, Японское море, пересекала экваториальный пояс. Об этих и других событиях писала в своих дневниках, а впоследствии решила, в целях благотворительности, издать в виде мемуаров, которые впервые вышли в С.-Петербурге в 1900 году и с тех пор не переиздавались.

Эта очаровательная женщина, твердости духа которой мог бы позавидовать не один мужчина, вносит в свои заметки всё, что видит, слышит и чувствует. Юмор, самоирония, наблюдательность и — неизбежная при таком уме — язвительность формулировок дополняют картину и позволяют увидеть вживую и наложниц турецкого султана, и столпотворение на Всемирной выставке в Париже, и улицы Сайгона, Тбилиси, Нагасаки...

Варвара Духовская  пережила революцию и умерла в Ленинграде в 1931 году.

ISBN: 5-8159-1550-3
Кол-во страниц: 232

Книга, которую вы держите в руках, не биография. Это не очередное жизнеописание очередной царствующей особы, призванное вызывать привычные слезы восторга или умиления судьбами сильных мира сего. Дерзкие, беспощадные, гневные тексты памфлетов и пасквилей, во множестве приведенные в этой книге, делают жизнь и смерть Марии-Антуанетты, «королевы славных французов», предметом серьезных размышлений: по мере прочтения книги намного понятнее становится, какое роковое сочетание обстоятельств и характеров привело к печально известному концу. 

«Королева была легкомысленна, ветрена, неблагоразумна — недостатки в обыкновенной женщине, преступленья в королеве. Она воображала себя на сцене, увеселяя всё государство зрелищем своих удовольствий. «Мне необходимо, чтобы мне аплодировали или свистели», — говорила она. И ей свистели —  а потом гильотинировали».

ISBN: 978-5-8159-1542-8
Кол-во страниц: 397

 

Княгиня Мария Клавдиевна Тенишева (1867—1928), знаменитая меценатка, по свидетельству современников, «гордость всей России», незаурядная женщина «неустойчивого и даже несколько взбалмошного нрава, широко образованная и начитанная, властолюбивая, с большими запросами и безусловно с искренней любовью к искусству».

Значительные средства своего мужа она тратила на организацию художественных школ и студий (одной из них руководил Репин), мастерских прикладного искусства, на поддержку художников. Сама училась живописи в Париже у Жулиана, ее коллекция картин стала украшением Русского музея, а в Смоленске и поныне действует созданный ею Музей русской старины.

Написанные в эмиграции и опубликованные в Париже уже после смерти Тенишевой воспоминания охватывают период с конца 1860-х годов до новогодней ночи 1917 года.

ISBN: 978-5-8159-1450-6
Кол-во страниц: 608

Одни из трех самых знаменитых (наряду с воспоминаниями госпожи де Сталь и герцогини Абрантес) женских мемуаров о Наполеоне принадлежат перу фрейлины императрицы Жозефины госпожи Ремюза. Они вышли в свет в конце семидесятых годов XIX века и сразу возбудили сильный интерес и выдержали целый ряд изданий. Этот интерес объясняется как незаурядным талантом автора, так и эпохой, которую она описывает, с 1802 до 1808 года, т.е. последние годы Консульства и первые годы Империи. Клара не публиковала свои мемуары, написанные, кстати, с помощью и при содействии Талейрана; их опубликовал спустя полвека ее внук, снабдив подробным и все объясняющим предисловием, комментариями и дополнениями.

 

ISBN: 978-5-8159--1453-7
Кол-во страниц: 448

Биография Жозефины, написанная Гектором Флейшманом (1882—1914), бельгийским историком и драматургом, это живой и увлекательный рассказ, со ссылкой на многочисленные источники и свидетельства очевидцев, лишенный, однако, привычной комплиментарности в адрес императрицы. Более того, временами это взгляд ироничный, злой и безжалостный в деталях.

Тем сильнее впечатление от писем Наполеона к Жозефине, собранных в этой книге, — посланий ярких и страстных вначале, дружеских и снисходительных потом. 265 писем без купюр и подделок – волшебных образчиков неистовой литературы Наполеона.

ISBN: 978-5-8159-1418-6
Кол-во страниц: 560

Людмила Штерн известна русскому читателю своими книгами воспоминаний о Бродском и Довлатове, с которыми ее связывали долгие годы дружбы. В этой новой мемуарной книге Людмила Штерн последовательно рассказывает обо всей своей жизни, начиная с послевоенного Ленинграда и кончая сорока годами в Новом Свете после эмиграции из СССР. Здесь она опять возвращается памятью к Иосифу Бродскому, Сергею Довлатову, Михаилу Казакову, Татьяне Яковлевой, Михаилу Барышникову и многим другим известным людям и просто любопытным личностям, рассказывая о них с большой теплотой, тонкой иронией и неизменной благодарностью за встречу.

О своей жизни Людмила Штерн рассказывает в одноименном 4-серийном документальном фильме, показанном на канале «Культура». В книге – полный текст ее воспоминаний.

ISBN: 978-5-8159-1423-0
Кол-во страниц: 288

Эта книга — откровенный портрет великолепной и загадочной Лили Брик — написана Василием Васильевичем Катаняном, который полвека знал Лилю Юрьевну, был постоянным свидетелем ее повседневной жизни, не прекращая вел дневниковые записи ее бесед и рассказов о Маяковском, и не только о нем... После смерти Лили Юрьевны Василий В. Катанян стал ее душеприказчиком и хранителем бесценного архива, который содержит переписку, интимные дневники и биографические записи.

ISBN: 978-5-8159-1390-5
Кол-во страниц: 280

Жизнь Натальи Алексеевны Огаревой-Тучковой (14 августа 1829 года, село Яхонтово Пензенской губернии — 30 декабря
1913 года, село Старое Акшино Пензенской губернии) неразрывно переплелась с судьбами Герцена и Огарева, с которыми ее связывали близкие и во многом трагические отношения. В 1876 году вернувшись в Россию после долгих лет эмиграции, она написала воспоминания, живо и безжалостно рассказав в них о себе и о людях, с которыми свела ее жизнь. Среди ее знакомых и друзей были замечательные личности: Тургенев, Гарибальди, Бакунин, Гюго...
Перед вами не академическое издание, а книга для чтения с минимальным, но необходимым справочным материалом. Сознательно укрытые за туманной завесой, а то и вовсе не понятные обстоятельства этой поистине роковой судьбы мы постарались прояснить, разместив в конце издания статью, написанную известным литературоведом Михаилом Осиповичем Гершензоном после смерти Наталии Алексеевны: ему довелось повидаться с ней лично.

"Обозревая в памяти жизнь Наталии Алексеевны, трудно подавить мысль, что над этой жизнью действительно тяготело проклятие. В этой душе были задатки, обеспечивавшие ей, казалось, благодатное пребывание в мире: совершенное отсутствие сознательного эгоизма и дар безмерно преданной любви. Но каждая ее любовь обращалась в терзание для любимого, а самой Н.А. каждая наносила кровоточащую рану. Так от любви к любви, от кары к каре идет ее жизнь…"
Михаил Гершензон

ISBN: 978-5-8159-1320-2
Кол-во страниц: 352

Фаина Георгиевна Раневская (1896—1984) — великая русская актриса, народная артистка СССР. Начала выступать на сцене театра еще в дореволюционное время. Снималась в культовых советских фильмах «Весна», «Подкидыш», «Мечта». Дружила с Анной Ахматовой, Любовью Орловой, Ростиславом Пляттом. При жизни превратилась в легенду.

Эти воспоминания написаны архитектором А.В.Щегловым, сыном ее ближайшей подруги актрисы П.Л.Вульф, в семье которой Раневская прожила всю жизнь. Лешеньку Щеглова она сама несла 63 года назад из роддома, звала его «эрзац-внуком» и была ему очень близка.

Жизнь Фаины Раневской была долгой. С проблесками счастья. С годами уныния. С десятилетиями тоски и одиночества. Ей было неуютно в собственном теле, в отпущенной Богом судьбе. Трагедия несовпадения, переживаемая ежесекундно, создала феномен, именуемый — Раневская. Она говорила: «У меня хватило ума глупо прожить жизнь». Великая, мужественная глупость — не идти на сближение с чуждым миром. Ее любили зрители, но не любило время. Откусывало по кусочку от пространства вокруг. Пока не подобралось вплотную.

Это издание — уже третье; автор дополнил книгу новыми фактами, редкими фотографиями и собственными рисунками «адресов ее жизни».

Вопросы буквоедения

"Вопросы буквоедения" Михаила Бару - книга злая и снабженная изрядной долей абсурда, но тем не менее - или, может быть, именно поэтому - ужасно смешная! Вот один из рассказов.

СЕРЕБРЯНЫЙ ЭПОЛЕТ С ИКРИНКАМИ МИНТАЯ

Как известно, Петр Алексеевич, когда не строил корабли и не устраивал морских сражений, натурально места себе не находил. Только супруга его, Екатерина, могла успокоить царя в такие минуты. Плеснет ему на грудь соленой балтийской водой из специального серебряного кувшинчика — ему и полегчает. Как­то раз так плеснула она ему этим кувшинчиком аккурат... Ну да мы не об том.

Однажды наше морское всё задумал учредить морскую кавалерию. Да не простую, а настоящую — с морскими конями. Надобно сказать, что Петр хоть и император был, а в ботанике понимал. Знал еще из школьного курса, что морские коньки субтильны очень. Не токмо взрослого гусара или, там, улана не выдержат, но и ребенка с деревянной сабелькой и игрушечным мушкетиком не вынесут. Потому решено было скрестить морских коньков с сухопутными. Для этих целей велено было князю Меньшикову организовать доставку морских коньков обоего полу в подмосковное село Бронницы, в котором еще при Алексее Михайловиче была государева конюшня. Там­то и решили разводить боевых морских коней.

Поначалу, конечно, намучились. Что ни день, то дохли морские кобылки от брачных игр с обычными жеребцами. Выписали ученого голландского ветеринара, который посоветовал делать всё наоборот. То есть икру брать от обыкновенной земной кобылы, а молоки, стало быть, от морского жеребчика. Тут дело с мертвой точки и сдвинулось. Однако же потомство получалось не очень крупным, хоть и умело плавать рысью или даже галопом. Так что о морских гусарах или уланах, а тем более гренадерах, речи быть пока не могло.

Тем временем Петр Алексеевич приказал долго жить. Некстати обнаружились и большие растраты казенных средств в деле организации морской кавалерии, каковые были отнесены на счет Александра Данилыча. Ну а князь, конечно, ото всего отказался и с тем отказом и с семьей укатил в Березов.

При государынях наших дело выведения морских коней шло медленно, но верно. Лет через десять морские кони стали размером с кошку, еще через пятнадцать — с собаку, потом с барана, а ко времени восшествия на престол Павла Петровича уже были нормальных размеров, с могучими плавниками и крупной серебристой чешуей, которую не всякий сабельный удар мог разрубить. Такой конь способен был проплыть с седоком в полном вооружении до пяти морских миль. Это при волнении до трех баллов, а в штиль и все десять. Ел конь и рыбу, и овес, а при нужде и морскую траву.

Император Павел повелел сформировать первый гусарский морской полк. Отдельная рота полка патрулировала ров Михайловского замка. Офицерская форма морских гусар отличалась от сухопутной тем, что у обер­офицеров серебряный эполет был украшен икринками минтая, а у штаб­офи­церов на золотой эполет нашивались красные икринки и вместо шпаги был трезубец с гравированной по эфесу надписью «Рыбу дождем не испугаешь».

Павел Петрович, однако, воспользоваться услугами морских гусар не успел. По дошедшим до нас архивным документам, во время переговоров в Тильзите Бонапарт закидывал удочки Александру насчет морской кавалерии, о которой доносил ему посол Коленкур. Супостат хотел использовать морских гусар для усиления континентальной блокады и даже для высадки десанта в Англию. Александр что­то такое обещал и велел военному министру, а тот в свою очередь — товарищу министра... Стали писать отношения, докладные записки, и писали бы их еще долго, кабы не началась война. Она была сухопутной, если не считать переправ через реки. Все секретные работы в Бронницах свернули, и конюхи вместе с морскими конями были эвакуированы в одну из южных губерний.

Французы, уже уходя из Москвы, проходили через Бронницы и даже искали морских коней, но ничего не нашли, кроме разломанных подводных стойл в Москве­реке, разгневались и предали город огню и мечу. Особенно пострадала улица Парижской Коммуны, которую не только спалили дотла, но и самые таблички с названием были подняты на пики уланами корпуса Мюрата.

Между тем наше командование имело намерение с помощью морских гусар помешать переправе Наполеона через Березину, а при случае и взять его в плен. С этой целью армии адмирала Чичагова было придано до батальона морской кавалерии. Увы, успех операции не сопутствовал. То ли несогласованность действий Чичагова и Витгенштейна, подошедшего к переправе слишком поздно, была тому причиной, то ли лед, покрывший Березину, то ли искусные маневры самого Бонапарта — теперь уж не установить.

Всё же, как стало известно из архивов морского министерства, эскадрон морских гусар нес караульную службу вокруг острова Эльба в то время, как там жил в заточении низвергнутый французский император. И еще один прелюбопытный документ историки­краеведы разыскали в самих Бронницах. В середине царствования Николая Павловича корнет Оболенский в нетрезвом виде катал по Москве­реке на тройке с поплавками двух нетрезвых девиц, дочерей купца второй гильдии Брагина. В результате этого катания одна из девиц Брагиных то ли утопла, то ли сделалась русалкой (в материалах следствия неразборчиво). Приблизительно к тому же времени, что и это злополучное катание, относится и строительство Благовещенского моста в Санкт­Петербурге: в узоре ограды моста чередуются морские кони и трезубцы. Наверное утверждать нельзя, но имеются косвенные свидетельства того, что кони и трезубцы были отлиты не просто так, а по высочайшему повелению в честь удачной операции морских гусар. Тайной операции.

На этом следы морских гусар теряются. Когда в Крымскую кампанию возникла в них самая крайняя нужда, то уж ни одного морского коня найти не смогли. Не сберегли.

В двадцатом веке о коневодстве и вовсе думать забыли. Что об обычном, что о морском.

Кстати, от выведения морских коньков осталась Бронницам удивительная природная аномалия. Понятное дело, что выводить их надо в морской воде, а где ж ее взять — мимо Бронниц протекает только Москва­река, и протекает самым что ни на есть пресным образом. Вопрос еще при Петре решили просто — реку солили. Завозили соль возами и солили. И представьте себе — стали местные жители ловить в черте города морских рыб — хека и треску, и даже, я извиняюсь, бельдюгу. Особенно в советские времена это выручало. Даже и в столице хек тогда был свежемороженый, а в Бронницах — свежевыловленный.

Сейчас уж давно реку не солят. Ловят обычных пескарей да плотву. И тех, признаться, мало. А уж когда карась или окунь клюнет — так и вовсе праздник.

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 410Р
Внимание! Доступен только самовывоз!