Мемуары графини Потоцкой. 1794–1820

Год издания: 2018

Кол-во страниц: 220

Переплёт: Твердый

ISBN: 978-5-8159-1506-0

Серия : Биографии и мемуары

Жанр: Воспоминания

Новинка
Рекомендованная цена: 360Р
Внимание! Доступен только самовывоз!

Дочь графа Тышкевича, внучатая племянница последнего польского короля, жена сенатора, Анна Потоцкая (1779—1867) самим своим происхождением была предназначена для роли, которую играла в польском и во французском обществе. Красивая, яркая, умная, отважная, она очень любила свою несчастную родину и, не теряя надежды на ее возрождение, до конца оставалась преданной Наполеону, с которым эти надежды связывала.

Воспоминания ее оканчиваются с первым браком, в 1820 году, и охватывают весь период правления Наполеона и участие Польши в европейских войнах. Любопытны, свежи и непривычны современному глазу характеристики Наполеона, Марии Луизы, Александра I, графини Валевской, Мюрата, Талейрана, великого князя Константина, Новосильцева и многих других представителей беспокойной эпохи, о которой графиня так горько говорит в эпилоге: «О, сколько радостных восклицаний, отчаянных криков смешалось там, в этой бездонной глубине!»

Почитать Развернуть Свернуть

Часть первая

Воспоминания юности 

Замок в Белостоке

(1794)

 

Почему графиня начала писать свои воспоминания — Маркграфиня Байрейтская — Последний польский 

король  — Белосток — Краковская кастелянша — 18 апреля 1794 года — Взятие Праги русскими 4 ноября

1794 года

 

Это было в 1812 году. Я только что прочитала необыкновенные мемуары маркграфини Байрейтской, появление которых, по словам Наполеона, знаменовало собой вторую Йену для Брандебургского дома: столько мерзостей и дрязг раскрыла эта книга. Я была тогда очень молода, и мной овладело желание записывать свои воспоминания по мере того, как я буду стариться. В это время мемуары не фабриковались дюжинами, а авторы их писали более или менее откровенно о том, чему сами были свидетелями. Мне казалось, что я, не хвастаясь, могу собрать материалы гораздо более интересные, чем те, которыми добрая маркграфиня обессмертила свое имя.

 Итак, я принялась за дело. Мало быть сестрой великого человека[1]; меня это иногда тревожило, так как я отлично понимала, что, читая ее мемуары, в массе грубых анекдотов искали прежде всего следы Фридриха II.

Хотя я тоже была «королевского рода», выражаясь стилем маркграфини, тем не менее я никогда не получала пощечин, не ела супа с волосами и ни разу не была арестована. Мы жили не в грязном и бедном княжестве, а в одном из великолепнейших замков континента, но это, конечно, не так интересно и не так пикантно, как то, что рассказывает маркграфиня о своей резиденции[2]. Как современница великого века, я основывала свои надежды, главным образом, на интересе, который вызывало то славное время.

Но излагать свои воспоминания и ни слова не сказать о себе — едва ли возможно; чтобы вызвать к себе доверие, необходимо прежде всего познакомить с собой читателя.

Моя мать [Констанция Понятовская] была племянницей нашего последнего короля  — Станислава Августа Понятовского. Благородная фигура этого монарха, величие его манер, ласковый и меланхоличный взгляд, серебристые волосы и красивые, слегка надушенные руки  — все это до сих пор живо в моей памяти. Время, к которому относятся эти воспоминания, совпадает с нашим последним несчастьем, третьим разделом Польши в 1784 году.

Моя мать последовала за королем в Гродно, куда он принужден был отправиться по настоянию русской партии. И там из окна маленькой комнатки, куда меня поместили вместе с гувернанткой, я каждое утро могла наблюдать выезд пленного короля. Русские солдаты так напугали мое детское воображение, что нужен был весь авторитет матери, чтобы заставить меня переступить порог комнаты, — хотя и не без сопротивления и слез с моей стороны.

Угрюмая тишина царила в замке, где все семейство короля собралось, чтобы сказать последнее прости несчастному, на которого императрица Екатерина сначала возложила корону, а затем — цепи. Увезенный в Петербург, он долгой и мучительной агонией искупил ошибки, совершенные по воле императрицы, ошибки, которыми она сумела воспользоваться с хитростью, беспримерной в истории[3].

При других обстоятельствах Понятовский с достоинством занимал бы престол. Его царствование составило эпоху в научных летописях. Он воскресил в Польше вкус к искусствам и литературе, задавленным владычеством саксонских курфюрстов, грубость которых породила во всей стране губительную реакцию и оскорбительную поговорку: «Когда Август пьет, Польша пьянеет!»

Станислав Понятовский, наоборот, находил удовольствие в занятиях благородных и полезных, проводя почти все свое свободное время в кругу ученых и художников. Обширное и разностороннее образование соединялось в нем с утонченным вкусом и умом, полным очарования. Легко владея как мертвыми языками, так и языками стран, по которым путешествовал, Понятовский в высшей степени обладал способностью пленять своих слушателей, умея в то же время самым искусным образом польстить национальному самолюбию или личному тщеславию своих собеседников. Он имел сердце благородное и возвышенное, великодушно прощал своих врагов, часто не зная границ своим благодеяниям. Но природа, столь щедро одарившая его как человека частного, отказала ему как государю в том, без чего нельзя царствовать: в силе характера и твердой воле.

После того как король уехал в Петербург, мы вернулись в Белосток, где жила моя тетка, краковская кастелянша [Изабелла Понятовская]— вдова графа Браницкого, краковского кастеляна, и сестра короля Станислава Августа Понятовского. Ее муж играл видную роль в Барской конфедерации[4], а в 1764 году числился среди других претендентов на польскую корону, но когда победа оказалась на стороне его beau frèr’a[5], он удалился в свои поместья и жил там по-королевски.

Я застала белостокский замок, когда он еще был убран с изумительным великолепием. Французские обойщики, выписанные за громадные деньги, украсили его такой мебелью, зеркалами и паркетами, какие не стыдно было бы поместить и в Версале. Ничто не могло сравниться с его большими гостиными и вестибюлями, украшенными мраморными колоннами. Этот замок видел в своих стенах знатнейших и высокопоставленнейших особ, посещавших Польшу. Император Павел, будучи еще великим князем, вместе с женой провели здесь несколько дней во время своего знаменитого путешествия по Европе. Расположение садов и парков, роскошь теплиц и оранжерей, великолепие и обилие померанцевых деревьев — все это делало пребывание здесь поистине царским. При жизни краковского кастеляна две труппы — французская и польская, — а также балетная, содержались на его средства, помогая коротать долгие зимние вечера. Театр, расписанный итальянским художником, мог вместить от трехсот до четырехсот зрителей. Он был построен отдельно от замка в начале Оленьего парка. Я еще застала его в довольно хорошем состоянии.

Вот как жили когда-то вельможи, принадлежавшие к противной правительству партии. Мне же остались лишь одни воспоминания, которые я заставляла пересказывать дряхлых слуг.

Вдова графа Браницкого, простая и скромная в своих вкусах, но благородная и великодушная в поступках, тратила на дела благотворительности такие же огромные суммы, как и ее муж на всевозможные празднества и удовольствия. Поддерживая с достоинством положение, которое принадлежало ей по рождению и замужеству, она никогда никому не отказывала в поддержке и самым тщательным образом скрывала многочисленные вспомоществования, оказываемые ею бедным и несчастным. Редко кто до такой степени олицетворял собой здесь, на земле, возможность подобного совершенства. Набожная без ханжества, добрая без слабости, гордая и в то же время мягкосердечная, твердая и чувствительная, делающая добро без хвастовства, великодушная и бескорыстная — она являла собой пример соединения всех добродетелей. Пожалуй, ей недоставало проницательности, но зато никто не обладал таким изящным слогом, таким благородством выражений, никто не умел придать столько блеска своим приемам и в то же время относиться с таким живым и деятельным участием ко всем, кто имел в ней нужду.

Дети мои, когда судьба приведет вас в Белосток, вспомните тогда о ней и обо мне: здесь мирно текли далекие дни моей юности, здесь был решен вопрос о моем браке и здесь же в первый раз я увидела смерть...

Моя мать редко оставляла любимую тетку, и я росла на ее глазах. Зиму мы обычно проводили в Варшаве, а на лето возвращались в этот чудный замок, но с того дня как король был увезен в Петербург, его сестра навсегда поселилась в своем поместье и уже не покидала замка, так что зима 1794 года была последней, которую мы провели в Варшаве.

Я отлично помню переворот, положивший конец нашей политической независимости. С всеобщего согласия Костюшко единодушно вручили командование армией, и он со всем пылом стал на защиту священнейших прав народа. Восемнадцатого апреля мы были разбужены шумом пушечной канонады и ружейной пальбой. Отца не было, и слуги, расхватав оружие, разбежались, бросив нас на произвол судьбы. Нам, женщинам, ничего не оставалось, как собраться на совет, и мы решили, что самый лучший способ избежать опасности — это спрятаться в погреб. Мы провели здесь целый день в полном неведении.

К трем часам дня ружейная пальба в нашем квартале прекратилась, и мы получили известие от короля, находившегося в замке: он советовал оставить город и попытаться добраться до замка. Мы не нашли ни кучеров, ни лакеев, хотя по загроможденным улицам могла бы, да и то с трудом, проехать лишь одна карета, и поэтому принуждены были пройти пешком все предместье Кракова, где несколько часов тому назад кипел бой. При виде поля, усеянного сотнями трупов, я содрогнулась от ужаса, но это было единственное тяжелое воспоминание, которое у меня тогда осталось. Пули свистели над нашими головами, однако меня это нимало не тревожило.

С этого дня и до взятия русскими Праги (4 ноября 1794 года) мы не покидали замка. А в Варшаве тем временем росло брожение. Все, что произошло в этот промежуток времени, совершенно изгладилось из моей памяти. Я лишь смутно помню, как мать однажды возила меня в лагерь Костюшко и я видела там красивых дам в маленьких шапочках, которые таскали в тележках землю для постройки укреплений. Я завидовала им, и уже тогда мое детское сердце билось, слушая рассказы о наших победах. Утром и вечером няня заставляла меня молиться, чтобы Бог благословил наше оружие. Я горячо молилась, не вполне сознавая, в чем дело, и не понимая, почему нужно ненавидеть симпатичных русских офицеров, которые так красиво гарцевали на своих великолепных лошадях. После взятия Праги я впервые почувствовала в сердце то горячее чувство любви к родине, которое потом передала своим детям.

Седьмого ноября была взята Варшава, а в январе 1795 года совершился третий и последний раздел Польши.



[1]    Маркграфиня была сестрой Фридриха Великого. — Здесь и далее примечания редактора, если не указано иное.

 

[2]    Упомяну хотя бы об одной подробности, приводимой маркграфиней. «Под окнами моей комнаты проходила деревянная галерея, соединявшая оба флигеля замка. Эта галерея была всегда полна нечистот, которые наполняли мои комнаты невыносимым зловонием». — Прим. граф.

 

[3]    Станислав Понятовский умер в Петербурге 12 февраля 1798 года.

 

[4]    Барская конфедерация (1767—1772) была созвана в Подолии,
в городе Баре, группой сенаторов и дворян, недовольных вступлением на трон Станислава Августа и растущим влиянием России в Польше. Конфедерация объявила войну России и своему правительству, поддерживаемому русскими войсками. Франция и Австрия, покровительствуя этому восстанию, отправили восставшим деньги и несколько выдающихся офицеров, но падение Шуазёля и победы, одержанные русскими над турками, положили конец конфедерации, в результате чего состоялся первый раздел Польши.

 

[5]    Beau frèr (франц.) — здесь: шурина.

 

Дополнения Развернуть Свернуть

Указатель собственных имен

 

Александр I (1777—1825) — 25, 47—49, 78, 80, 81,88, 121, 143, 150, 156, 170, 174, 175, 179, 181—183, 185—195, 197—199, 201, 202

Анна Шарлотта Доротея, герцогиня Курляндская  (1761—1821) — 113, 114, 121

Беннигсен Леонтий Леонтьевич (1745—1826) — 22, 25

Бертье Луи-Александр (1753—1815) — 60, 75, 89, 93, 96

Биньон Луи Пьер Эдуар (1771—1841) — 147, 150—152, 154, 158, 174, 175

Боргезе Камилло-Филиппе-Людовико (1775—1832) — 57, 67, 69, 71, 77, 78

Боргезе Полина (1780—1852) — 78, 103, 105, 108, 138—142

Браницкая Изабелла (1730—1808) — 5, 7, 11—14, 16—18, 81, 84—89

Браницкий Франциск Ксаверий (1731—1819) — 195

Браницкий Ян Клеменс (1689—1771) — 7, 8, 20

Бриньоль-Сале Анна Пьери (1765—1815) — 111

Бриньоль-Сале Мари Пеллегрин, герцогиня Дальберг (1790—1865) — 73

Брольи Ашиль-Шарль-Леон-Виктор (1785—1870) — 152, 155

Бронич Марианна — 197, 200

 

Вавржецкий Фома (1753—1816) — 184, 193

Валевская Мария (1786—1817) — 63—65, 69, 71, 75, 76, 133, 158, 161 162, 165

Вейс Александр Сергеевич (1782—1845) — 200

Вонсович-Дунин Станислав (1785—1864) — 165, 168, 169

 

Грабовский Михаил (1773—1812) — 158, 159

Грудзинская Жанна, княгиня Лович (1795—1831) — 197, 200—202

 

Д’Аваре Антуан Луи Франсуа (1759—1811) — 13, 14

Даву Луи Никола (1770—1823) — 81, 83, 113, 116, 135, 138, 140

Дальберг Эммерих Йозеф (1773—1833) — 71—73, 102

Дама Шарль Сезар (1758—1829) — 89, 92

Денон Доминик (1747—1825) — 104, 113, 114

Домбровский Ян-Генрих (1755—1818) — 174, 178

Друцкой-Любецкий Франциск-Ксаверий (1778—1846)

 

Евгений Богарне, вице-король Италии (1781—1824) — 106, 111, 138, 142, 143

Екатерина II Великая (1729—1796) — 6, 10, 15, 16

 

Жерар Франсуа Паскаль Симон (1770—1837) — 122, 125, 133

Жером (Бонапарт), король Вестфалии (1784—1860) — 158—161

Жозефина, императрица (1763—1814) — 71, 75, 76, 101, 112, 126, 129—132

 

Зайончек Александра Яковлевна, урожд. Перне (1754—1845) — 191, 195—197

Зайончек Юзеф (1752—1826) — 191, 195, 196, 198

Замойская София (1779—1837) — 35, 74

 

Иосиф II, император Священной Римской империи (1741—1790) — 27, 32, 36

 

Калькрейт Фредерик Адольф (1757—1818) — 48, 51

Карл XII, король Швеции (1682—1718) — 16, 18, 19

Карл Людвиг Иоанн, эрцгерцог Австрийский  (1771—1847) — 89, 94

Каролина (Бонапарт), королева Неаполитанская (1782—1839) — 98, 103, 106, 150

Каслри Роберт Стюарт (1769—1822) — 185, 187

Кауниц Венцель Антон Доминик (1711—1794) — 27, 36, 37

Коленкур Арман (1773—1827) — 150, 168, 169

Константин Павлович, вел. кн. (1779—1831) — 191, 192—194, 196—202

Костюшко Тадеуш (1746—1817) — 9—11, 181—183

Красинский Винценты Корвин (1782—1858) — 174, 178, 198

 

Лабедуайер Шарль Анжелик Юше (1786—1815) — 113, 120, 121

Лагранж Жозеф Луи (1736—1813) — 58

Ламбаль Мария Тереза Луиза де Савой-Кориньян (1749—1792) — 122, 130

Ланн Луиза Антуанетта, герцогиня Монтебелло (1782—1856) — 138—140, 143

Ланская Варвара Матвеевна (176?—1831) — 184, 185

Ланской Василий Сергеевич (1754—1831) — 181, 184, 185

Лейен София Тереза Вальпургис фон Шёнборн (1772—1810)

Ленорман Мария Анна Аделаида (1772—1843) — 122, 126

Ленотр Андре (1613—1700) — 138, 142

Линь Мария-Франсуаза (1739—1821) — 91

Линь Флора-Аделаида-Каролина (1775—1851) — 123, 124

Линь Шарль Жозеф де, герцог (1735—1814) — 32, 89—92, 95, 96, 108, 123

Луи (Бонапарт), король Голландии (1778—1846) — 138, 143

Луиза Августа Вильгельмина Амалия, Прусская королева (1776—1810) — 78, 80, 81

Любомирская Изабелла (1733—1816) — 184

Люинь Жионне Жозефина Элизабета де Монморанси-Лаваль (1755—1830) — 108

Людовик XV (1710—1774) — 45

Людовик XVI (1754—1793) — 96, 139, 141

Людовик XVIII (1755—1824) — 10, 13

 

Маре Юг-Бернар (1763—1839) — 71, 72, 74, 77

Мария Луиза (1791—1847) — 89, 93—95, 97, 99—101, 103, 104, 106, 108, 110, 129, 138—140, 142—144, 152, 153, 161

Мария Людовика Беатрис Моденская (1787—1816) — 152, 153

Мария-Антуанета (1755—1793) — 36, 95

Мария-Терезия, императрица Австрии (1717—1780) — 157

Матусевич Тадеуш-Викторин (Фаддей) Марцинович (1765—1817) — 174, 193

Меттерних Клеменс (1753—1859) — 37, 93, 185, 186

Мнишек Урсула-Мария-Анна (1757—1816) — 122—124

Монморанси-Лаваль Анн-Александр-Мари-Сюльпис (1747—1818) — 113, 115

Монморанси-Лаваль Катрин-Жанна Тавернье де Булонь (1749—1838) — 113, 114, 121

Монталиве Жан-Пьер Башассон (1766—1823) — 139, 141—143

Монтескьё-Фезензак Амбруаз-Анатоль-Огюстен  (1788—1867) — 81, 82, 95

Морелле Андре (1727—1819) — 122, 126

Моро Жан Виктор (1763—1813) — 83

Мостовский Тадеуш Антоний (1766—1842) — 174, 193

Мюрат Иоахим, король Неаполитанский (1767—1815) — 50, 52—55, 58, 61, 63, 65—67, 69, 70, 81, 83, 135, 155

 

Наполеон I (1769—1821) — 5, 15, 23, 30, 34, 35, 49, 50—52, 54—57, 59, 60, 62—65, 67—69, 71—76, 78—83, 89, 92—97, 99—106, 109—113, 124, 126, 129, 130, 132, 133, 135, 138—144, 147—162, 165, 167—170, 173—179, 181, 185, 187, 188, 191

Нарбонн-Лара Луи-Мари-Жак Альмарик (1755—1813) — 95—98

Неккер Жак (1732—1804) — 17

Николай I (1796—1855) — 61, 88

Ноай Альфред де (?—1807) — 58

Новосильцев Николай Николаевич (1761—1838) — 174, 181, 184—186, 189—191, 193, 194, 200

 

Павел I (1754—1801) — 8, 13

Пак Луи-Мишель (1780—1835) — 174, 178

Пальфи Ефимия-Кристина-Филиппина (1773—1834) — 89, 92

Пана Доминик де Бруне де Цастельперс (1787—1860) — 155, 163

Талейран-Перигор Луи  (1784—1808) — 58

Перрен Клод-Виктор (1764—1841) — 67

Понятовская Констанция (1759—1830) — 6

Понятовский Иосиф (1763—1813) — 47, 48, 50, 51, 54, 63, 74, 78, 79, 104, 138, 147, 150, 165, 170, 171, 173—177, 179, 180, 183, 197

Понятовский Станислав (1676—1762) — 18—20

Понятовский Станислав (1754—1833) — 22

Потоцкая Александра (1760—1836) — 28, 29, 37, 38, 45, 46, 61, 62, 66, 67, 70, 87

Потоцкий Александр Станислав (1778—1845) — 23, 28—31, 36—38, 43—49, 52, 57, 59, 72, 85, 90, 94. 97, 102, 135, 138, 162, 181

Потоцкий Артур Станислав (1787—1832) — 170

Потоцкий Игнатий Роман (1741—1809) — 24

Потоцкий Станислав Костка (1755—1821) — 23, 24, 29, 38—44, 46, 52, 56, 60, 70, 72, 74, 79, 124, 143, 148, 155, 164, 166, 167, 193

Поццо ди Борго Шарль Андре (1764—1842) — 93

Прадт Доминик Жорж Фредерик (1759—1837) — 154, 155, 157—162, 164—168

 

Радзивилл Антон Генрик (1775—1832) — 174, 175

Радзивилл Карл (1734—1790) — 45

Радзивилл Фридерика Доротея Луиза (1770—1836) — 175

Разумовский Андрей Кириллович (1752—1826) — 93

Рапп Жан (1771—1821) — 59

Реньо де Сен-Жан д’Анжели Элеонора-Француаза-Огюстина (1776—1857) — 111, 112, 115

Рикар Этьен Пьер Сильвестр (1771—1843) — 81, 83

Риньи Мари Анри Готье де (1782—1835) — 10, 11

Робеспьер Максимилиан (1758—1794) — 96

Рустан Раза (1782—1845) — 56, 65, 168

Рюльер Клод Карломан (1735—1791) — 21

 

Савари Анн Жан Мари Ренье (1774—1833) — 57, 59, 69

Серра Жан-Шарль де (1760—1813) — 148—152, 169

Соболевская Изабелла Эльжбета (1776—1858) — 22, 26—28, 43, 84, 159

Соболевский Игнаций (1770—1846) — 174, 193

Собеский Ян III, Польский король  (1629—1696) — 27, 28, 55

Сорель Аньес (1422—1450) — 34

Сталь Анна-Луиза-Жермена де (1766—1817) — 17, 76, 77

Станислав II Август Понятовский, Польский король (1732—1798) — 6, 7, 16, 56, 121

Строганов Александр Сергеевич (1733—1811) — 184

Суза Аделаида-Мария-Эмилия  (1761—1836) — 99, 103, 113, 116, 121, 122, 126—128

Сулковский Юзеф (1773—1798) — 174, 177

 

Талейран Катрин Ноэль Верле (1762—1834) — 103, 107, 114

Талейран-Перигор Шарль-Морис де (1754—1838) — 60, 62—64, 67, 72—74, 76, 81, 100, 106, 113, 115, 116, 121, 138, 145, 149, 185, 186, 188

Тальма Франсуа Жозеф (1763—1826) — 138, 144

Тессе Адриен Катрин Ноэль де (1741—1813) — 16, 17

Тышкевич Людвик (1748—1808) — 9, 15, 16, 22, 24, 25, 89

Тышкевич Мария-Терезия (1761—1834) — 47, 74, 97, 99, 103, 122

 

Фердинанд III, великий герцог Вюрцбургский (1769—1824) — 139, 140

Флао Огюст Шарль Жозеф(1785—1870) — 50, 52, 53, 57—59, 71, 81, 83, 84, 102, 113, 116, 121, 129, 133, 134, 138, 146

Франц I (1768—1835) — 93, 94, 152, 153, 188

Фридерика София Вильгельмина, маркграфиня Байрейтская  (1709—1758) — 5

Фридрих II Великий (1712—1786) — 6, 27, 35, 36

Фридрих-Август I, Саксонский король (1750—1827) — 147, 169

Фридрих-Вильгельм III, Прусский король (1770—1840) — 51, 80, 81, 174, 187

Фридрихс Жозефина (1778—1824) — 196, 197, 200, 201, 202

 

Холланд Генри Ричард (1773—1840) — 185

 

Чаплиц Ефим Игнатьевич (1768—1825) — 174

Чарторижская Изабелла (1746—1835) — 33, 36

Чарторижская Констанция (ок. 1696—1759), в замуж. Понятовская — 19

Чарторижский Адам Казимир (1734—1823) — 27, 31, 48, 152, 156

Чарторижский Адам Ежи (1770—1861) — 48, 152, 156, 174, 175, 183—186, 191, 194

 

Шарль-Фердинанд, герцог Беррийский (1778—1820) — 10, 14

Шварценберг Карл Филипп (1771—1820) — 110, 112

Шварценберг Паулина (1774—1810) — 112

Шуазёль Этьен Франсуа (1719—1785) — 7

 

Эксельман Реми Жозеф Изидор (1775—1852) — 58

Элиза (Бонапарт), герцогиня Тосканская (1777—1820) — 103, 105

Эстергази Павел Антуан (1786—1866) — 93, 94

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: