Газпром. Новое русское оружие

Год издания: 2008

Кол-во страниц: 256

Переплёт: твердый

ISBN: 978-5-8159-0789-8

Серия : Публицистика

Жанр: Публицистика

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 170Р

Газпрома, его газа и труб так сильно боятся, Газпромом, его газом и трубами так восхищаются, что, кажется, и времени уже не остается на то, чтобы взглянуть – а как Газпром устроен?
Что это – механизм или организм?
В каком состоянии сейчас это мощное русское оружие, которое ковали Берия и Хрущев, которым учились пользоваться Брежнев и Косыгин и которое Черномырдин и Вяхирев передали в руки Путину?
Действительно оно опасно или, может, проржавело?
Наконец, можно ли попытаться его разобрать, чтобы получить ответы на эти вопросы?
Книга про Газпром получилась книгой про Россию.
Мы смотрели на страну через извилистую газпромовскую трубу и понимали, что если бы эта труба на каком-то участке своей истории повернула иначе, страна была бы другой.

Содержание Развернуть Свернуть

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие 5

Глава 1. Инстинкт сохранения 8
Почетная ссылка 8
Города Газпрома 12
Инстинкт сохранения 16
Глава 2. Наш дом — Газпром 21
Новый вице-премьер 21
Политический самоубийца 24
Конфликт интересов 32
Глава 3. Трастовый договор 39
Вопрос президента 39
План Немцова 44
Королевский прием 50
Глава 4. Газпром против преемника 55
Римская империя 55
Вавилон 61
Византия 72
Глава 5. Газпром теряет голос 80
Новый год 80
Прокуратура или Газпром 86
Подводная лодка и дуло пистолета 92
Ностальгия или шоколад 96
Да-да и нет-нет 103
Глава 6. Человек из Питера 107
Разведчик Путин 107
Операция «Преемник» 110
«Где деньги-то?» 115
Не воруй в Газпроме 119
Выпавшие из списка 123
Глава 7. «Жыве Беларусь!» 126
Счастливая труба 126
Президент навечно 132
Вечность заканчивается 138
Глава 8. Оружие Газпром 144
Газовая революция 144
Загадочные посредники 148
Война 156
Глава 9. Газпром на пороге ада 164
Газовая смерть 164
История отравления 168
Газовые деньги 172
Люди в обмен на газ 178
Газовый котел 183
Глава 10. Поход на Запад 191
Газовые гусары 191
Герхард Шредер и трудности перевода 195
История любви 200
Проблема на дне 206
Дети Газпрома 209
Глава 11. Страна Газпром 214
Гражданское чувство 214
Признаки страны 218
Рецепт счастья 223
Песни и танцы 225
Наш газ 227
Глава 12. Посреди пустоты 230
Свойства пустоты 230
Никто 233
По ком звонит телефон 243

Послесловие. Россия в трубе 250

Почитать Развернуть Свернуть

ПРЕДИСЛОВИЕ

Газ, добываемый в России и обогревающий собою полмира, всегда был оружием, и оружием опасным. Сразу после Второй Мировой войны, когда в Советском Союзе стали строить первый газопровод “Саратов — Москва”, дело это поручено было Военстрою, возглавлявшемуся Лаврентием Берией. К слову сказать, Берия в тот же период курировал и создание советской атомной бомбы, так что строительство газопровода и атомная бомба фактически приравнивались друг к другу. Газопровод строили военнопленные, в основном немцы.
Потом Сталин умер, Берию расстреляли, и Никита Хрущев, одной рукой благословляя строительство Берлинской стены, другой пытался покорить Европу при помощи советского газа.
В 1960 году Хрущев заключил с президентом итальянской нефтегазовой компании ENI Энрико Маттеи соглашение о торговле нефтью и газом. Но если нефть можно было возить в танкерах, то для газа нужны были трубы, а советских труб европейцы боялись.
В 1963 по настоянию американского президента Джона Кеннеди западногерманский канцлер Конрад Аденауэр отменил уже заключенную сделку и запретил продавать Советскому Союзу трубы большого диаметра. Тогда трубы для газопроводов стали производить в Сибири и писали на них «Труба тебе, Аденауэр!» — как совсем еще недавно писали на танках «На Берлин!»
Ведь газ — тоже оружие.
А Энрико Маттеи, кстати, пытавшийся прорвать нефтегазовую блокаду СССР, погиб при загадочных обстоятельствах, разбившись на вертолете вскоре после встречи с Хрущевым и незадолго до встречи с американским президентом Кеннеди. Ходили слухи, что он был убит и причиной его гибели были именно договоренности с СССР. Но выяснить этого никому так и не удалось, потому что все полицейские и журналисты, расследовавшие обстоятельства смерти Маттеи, были убиты или пропали без вести.
Оружие, и опасное!
Но газ все же прорвался в Европу. В 1970 канцлер ФРГ Вилли Брандт и Леонид Брежнев подписали легендарный договор «газ-трубы», согласно которому Германия начала поставлять Советскому Союзу трубы большого диаметра, а Ruhrgas — закупать советский газ. В 13 часов 15 минут 1 октября 1973 года газ из СССР впервые пошел в Европу.
Американцы много лет настойчиво отговаривали Вил¬ли Брандта от сотрудничества с Советским Союзом. Уже в 1980 году госсекретарь США Шульц прилетал в Бонн, чтобы отговорить руководство ФРГ от строительства газопровода. Американцы утверждали, что в случае военных действий русские смогут заправлять свои танки прямо из газопроводов и по своим трубам в считанные дни сумеют захватить всю Европу.
Но десятилетие спустя русские танки ушли из Европы. А трубы остались. И страх тоже.
Все-таки оружие.
Бывший заместитель председателя правления Газ¬прома Вячеслав Шеремет тоже любил повторять, что газ сродни оружию: «Горит, взрывается и удушает». И эта поговорка пользовалась популярностью среди газовиков.
Не знающие этой поговорки европейцы боятся российского газа, приводя страшные для них цифры: Фин¬ляндия, например, зависит от импорта Газпрома на 100 %. Австрия — на 75 %. Германия — на 45 %.
Но газа, как ни странно, боятся и в России, причем даже в самом Газпроме. Ветераны корпорации рассказывают, что добыча газа всегда считалась у них самым тяжелым, самым неблагодарным делом — по сравнению с любым другим бизнесом. Поэтому Газпром всегда старался не ограничивать свой фронт работы одним газом, а наоборот, раздвигал горизонты своих интересов все дальше и дальше. Газом теперь овеяны и футбольные клубы, и электроэнергетические предприятия, и газеты, и телеканалы, и пенсионные фонды, и стра¬ховые компании, и банки, и авиакомпании.
Только на территории России общая длина труб Газ¬прома составляет 156 000 километров. Это в три с половиной раза больше длины экватора.
Газпрома так сильно боятся, Газпромом так громко восхищаются, что, кажется, и времени уже не остается на то, чтобы взглянуть, как он устроен и что у него внутри. Что это, механизм или организм? В каком состоянии сейчас это мощное русское оружие, которое ковали Берия и Хрущев, которым пользовались Брежнев и Косыгин и которое Черномырдин и Вяхирев передали в руки Путину? Не проржавело ли оно? Действительно ли опасно? Наконец, можно ли попытаться его разобрать, чтобы получить ответы на эти вопросы?
Первые слова, которые сказал нам бывший ельцинский и.о. премьер-министра Егор Гайдар, когда мы попросили его дать нам интервью про газ, были:
— Зачем это вам? Вы понимаете, что вас убьют? Вы понимаете, куда вы лезете?
Мы не понимаем.



ГЛАВА 1
ИНСТИНКТ СОХРАНЕНИЯ


ПОЧЕТНАЯ ССЫЛКА

Километрах в двадцати от Москвы с Калужского шоссе направо и петлей под мост уходит узкая, но хорошо заасфальтированная дорога, в начале которой висит знак, за¬прещающий на эту дорогу въезжать. Мы въезжаем. Утро. Время от времени принимается маленький дождь. Дорога пуста. Ни одной машины навстречу. Ни одной машины впереди нас или за нами. Вокруг — августовский лес, расцвеченный уже спелой рябиной, но все еще зеленый, густой и надежно скрывающий, что там за ним. Мы едем медленно. Невозможно представить себе, чтобы какой-нибудь дорожный инспектор вздумал контролировать скорость в этом заповеднике, нарочно созданном ради сохранения популяции начальства. Но после перенаселенной и задыхающейся от автомобильных пробок Москвы приятно ехать медленно по пустой и петляющей в лесу дороге. Слегка познабливает. То ли от непривычно раннего подъема, ибо человек, к которому мы едем, просыпается по-крестьянски на рассвете и интервью назначил на восемь. То ли от волнения, от журналистского трепета, что вот сейчас мы увидим этого человека, который, как нам кажется, один из немногих не разрушал страну, а сохранял, по возможности. Человека, который, единственный раз в истории России, когда террористами были захвачены заложники, явно пытался прежде всего спасти заложников, а не уничтожить террористов любой ценой. Или мы просто идеализируем этого человека? Но все равно познабливает.
Лес заканчивается. Мы въезжаем в поселок. Справа и слева дорогу обступают одинаковые, коренастые, довольно большие, но недостаточно большие, чтобы прикидываться замками, дома, прячущиеся за трехметровым каменным забором. Это — в городской фольклорной традиции — так называемые «газпромовские дачи», поселок, построенный для высших руководителей компании Газпром и для высокопоставленных государственных чиновников, которым по какой-то причине не хватило дач в хозяйстве Управления делами Президента на Рублевском шоссе. Насколько мы понимаем, человек, к которому мы приехали, живет здесь не потому, что создал компанию Газпром, а потому, что служит российским послом на Украине. Насколько мы понимаем, никакой собственной недвижимости, дворца или особняка у этого человека нет, но есть давным-давно сложившийся образ жизни, предполагающий, что обязательно будет предоставлена приличная дача — министерская, корпоративная или правительственная.
Мы подъезжаем к контрольно-пропускному пункту. Дежурящие у шлагбаума охранники находят номер нашей машины в своем списке, заглядывают под машину при помощи зеркала, прикрученного к металлической палке, и шлагбаум открывается. От шлагбаума нам направо, потом налево и еще раз налево по пустым улицам, образуемым трехметровыми каменными стенами. Поселок похож на процветающий арабский город: никакой жизни вне стен, вся жизнь — внутри.
Мы паркуем машину. В глухой стене открывается для нас маленькая калитка. Мы входим, а там — сад. Цветы. Удивительный урожай груш и яблок. Большая стеклянная теплица, в которой тянутся подвязанные к потолку толстые стебли, увешанные огромными помидорами. Нас встречает немолодой, грозный на вид, но приветливый охранник и ведет мимо дома по саду в беседку, занимая на ходу разговорами. Если нам надо в туалет или помыть руки, это можно сделать в сторожке, где еще трое охранников сидят на диване и смотрят по телевизору футбол. Если мы интересуемся Газпромом, нам надо обязательно полететь на Ямал, полюбоваться с вертолета «Большим крестом» и посетить такое-то месторождение, которым до сих пор руководит такой-то человек, хороший мужик. Из объяснений охранника следует, что он обеспечивает безопасность своего патрона уже как минимум лет двадцать и досконально знает созданную патроном компанию. Доведя нас до беседки, охранник говорит:
— Располагайтесь, Виктор Степанович сейчас выйдет.
Минут через пять не из парадной двери, а из маленькой дверцы в основании большого дома выходит Виктор Степанович Черномырдин, бывший советский министр газовой промышленности, создатель компании Газпром, бывший премьер-министр правительства России, теперь работающий российским послом на Украине, то есть находящийся в почетной ссылке. Он идет не спеша нам навстречу. На нем уютная толстая коричневого цвета кофта. Он похож на тотемического какого-то медведя с головою седой и хищной птицы или на римского императора Диоклетиана, удалившегося от дел выращивать капусту: слегка крючковатый нос, брови вразлет, строгий взгляд. Подойдя к нам, он улыбается, пожимает нам руки, оглядывает оценивающе с головы до ног, как бы спрашивая, всерьез ли мы интересуемся Газпромом. И, кажется, решив, что всерьез, приглашает в беседку. Садится так, чтобы быть спиной к стене и лицом ко входу, и принимается рассказывать.
Он рассказывает медленно. Он уважительно перечисляет всех своих предшественников в кресле министра газовой промышленности СССР. Он до сих пор называет экономику народным хозяйством. И, кажется, повинуется какому-то советскому еще канону повествования о трудовых свершениях: должна быть романтика трудового подвига, должны быть хорошие парни с открытыми и честными лицами, должно быть светлое будущее, а конфликты, если они и случаются, должны быть конфликтами хорошего с лучшим. Словно иллюстрируя этот советский постулат, что людьми движут исключительно добрые помыслы, Черномырдин говорит:
— На местах поначалу от газа отказывались: «Нет, какой газ! Мы же все тут взорвемся!» — и продолжает с пониманием: — естественно, к газу же привыкнуть нужно... А как привыкли, как подсели на него, потребность стала очень быстро увеличиваться. В 80-е годы в СССР во всех отраслях темпы роста падали, кроме нашей отрасли. Мы набрали такие темпы! Когда с газом начинаешь иметь де¬ло — уже не остановишься. Затягивает.
Интонация Черномырдина меняется, только когда повествование его доходит до времен перестройки. В его рассказе появляется новый тип персонажа — популист. Описывая те времена, когда Генеральным секретарем ЦК КПСС стал Михаил Горбачев, Черномырдин говорит:
— Сначала у всех нас была эйфория. После Андропова, после Черненко вдруг приходит молодой симпатичный Михаил Сергеевич, говорит без бумажки — у всех был восторг. Правда, потом оказалось, что разговоров намного больше, чем дел. Я ведь тогда, в конце 80-х, был членом ЦК, участвовал в работе всех пленумов. Мне довольно скоро стало все понятно. Разговоры все — о плюрализме, о демократии. Когда начали избирать руководителей на предприятиях, для меня на сто процентов стало ясно, что мы рухнем. Уже первая волна выборов директоров заводов смела настоящих руководителей. Пришли популисты. Тогда я решил, что нужно что-то делать, как-то спасать газовую промышленность.
Черномырдин рассказывает, а тем временем к нам в беседку приходит немолодая женщина в переднике и приносит чай. Она разливает чай по стаканам в подстаканниках, как принято было в Советском Союзе. А к чаю она подает нам сушки с маком и пастилу. Такие же сушки и такая же пастила продавались в советских булочных и были любимым лакомством не только потому, что с лакомствами в те времена в Советском Союзе дела обстояли плохо, но и потому еще, что пастила действительно вкусная, сушки — действительно великое изобретение отечественных хлебопеков, а чай из стаканов в подстаканниках действительно приятно и, главное, удобно пить.
— Пейте чай! — говорит Черномырдин.
И этот маленький эпизод с чаем лучше любых слов объясняет его логику: если строишь демократию, если стремишься к плюрализму, если исповедуешь европейские ценности, неужели обязательно отказываться от привычки пить чай из стаканов с подстаканниками? Неужели обязательно отказываться от сушек и пастилы? Неужели обязательно разрушать хорошо отлаженную и исправно работающую отрасль, как говорит Черномырдин, народного хозяйства?
В сущности, Черномырдин рассказывает нам о том, как свершилось чудо: Советский Союз распался, а газовая отрасль советской промышленности — нет. В результате либерализации цен большинство советских предприятий обанкротились, были задешево проданы людям с сомнительной репутацией, а газовые предприятия — нет, остались в собственности государства, служат всеобщему благу. Черномырдин рассказывает, и его рассказы оставляют только один неразрешенный вопрос: почему же он, Черномырдин, свершивший это чудо, не возглавил страну, не стал лидером нации, а отправлен хоть и в почетную, но ссылку, или, если хотите, хоть и на почетную, но пенсию?


ГОРОДА ГАЗПРОМА

Мы едем на Ямал. Здесь, на полуострове Ямал, почти все города построены ради газа и на газовые деньги. Поселения, строящиеся в последнее время — это просто газовые гарнизоны. В них нет постоянных жителей, жители сменяются вахтовым методом, раз в месяц или два. Здесь нет ни государственной администрации, ни самоуправления. У поселка Новозаполярный, например, нет мэра — все здесь менеджеры и сотрудники Газпрома. В
Новозаполярном слово «Газпром» или его символ — буква G в форме горелки — смотрит отовсюду, словно глаз Большого брата. Газпром здесь и на уличных плакатах, и в витринах магазинов, и на тарелках и ложках в ресторане, и на мебели в гостинице, на ручках, зажигалках и официальных бумагах. Единственный банк здесь — это “Газпромбанк”. В Новозаполярном жалеют, что в поселке нет церкви. А вот в соседнем Ямбурге ее построили — там есть «Газпром-церковь».
Только старые, советские еще города, вроде Нового Уренгоя или Надыма, напоминают здесь привычные населенные пункты. В Новом Уренгое даже есть четыре высших учебных заведения — самые северные в мире, единственные, расположенные в вечной мерзлоте. В Новом Уренгое живет больше 100 тысяч человек. И все они жалеют, что предшественник Черномырдина, бывший министр газовой промышленности Сабит Оруджев, выбрал для города именно это место. Город стоит на возвышенности, продувается всеми ветрами и удален от транспортных развязок. Многие уверены, что если бы можно было передвинуть Новый Уренгой километров на двадцать в сторону, жизнь была бы намного счастливее.
В городе, правда, есть железная дорога, но она не действует. Строительство дороги Салехард — Игарка началось еще в 1949 году. Но после смерти Сталина объявили амнистию, и строить железную дорогу стало некому, потому что работать в вечной мерзлоте не соглашались никакие строители, кроме заключенных. Строительство прекратили и дорогу забыли. Ее и сейчас называют «мертвой дорогой». И жители втайне жалеют о той амнистии.
Здесь рассказывают, что Виктор Черномырдин, будучи еще министром газовой промышленности СССР, всякий раз, когда прилетал на вертолете инспектировать окрестности, бывал очень Новым Уренгоем недоволен. Он считал, что поселки должны быть только вахтенными, а постоянных жителей на вечной мерзлоте быть не должно. Постоянные жители сейчас вроде бы даже обижены на Черномырдина за эти слова. У них на улицах висят плакаты: «Новый Уренгой — мое будущее».
При этом никто не собирается встречать здесь старость — каждый копит на квартиру в Москве, Петербурге или другом крупном городе, чтобы при первой возможности все бросить и уехать туда, где по восемь месяцев в году не длится полярная ночь. До недавнего времени в Новом Уренгое не было даже кладбища. Никто не хотел здесь умирать. Но недавно кладбище появилось, потому что уехать удается не всем.
Здесь у газовиков своя картина мира и свой газпромовский язык. Они всегда говорят «добыча» с ударением на первый слог. Весь остальной мир, не занятый добычей газа, они называют «Земля». Вахтовики все время или приехали с «Земли» или собираются «на Землю» — будто бы они космонавты. Но место работы на здешнем языке называется не «Космос», а «Север».
Единственные, кто здесь живет как бы вне империи Газпрома, — это ненцы, коренной народ Ямала. Они зависят не от газа, а от своих оленей.
— Еще непонятно, кто кого пасет, — шутят газовики, — олени ведь довольно непокорные животные. Они сами по себе кочуют и мох едят. Съели в одном месте — переходят в другое. А ненцы с ними — следят, чтобы те не разбежались.
Иногда ненцы подъезжают к городкам газовиков — за продуктами и за водкой. Вахтовики, недавно прилетевшие с Земли, высыпают на крыльцо и просят у ненцев разрешения сфотографироваться с оленями. На газовых промыслах ненцы обычно не работают. Нам рассказывали про одного ненца-специалиста, который закончил институт, проработал полтора года мастером на добыче газа, а потом все бросил — и ушел пасти оленей. Старым знакомым он объяснял так:
— Вот вы встаете, когда вам скажут, идете туда, куда вам скажут, делаете то, что вам скажут. Я так полтора года прожил — для меня мука. А здесь я сам себе хозяин.
Газовики пожимают плечами. И добавляют:
— Вообще-то понять его можно.
Рассказывая о своей работе, газовики начинают всегда с северной романтики, а оканчивают всегда деньгами.
Когда мы с мастером Михаилом Вольновым поднимаемся на буровую вышку, его сотрудники разговаривают между собой:
— Освоение нового месторождения, отжиг газа — это для зверей счастье. Звери сбегаются со всей тундры погреться. Олени, лисы, песцы — все подряд.
— Да ладно, это освоители врут. Когда первый газ выходит, всю землю так трясет — кажется, вот-вот всех убьет. Какие уж тут звери? Будь я зверем — бежал бы подальше от этого газа. Хотя кто их знает? Может, и не врут.
— Да, в такой момент, когда газ прет, чувствуешь, чего надо боятся. Природы. Газ — это же природа. Он ведь живой почти.
— Точно. Жара такая стоит, что можно зимой, даже в минус сорок, в трусах ходить.
Мы лезем на буровую. Льет мелкий дождь, небо целый день закрыто черными тучами. Ветер на вышке такой, что, кажется, сейчас оторвет голову. Самый любимый газовиками сезон. Осень. Начало августа.
— А вам повезло, что сейчас приехали. И не мороз, и не жарко, и ни комаров нет, ни мошки, — любуются газовики природой.
Но популярная газпромовская пословица, которую, говорят, придумал бывший заместитель председателя правления Вячеслав Шеремет, гласит: «О чем бы вы ни говорили, вы говорите о деньгах». И очень скоро разговоры про природу сменяются разговорами про деньги.
— А что погода? Что мороз? — говорит Вольнов. — Нас мороз не пугает, лишь бы платили, — и снова разговор возвращается к газовой романтике. — Но даже если зарплаты нет, народ все равно не разбегается. Куда же ты денешься, если ты буровик? Вот в 90-е не платили ничего, а я все равно не ушел. Торговать идти — западло. Я ж буровик! А буровиком родиться надо. Это от Бога, — и снова обращается к деньгам. — Перерабатывать нам тут, конечно, не дают. Бухгалтерия у нас тут строгая — за переработку не платит. Но мы в рамках дозволенного стараемся работать по максимуму.
На буровой работают в любую погоду. На других участках — на освоении, добыче, ремонте — есть ограничения. Когда холоднее, чем – 48°С, газовики не работают. И проблема даже не в людях.
— Человек-то все выдерживает, а металл рушится, — рассказывают нам, — когда ниже минус сорока восьми градусов, он становится хрупкий. Поэтому никакой ремонт вести нельзя. А человек-то все стерпит.
Зимой здесь обычно температура не поднимается вы¬ше – 40. Ветер сбивает с ног. Чтобы дойти от машины до крыльца офиса, нужно мужество. На буровой к вышке из жилых вагончиков ходят по веревке и только группами — а то ветер свалит в канаву, и до весны никто тебя уже не найдет. Промысловики приезжают сюда на месячную вахту кто откуда: из Москвы, Уфы, Тюмени, Краснодара. Нарочно рвутся, пусть даже оставляя на Новый год жен и детей одних. Ведь оплата на промысле зависит от выполненного плана: чем больше газа добыто, тем больше денег. А зимой газа всегда нужно больше, поэтому зимние месяцы — самые хлебные, самые выгодные.
— Мы как любим говорить: трудимся почти в боевых условиях, — хвастаются газовики. — То, с чем мы работаем, горит, взрывается и отравляет. Как на войне. Поэтому так и воюем. Такое оно счастье газовика — как можно дольше терпеть. Кто дольше всех вытерпит — будет самым счастливым.
И нельзя понять, держит ли здесь людей любимая работа или высокая зарплата. И нельзя понять, стали бы люди заниматься любимой работой без высокой зарплаты. И не надо думать, будто в том, что люди хотят заниматься любимой работой, получая за нее высокую зарплату, есть какое-то противоречие. Сергей Дегтярев, замначальника по производству на месторождении Новозаполярное, уверяет, что главное, что тянет газовиков на Север — это драйв, но, рассказывая про драйв, неминуемо сворачивает и на деньги:
— Когда один промысел запустили, потом второй, такой драйв был! Захватывало. Сейчас тоже хорошо — у нас просто золотые времена — надо просто не мешать проходу газа. Он так и прет. А вот с 2012 начнется ком¬прессорный период — там будет более жестко. Но к этому моменту мы тут хорошо разовьемся. Скоро бассейн построят. Тренажерный зал у нас уже есть, теннис, волейбол. Социалка очень хорошая. За каждого родившегося ребенка платят очень большие деньги. Путевки бесплатные каждый год. Кредиты льготные. Очень затягивает. Каждый, конечно, в мыслях хочет свободы. Но социальный пакет держит.


ИНСТИНКТ СОХРАНЕНИЯ

Егор Гайдар, бывший и.о. премьер-министра, если спросить его, как и зачем Черномырдин создал Газпром из советского газового министерства, отвечает:
— Черномырдин не глупый. Он понимал, что старая министерская система управления разваливается. Советское министерство — это была система, жестко привязанная к авторитарной власти. Министерство жило, пока выполнялись команды. Для того чтобы выполнялись команды, нужна вооруженная власть. Каждый человек должен был понимать, что если он не станет выполнять команд, вооруженная власть посадит его в тюрьму или убьет. Как только вооруженная власть ослабла, управлять командными методами стало невозможно. А она ослабла к середине восьмидесятых годов. И Черномырдин придумал, что ради сохранения газовой отрасли за¬ставлять людей работать можно не силой, а из интереса. Он придумал, что человек будет работать не потому, что его иначе посадят в тюрьму, а потому что ему кажется, будто ему самому выгодно выполнять указания, полученные от начальства.
На самом деле словом «придумал» Гайдар описывает сложнейшую реорганизацию огромной структуры, которая и сейчас-то включает в себя полмиллиона человек, а в советское время включала на треть больше. Прежде чем начать реформы, Черномырдин стал возить своих подчиненных на Запад: в Германию и Италию.
— Я в то время говорил, — вспоминает Черномырдин, — что мы должны систему такую сделать, чтобы, даже если дурак придет, и он не смог бы ее разрушить. Мы изучали все системы мира и брали все лучшее: и по технологиям, и по оборудованию. Чтобы невозможно было ее сломать, система должна быть дуракообразной!
За образец для подражания он взял ENI — итальянскую государственную газовую компанию.
— Главным препятствием, — вспоминает Черномырдин, — был Рыжков.
Николай Иванович Рыжков. Предпоследний председатель Совета министров СССР. В историю этот главный экономист перестройки вошел, в том числе, благодаря своему публичному заявлению, будто он плачет по ночам, когда думает о том, как растут цены. Газеты потом долго выходили с карикатурами на плачущего Рыжкова. Рыжков плакал, а цены его не слушались, и Рыжков не понимал, что цены не будут слушаться его уже никогда. Однако в 1989 году, когда Черномырдин превращал свое министерство в концерн, решение зависело от Рыжкова.
Черномырдин рассказывает, что приходил к Рыжкову со своей идеей газового концерна несколько раз. Рисо¬вал схемы, объяснял, говорил-говорил-говорил до позд¬него вечера. В конце одного из таких разговоров Рыжков спросил:
— То есть, я понял, что ты министром не хочешь быть? — он все еще верил, что нет лучше занятия, чем быть в Советском Союзе министром.
— Нет, не хочу, — отвечал Черномырдин.
— И не будешь членом правительства? — недоумевал Рыжков. — И понимаешь, что лишаешься всего? Дачи, привилегий?
— Да, понимаю.
— Сам?
— Сам. Пойми, Николай Иваныч, не надо сейчас уже быть министром. Мы сделаем компанию.
Рыжков сомневался.
— У тебя сейчас сколько замов? — спрашивал он.
— Три первых и восемь простых, — отвечал Черномырдин.
— Ну вот, если я тебя отпущу сейчас, ты завтра возь¬мешь себе двадцать заместителей!
— Почему? Не надо мне двадцать. Два зама — и хватит.
Черномырдин уехал от Рыжкова за полночь, оставив председателя Совета министров в полной уверенности, что министр газовой промышленности сошел с ума. Черномырдин ехал в министерство, где его ждали два зама, посвященных в замысел: Рем Вяхирев и Вячеслав Шеремет. Уже в машине раздался звонок: «Завтра вопрос о преобразовании министерства газовой промышленности в госконцерн будет обсуждаться на президиуме Совета министров». Остаток той ночи 1989 года Черномырдин, Вяхирев и Шеремет думали, как представить свою авантюру президиуму. Черномырдину удалось заранее договориться только с зампредом Совета министров Батаниным. Тот пообещал: «Я и помогать не буду, потому что я против, но и возражать не стану».
И слово свое сдержал. Речь Черномырдина в Совмине выслушали молча. Реакция остальных членов правительства была недоуменной. И вдруг слово взяла Александра Бирюкова, зампред Совмина, курировавшая легкую промышленность.
— Я выслушала все, что сейчас докладывал министр, — так вспоминает сейчас ее слова Черномырдин, — и я ничего не поняла из того, что он говорил. Но хочу сказать: а почему бы нам не попробовать? Чего мы боимся? Мы его хорошо знаем. К нему никогда никаких претензий не было. Если у него не получится — мы ему голову оторвем и вернем все на свои места.
Совету министров СССР оставалось существовать меньше двух лет, самому Советскому Союзу оставалось существовать меньше двух лет. А члены президиума верили, будто могут еще кому-то оторвать голову и что-то вернуть на свои места. На самом деле они не могли уже ничего. Вскоре после того как Газпром перестал быть министерством, председатель Совета министров СССР Рыжков выступил на заседании Верховного совета и заявил с трибуны, что все цены в СССР искусственно занижены, и их нужно повысить минимум в два раза, а на хлеб — и вовсе в три. В считанные часы по всей стране товары пропали с прилавков. В стране была введена карточная система. А 26 декабря 1990 года 61-летний Рыжков ушел на пенсию. На посту советского премьера его сменил Валентин Павлов. Павлов в надежде справиться с экономическим кризисом попытался было провести денежную реформу, но выйти из кризиса реформа не помогла, а только озлобила людей, потерявших на этой реформе деньги.
Советский Союз довольно быстро распадался. Правительства многих республик откровенно саботировали решения союзного кабинета министров, объявляя их вмешательством в свои внутренние дела. Только Газпром пока еще надежно контролировал все свои трубы и месторождения на территории всего СССР.
19 августа 1991 года советская власть предприняла по¬следнюю попытку сохранить себя. Вице-президент СССР Янаев, председатель КГБ Крючков и министр обороны Язов попытались совершить переворот и отстранить от власти президента СССР Михаила Горбачева. Их поддержал и премьер Павлов. Попытка провалилась, причем противостоял заговорщикам не президент Горбачев, взятый под домашний арест на своей крымской даче, а президент России Борис Ельцин, сумевший организовать сопротивление на улицах Москвы и получивший поддержку народа, а потом и армии.
Фактически с этого момента Советский Союз перестал существовать вместе со всеми своими министерствами. Юридически Советский Союз перестал существовать в декабре 1991 года, когда президенты России и Украины Борис Ельцин и Леонид Кравчук и председатель Верховного совета Белоруссии Станислав Шушкевич подписали Беловежское соглашение.
Газпром, добывавший больше 800 миллиардов кубо¬метров газа в год и занимавший первое место в мире по объемам добычи, имевший сеть газопроводов длиною
160 тысяч километров, владевший 350 компрессорными станциями, 270 промысловыми установками комплексной подготовки газа, несколькими тысячами скважин и десятками подземных хранилищ, потерял треть трубопроводов, треть месторождений и четверть мощности компрессорных станций.
Но — в отличие от Советского Союза и любого из его министерств — продолжал существовать.

Рецензии Развернуть Свернуть

«Газпром» на экспорт

20.06.2008

Автор: Сергей Князев
Источник: Книжная ярмарка ДК им. Крупской


Один знакомый издатель хвастался, что придумал забойный зачин для всемирного бестселлера: «Президент Российской Федерации уже несколько часов почтительно ожидал, когда его пригласят в кабинет председателя правления «Газпрома». Не знаю, напишут ли когда-нибудь роман, открывающийся таким образом, но вот обозреватель «Коммерсанта» Михаил Зыгарь, экс-коммерсантовец, а ныне колумнист «Ведомостей» Валерий Панюшкин и примкнувшая к ним спецкор тех же «Ведомостей» Ирина Резник и вправду сварганили международный хит с недвусмысленным рефреном: «Газпром» сегодня — это контролирующий акционер ЗАО «Российская Федерация». Мы об этом в общем и раньше догадывались, но интересно же, как и почему это случилось. За месяц до русского издания эта документально-расследовательская книжка вышла в Германии, а в ближайшие месяцы, уверяют знающие люди, стараниями ушлейшего литературного агента Галины Дурстхоф она будет опубликована французском, венгерском, польском, словацком, эстонском, литовском, украинском языках — то есть в тех странах, которым Россия как раз и поддает газу от всей души. Авторы прошлись по реперным точкам истории «Газпрома»: возникновение концерна, укрощение НТВ, трастовый договор Вяхирева, который, если верить Немцову, в свое время едва не прикупил «Газпром» за миллион долларов; как, глядючи на «Газпром», облизывался Березовский; пришествие Миллера, газовые войны, финансово-политические шашни с партиями власти, о тношения с «Итерой», «РосУкрЭнерго» и прочими рыбами-прилипаламии т. д. Написано интересно, ярко, где-то даже остроумно, со множеством живых сценок. Ну вот, например, как в начале девяностых отфутболивают президента Туркмении, что клянчит у «Газпрома» часть валютной выручки: « — Да не продаем мы ваш газ в Европу. В Европу мы продаем российский газ. А туркменский идет на Украину, в Грузию, Армению. Вот с ними и разбирайся. Пусть они тебе и платят. — А как вы различаете газ-то? Он же в трубе смешивается… — совсем уже смутился Ниязов. — Мы — различаем, — отрезал Рем Вяхирев». Неожиданна и абсолютно искренна симпатия авторов книги к одному из главных ее персонажей — Черномырдину, который (ты не поверишь!) предстает в книге мудрым стратегом и хитрым тактиком, да еще вдобавок незлым и порядочным начальником. Это именно он догадался на излете советской власти превратить Министерство газовой промышленности в супер-предприятие, а при власти антисоветской поистине виртуозно, что твой Труффальдино, при всей своей внешней краснодиректорской дубоватости — служил двум господам, умело сочетая интересы родной монополии и правительства — дескать, что хорошо для «Газпрома», то хорошо и для страны. И наоборот. «— Черномырдин придумал (это говорит Егор Гайдар. — С. К.), что ради сохранения газовой отрасли заставлять людей работать можно не силой, а из интереса. Он придумал, что человек будет работать не потому, что его иначе посадят в тюрьму, а потому что ему кажется, будто ему самому выгодно выполнять указания, полученные от начальства… Словом «придумал» Гайдар описывает сложнейшую реорганизацию огромной структуры, которая и сейчас-то включает в себя полмиллиона человек, а в советское время включала на треть больше. Прежде чем начать реформы, Черномырдин стал возить своих подчиненных на Запад: в Германию и Италию. — Я в то время говорил, — вспоминает Черномырдин, — что мы должны такую систему сделать, чтобы, даже если дурак придет («человек из Питера», как называют Миллера авторы, придет через сто страниц. — С. К.), и он не смог бы ее разрушить. Мы изучали все системы мира и брали все лучшее: и по технологиям, и по оборудованию. Чтобы невозможно было ее сломать, система должна быть дуракообразной!» Дуракообразная получилась система или нет, мы на самом-то деле знать не можем, но то, что именно «Газпром» скреплял, объединял страну, когда ее не объединяло ничто кроме нищеты, и что именно «Газпром» не позволил стране развалиться, — судя по всему, факт. При всех своих достоинствах, это, конечно, не книга в жанре «Все, что вы хотели знать о …, но не знали, где искать». Авторы умудрились, сочиняя труд о «Газпроме», так и не дать непосредственного комментария деятельности нынешнего председателя правления концерна. Тема «Путин и «Газпром» заявлена дерзко, но по большому счету так и не раскрыта, а сюжет «Газпром» в «Зените» (я уж не говорю о других спортивных активах монополии: хоккейном СКА, баскетбольном «Спартаке») вообще необъяснимо отсутствует. Зато многовато публицистичности, которой так и сочатся впрямую не связанные с темою книги гневные многостраничные филиппики в адрес Лукашенко и Туркменбаши. «Раба любви» к Ходорковскому Валерий Панюшкин, известный слезоточивой книжкой про опального олигарха, верен себе и периодически, как и в прошлый раз, восклицает: «Господа, вы звери, господа!» Хотя, конечно, история о том, как Россия продала безумцу Ниязову в рабство людей, имевших двойное — российское и туркменское — гражданство, в обмен на выгодные газовые контракты, будет посильней, чем платежная ведомость газпромовского топ-менеджмента. И понятно, что книжку эту — неполную, поверхностную, порою невыносимо конъюнктурную и тенденциозную, откровенно ориентированную на зарубежную публику, и вместе с тем прелюбопытную и для нас — вынужден будет приобрести каждый, кто хочет знать, что, как и почему в современной России происходит. А не будут брать — отключим газ.

Затрубная жизнь

14.02.2008

Автор: Владимир Цыбульский
Источник: gazeta.ru


Источник — http://www.gazeta.ru/culture/2008/02/14/a_2636720.shtml    Тон книги «Газпром: новое русское оружие» задает предостережение Гайдара. Он кричит в предисловии авторам Валерию Панюшкину и Михаилу Зыгарю: «Вы понимаете, что вас убьют?». «Мы не понимаем», – беспечно отвечают авторы и отправляются гулять по минному полю «Газпрома». Читатель пугается вместе с Гайдаром. Действительно – перелистнешь страницу – и все взлетит на воздух. Книга, авторы, герои и он сам, читатель. Страница перелистывается. Ничего не взрывается. Напряжение, тем не менее, растет. Читатель, раскрывший труд известных независимостью журналистов, ждет разоблачений. Он и так знает – что «Газпром» – это труба, в которой газ превращается во власть и деньги. Интересует не процесс, а результат. Кому, как, когда и сколько. Желательно с указанием счетов и конкретных сумм. Если не за это убивают, тогда о чем вообще речь? О разном. Например, о людях, которых мы подозревали и которым доверяли. Они открываются с неожиданной стороны. Или о последствиях применения оружия «Газпрома» на сопредельных территориях. По ним угадывается наше настоящее. И, возможно, будущее. С разоблачениями тоже не просто. И совсем не прямо. Ждешь их, ждешь, вдруг ловишь себя на том, что вслед за авторами начинаешь интересоваться совсем другими вещами. Так что когда разоблачение, наконец, случается, оно тебя и не радует даже. Такой вот текст – парадоксов друг. Где-то – литературный очерк с невольным сочувствием героям. Где-то повествование о суровых заполярных буднях буровиков, смутно напоминающее куваевскую «Территорию». По большей же части – взгляд на новейшую российскую историю через газовую трубу. Труба – непрямая. Многое видится в непривычном ракурсе. Например, наводят авторы трубу на Виктора Степановича Черномырдина. И вместо туповатого и косноязычного напыщенного премьера мы видим прозорливого и умного руководителя, создавшего перед развалом СССР первый и единственный концерн, неподвластный плановой экономике. Союз рухнул. Концерн выжил. Обломки России удержались на нем. И сложились в новую страну. Такой спасительный газовый крюк. На нем ЧВС и дотащил нас до 1998 года. Позже с него нас перевесили на чекистский. Или вот Рэм Вяхирев. Человек, едва не приватизировавший «Газпром» за какие-то копейки. С которым сражались безуспешно Ельцин, Немцов, Березовский. Ему, оказывается, «Газпром» в качестве личной собственности даром был не нужен. Его грело отождествление себя с этим добывающим и перегоняющим монстром. Повороты трубы в книге – как повороты судьбы. Один и тот же человек в них двоится, становится не похожим сам на себя. Немцов в конце девяностых в ранге министра топлива и энергетики – борец против приватизации «Газпрома» с Вяхиревым и Березовским. Взгляд же сквозь трубу 2007 года показывает жалкого субъекта и дает авторам право сравнить Борис Ефимыча с моськой, лающей на слона. «Газпром» в тексте гипнотизирует и завораживает. Он и оружие, и демон, и страна в стране. Со своими гражданами, армией, банками, самолетами, газетами, больницами и детскими садами. Тем, у кого в России двойное гражданство – российское и «газпромовское», – явно повезло. Например, топ-менеджерам газового гиганта. О чем бы их авторы ни спрашивали – они все время улыбаются. Улыбки эти заразительны. Иногда кажется, что авторы ими заразились. То, что обеими странами управляет один и тот же человек, прямо не говорится. Но намекается. В книге вообще очень много намеков и взаимоопровергающих слухов. Так создается картина того, что знать опасно, но хочется. Путин скользит по страницам, как тень, и исчезает за очередным поворотом трубы, бормоча озабоченно про воровство. Вдогонку ему летят известные уже факты о подотчетных друзьям президента банке «Россия» и трейдерской компании Gunvor – об этих черных дырах, в которые утекают («как говорят») медиа-активы и миллиарды газового гиганта. История «Газпрома» в изложении Панюшкина и Зыгаря – пока еще не история. При всем напряжении и скрытой динамике – картинка довольно статична. Описание причин и механизмов газовых войн двухлетней давности можно датировать сегодняшним числом. Газ веселит диктаторов и удручает европейцев в год выхода книги так же, как и пять и восемь лет назад. История пока – современность. Папки с грифом «Секретно. Вскрыть через 50 лет» даже не отправлены в архив. Может быть, и папок таких нет. И потому в книге нет принципиально новых фактов и секретных данных о стране «Газпром». А вот уже известные и открытые – систематизированы довольно полно и не без остроумия. Причем так, что каких бы взглядов читатель ни придерживался – он всегда найдет поворот трубы, через который сможет увидеть ту картину, которая ему ближе. В послесловии соавторы облегченно вздыхают. Им удалось разобрать оружие «Газпром» до винтика и не взорваться. «Возможно, – самокритично замечают они, – мы не дошли до взрывателя… и вообще не поняли, как эта штука работает». Возможно. Тем не менее журналисты настаивают: «Газпром» – как автомат Калашникова. Не хорош, не плох. Все зависит от того, в чьих руках он окажется. Версия, по которой эта штука, перейдя в новые руки, оружием быть перестанет и будет просто добывающей и доставляющей потребителю газ компанией, авторами не рассматривается. Видимо, как совершенно фантастическая и в документальной книге – неуместная. 

Газпром: Новое русское оружие

15.02.2008

Автор: Константин Мильчин
Источник: Тайм-Аут


Книга о главной российской газовой компании написана по всем канонам приключенческого романа. Все начинается с предостережения, которое бросил авторам Егор Гайдар: «Зачем это вам? Вы понимаете, что вас убьют? Вы понимаете, куда вы лезете?» Дальше Михаил Зыгарь и Валерий Панюшкин отправляются в путешествие. Сперва во времени: нам рассказывают, откуда есть пошел «Газпром», как он рос, как наливался непрофильными активами и становился все более могучим. Потом в путешествие по пространству: соавторы летят на Ямал смотреть на новые месторождения, проходят со строителями по маршруту будущего газопровода «Nordstream». Дальше — больше: Зыгарь и Панюшкин наблюдают за разгоном демонстрации в Минске. «Каждую девушку четверо бойцов брали за руки и за ноги, раскачивали и с расстояния метра в четыре бросали головой вперед в открытую дверь автобуса. Девушки ударялись лицом об обитые железом автобусные ступени». Не забывают рассказать про узбекский Андижан: «У нас под ногами звенели гильзы крупного калибра. В придорожных канавах лежали трупы». Казалось бы, при чем здесь «Газпром»? А кто лучший друг всех авторитарных режимов, как не «Газпром», который поддерживает всех самых разных диктаторов в обмен на доступ к трубопроводам и месторождениям? Заканчивается книга встречей с мудрецом, Владимиром Шахриным из «Чайфа», который открывает человечеству глаза на «Газпром» и газпромовцев: «Было бы здорово, только если бы они понимали, что добывают из-под земли наш газ. И я боюсь, они этого не понимают». Авторы то пугают, то развлекают, то заставляют читателя пустить слезу, то сжать кулаки в бессильной злобе. Причем выводов в книге нет, мол, мы собрали материал, разложили его по полочкам, а решать вам. Сейчас только ленивый не говорит, что политическая журналистика в России если не умерла, то, по крайней мере, лежит в коме. Стало не модно серьезно писать о проблемах страны и мира, читатель хочет получить развлечения даже на страницах ведущих деловых газет. За стиль изложения авторам можно простить даже то, что тема, по сути, не раскрыта: книга Зыгаря и Панюшкина в общем-то не про «Газпром». Это интересный взгляд двух журналистов на историю России, которая, по их версии, насквозь пропитана газом. Средневековые алхимики искали универсальную субстанцию, способную превратить песок в золото. Зыгарь и Панюшкин нашли философский камень современной российской истории — газ. «Газпром» — это не более чем повод.

Газовые души

05.05.2008

Автор: Реваз Резо
Источник: Журнал Деньги №17(672)


Возможно, жанр хвалебной рецензии будет выглядеть слегка странновато. Но придираться к мелочам вроде опечаток в данном случае тоже не хочется. Правда, есть и откровенно смешные опечатки. Например, в украинском издании книги "Газпром. Новое русское оружие" (а вышла она одновременно на нескольких европейских языках) Михаилу Зыгарю в аннотации приписали авторство "Войны и мира". Между тем сборник его репортажей из "горячих точек", выпущенный издательством "Ъ" прошлой осенью, назывался "Война и миф". Безусловным достоинством книги является то, что в ней впервые реализован драматургический принцип рассмотрения истории страны через историю одной компании. Принцип, кстати сказать, авторами абсолютно осознанный, даже проговоренный несколько раз, отчего слегка навязчивый. Но выбор именно "Газпрома" для реализации этой идеи настолько точный, а сама реализация настолько динамичная и захватывающая, что все остальное можно списать со счетов. Конечно, в упрек книге можно было бы поставить то, что для любого читателя, представляющего себе, кто такие Валерий Панюшкин и Михаил Зыгарь и как они пишут, по ходу чтения становится очевидно, какие куски написаны одним автором, а какие — другим. Однако на самом деле изящные и эмоциональные литературные пассажи Панюшкина и по-журналистски бойко изложенные расклады закулисных перипетий в исполнении Зыгаря лишь дополняют друг друга, смена ритма повествования только помогает читателю одолеть все 250 страниц, что называется, взапой. Впрочем, заставляют страница за страницей проглатывать текст и не испытывать пресыщения и персонажи. Сказать, что под известными именами и фамилиями в книге действуют совершенно живые, обладающие характером, привычками, слабостями и прочими атрибутами литературных персонажей герои,— это почти ничего не сказать. Черномырдин, Вяхирев, Ельцин, Чубайс, Гайдар, Березовский и Патаркацишвили, Немцов и Путин, Туркменбаши и Лукашенко, Ангела Меркель и Алексей Миллер, Герхард Шредер и Альфред Кох, Евгений Киселев и Владимир Гусинский и даже сам Дмитрий Анатольевич Медведев — все они гротескно ярки и прописаны в лучших традициях классической русской литературы. Впрочем, тут заметно влияние не столько Льва Николаевича Толстого, сколько Николая Васильевича Гоголя. Возможно, прямые аналогии между, например, Чичиковым и Путиным, Маниловым и Вяхиревым, Ноздревым и Туркменбаши или Плюшкиным и Лукашенко не совсем уместны. Однако ощущение, что читаешь некоторый адаптированный к современности вариант "Мертвых душ" все-таки возникает. Да и сам газ как нечто летучее, почти не существующее, но дорого стоящее и придающее его обладателю не только значимость, но и мощь вызывает ассоциацию с мертвыми душами. Как известно, авантюра Чичикова закончилась крахом. Как бы и авантюра с газом не закончилась для России чем-нибудь таким же.

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: