Вместе или врозь?

Год издания: 2005,2003

Кол-во страниц: 704

Переплёт: твердый

ISBN: 5-8159-0554-2,5-8159-0332-9

Серия : История

Жанр: Исследование

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 330Р

Семен Резник — писатель, историк и журналист, автор исторических романов, научно-художественных биографий, историко-публицистических книг о России последних двух столетий. Живет в США. Сотрудник радиостанции «Голос Америки».


Книга Семена Резника — это достоверный и полный драматизма рассказ о евреях в России и об их гонителях. О тех, кто сваливал на них грехи сначала царской, а затем советской власти, а свалил в пропасть и их, и себя, и страну. В 2003 году изд-во «Захаров» выпустило книгу С.Резника «Вместе или врозь?», охватывавшую в основном дореволюционный период. В новом издании — вдвое большем по объему — повествование доводится до наших дней.


Эта книга — не столько анализ дилогии Александра Солженицына «Двести лет вместе», сколько параллельное с ним прочтение истории России, с попыткой определить реальное место в ней евреев и так называемого еврейского вопроса. Если Солженицын привлекает в основном «еврейские источники», преимущественно вторичные (материалы «Еврейских энциклопедий», публицистические работы и мемуары по большей части второстепенных лиц), то Резник основывается на документах-первоисточниках, свидетельствах высших чинов царской и советской администрации, прямых участников событий, в отдельных случаях — на специальных трудах историков. Хотя полемика с Солженицыным проходит через все повествование, содержание книги к ней не сводится: оно значительно глубже и шире.

Содержание Развернуть Свернуть

Содержание

От автора 5

Книга первая. ВМЕСТЕ ИЛИ ВРОЗЬ?

ЧАСТЬ I
Ожидание шедевра 11
Русский вопрос 16
Метод Солженицына 25
Виноторговля 28
Воинская повинность 42
Еврейское земледелие 53
Кровавый навет 60
Образование 77
Погромы 90
Революционное движение 122

ЧАСТЬ II
Коронованный революционер. Между «дураками»
и «мерзавцами». 1894—1904 156
Коронованный революционер. Безобразовщина.
1904—1905 179
Коронованный революционер. Эпоха Витте.
1905—1906 208
Коронованный революционер. Эпоха Столыпина.
1906—1911 231
Коронованный революционер. Эпоха Распутина.
1911—1916 300
Коронованный революционер. Февраль 1917 368

Книга вторая. МЕЖДУ ДВУХ ЖЕРНОВОВ

ЧАСТЬ III
Еще о методе Солженицына 387
Русская смута: от Февраля к Октябрю 391
Российская смута: «отщепенец» Ильич 403
Русская смута: Фанни Каплан 413
Русская смута: цареубийство 416
Русская смута: «нерусская» революция 426
Русская смута: Гражданская война 429
Русская смута: погромы 437

ЧАСТЬ IV
Богоборчество 457
«Реакционный» язык 487
«Прогрессивный» язык 500
Антисионизм 518
«Бывшие» 543
Землеустройство 558
Евреи в ливреях 569
В тюремных бушлатах 579
На войне как на войне 592
Война после войны 614
Вместо заключения 627


Приложение.
Лебедь белая и шесть пудов еврейского жира 641

Именной указатель 686

Почитать Развернуть Свернуть

От автора

«Треть евреев вымрет, треть евреев выселится, а треть евреев совершенно растворится среди окружающего населения».
Так в конце XIX века К.П.Победоносцев — один из ведущих государственных деятелей двух последних царствований — сформулировал генеральную линию российской власти по отношению к евреям. Как это ни парадоксально, но в Советской России программа идеолога царизма осуществлялась с еще большей энергией: социальные перевороты и катаклизмы тектонического масштаба лишь ускоряли ее реализацию. Если жизнь вносила в формулу поправочные коэффициенты, то в том смысле, что либо вымирание проводилось более интенсивно, чем переселение, либо переселение опережало растворение. Задачи были определены, цели поставлены — они оставались неизменными.
В годы Второй мировой войны «решению вопроса» сильно способствовал Гитлер, уничтожавший еврейское население оккупированных территорий (вот когда вымирание многократно перекрывало действие остальных факторов), но ликвидация евреев как религиозно-этнической общности со своим «лица не общим выраженьем» не прекращалась властями России ни до, ни после войны. В XIX веке примерно две трети мирового еврейства проживало в Российской империи — 6—6,5 миллиона человек; к концу XX века в Российской Федерации осталось примерно 2—3 процента еврейского населения — несколько более 300 тысяч; а на всех территориях бывшей Российской империи 6—7 процентов — 600—700 тысяч. Причем, эти остатки крупнейшей еврейской общины настолько ассимилированы, что никакой связи со своими национальными корнями большинство из них не чувствует и охотно забыло бы о них, если бы не настойчивые напоминания со стороны антисемитов.
Попытки возрождения еврейской культуры в постсоветской России приносят определенные плоды: вновь появились еврейские школы, синагоги, музеи, научные и культурные центры. Но большинство «лиц еврейского происхождения» держится от них в стороне — либо из полного равнодушия, либо из страха. В современной России глумление над евреями и всем еврейским — это «бытовое явление», нередко сопровождающееся актами вандализма, насилия и угрозами насилия. Так было всегда, но теперь выражается с беспрецедентной откровенностью и цинизмом.
Объектами особой ненависти становятся русские интеллигенты, которые пытаются противостоять коричневой чуме. Заказное убийство летом 2004 года — воровски, через дверь — петербургского этнографа и эксперта по национальным отношениям Н.М.Гиренко вызвало ликование национал-патриотов. Они публично поздравили убийц с успехом, публиковали на своих вэб-сайтах списки «недругов России», подстрекая к новым актам нацистского террора. Убийцы «не найдены», подстрекатели, которых разыскивать не надо — имена и адреса известны, — к ответственности не привлечены.
Убыль еврейского населения продолжается быстрыми темпами — за счет всех трех победоносцевских факторов: вымирания, переселения (эмиграции) и растворения (смешанные браки, сокрытие еврейских корней).
То, что происходило и продолжает происходить с евреями в России—СССР—России, возможно, не подпадает под понятие геноцид (физическое уничтожение народа), но безусловно подпадает под понятие этноцид. Как и какими методами он осуществлялся, чем обосновывался, какое воздействие оказывал на общий моральный и политический климат страны, как отражался на судьбах русской государственности и «коренного» народа — об этом мое историко-документальное повествование.

Книга написана в два этапа. Я приступил к «заметкам на полях» сразу же после выхода в свет первого тома дилогии А.И.Солженицына «Двести лет вместе», охватывающей дореволюционный период. Так появилась работа «Вместе или врозь?». Она печаталась главами в балтиморском журнале «Вестник», издательство «Захаров» выпустило ее отдельной книгой в Москве. Рукопись была в редакционной подготовке, когда появился второй том дилогии Солженицына — о советском периоде. В последний момент я успел добавить сжатый «Необязательный постскриптум о втором томе», чем и поставил (как тогда считал) последнюю точку.
С начала публикации журнального варианта стали приходить устные и письменные отзывы, комментарии, замечания; после выхода книги в Москве этот поток усилился. Настойчивее других мне высказывались пожелания продолжить «заметки на полях» — для более углубленного освещения советского периода. Поначалу я отмахивался от этой идеи, но постепенно стал сознавать, что, густо разрисовав поля первого тома дилогии, не могу ограничиться лишь несколькими отметинами на полях второго тома. Это мнение особенно укрепилось во мне в декабре 2003 года, в Москве, где я встречался с писателями, читателями, журналистами и с моими новыми друзьями — издателем Игорем Валентиновичем Захаровым и директором издательства «Захаров» и редактором книги Ириной Евгеньевной Богат. Было решено подготовить новое, исправленное и значительно дополненное издание.
Исправить мелкие погрешности, пойманные некоторыми читателями, было несложно, а вот дополнение потребовало целого года напряженной работы. Надеюсь, мне удалось показать, что антисемитская политика царского режима по своей жестокости и лицемерию была лишь бледной тенью того, что творила «диктатура пролетариата». Так появилась фактически новая книга. «Вместе или врозь?» входит в нее как составная часть.
Хочу возразить некоторым критикам: тем, кто, даже при общей положительной оценке моей работы, воспринял ее как «еврейский ответ русскому писателю»; и еще тем, кто недоумевал — почему «заметки на полях», ведь книга вовсе не сводится к полемике с Солженицыным.
В свое «оправдание» могу сказать вот что.
Все мы питаемся соками и отравляемся ядами духовного, интеллектуального, идейно-информационного пространства, в котором живем и чьими испарениями дышим. По большому счету, почти все, что мы пишем, это «заметки на полях» написанного кем-то до нас.
Моя книга инспирирована книгой Солженицына, моим несогласием с ним, но это не ответ автору дилогии и, тем более, не изложение еврейской точки зрения в противовес русской. У Солженицына, по его собственным словам, «еврейские голоса звучат много обильнее, нежели русские», тогда как у меня «много обильнее» звучат русские голоса. Историческая правда не может быть русской или еврейской или еще какой-то. Правда одна, хотя ни у кого нет монопольного права на нее. Я попытался рассказать правду — в той мере, в какой она мне открылась за десятки лет изучения данной темы, — которую Солженицын частью не знает, частью игнорирует и частью искажает.
Я даю свое прочтение политической истории России параллельно с попыткой определить реальное место в ней евреев и так называемого «еврейского вопроса». В какой мере убедительно мое прочтение, судить не мне.
Если Солженицын привлекал преимущественно вторичные источники (материалы «Еврейских энциклопедий», публицистические работы и мемуары по большей части второстепенных «еврейских» авторов), то я полагался на документы-первоисточники, свидетельства высших чинов царской администрации, советских политических деятелей и идеологов, прямых участников событий, в отдельных случаях — на специальные труды историков. Ссылки на цитируемые мною работы даны в подстрочных примечаниях, а номера цитируемых страниц двухтом¬ника Солженицына обозначены в скобках после самих цитат.
Журнальный вариант книги, как говорилось, был «обкатан» в журнале «Вестник» (?? 8—26, 2002; ?? 1—3, 2003; ?? 14—26, 2004), за что я признателен его издателю и редактору В.Прайсу. Многочисленные отзывы, замечания, советы, материалы, указания на библиографические источники, которые я получал, служили большой моральной поддержкой и конкретной помощью в работе. Всем, кто откликнулся, моя сердечная благодарность, в особенности Марку Авербуху (Филадельфия), Семену Бадашу (Бед Эмс, Германия), Иззи Вишневецкому (Уилмингтон, Пенсильвания), Виктору Жуку (Москва), Семену Ицковичу (Чикаго), Александру Клейнерману (Москва), Борису Кушнеру (Питтсбург), Льву и Ирине Левинсон (Израиль), Якову Лотовскому (Филадельфия), Владимиру Нехамкину-Мохову (Минск), Владимиру Порудоминскому (Кельн), Сергею Романову (Новгород), Иосифу Саксонову (Лос-Анджелес), а также моей жене Римме Резник, терпеливо переносившей мои полуночные бдения у компьютера, читавшей черновые варианты рукописи и всеми другими способами помогавшей мне в работе.
Особая признательность моим издателям И.В.Захарову и И.Е.Богат — за необыкновенно бережное отношение к авторскому тексту, за деловитость, оперативность и просто за доброе отношение.
С.Р.
2005 г.
Вашингтон




КНИГА ПЕРВАЯ
Вместе или врозь?
(ДО ФЕВРАЛЯ 1917 )

ЧАСТЬ I


Ожидание шедевра

Книга Александра Солженицына «Двести лет вместе (1795—1995), часть I» у меня не вызвала изумления. Те, кто читает (а не только почитает) А.И.Солженицына, знают, что в ней нет ничего неожиданного. Вопреки претензии автора на то, что он посягнул на какую-то запретную, табуированную тему (более десятилетия назад такую же претензию заявил И.Р.Шафаревич, автор «Русофобии»), в России (и не только в ней) публикуется множество книг аналогичного содержания и направленности, причем некоторые из них написаны гораздо сильнее.
Вялая по стилю, рыхлая по композиции, опирающаяся на вторичные, селективные, тенденциозно или поверхностно толкуемые материалы, книга Солженицына совершенно не оригинальна. Если бы она вышла под другим именем, на нее мало кто обратил бы внимания. Но громкое имя обладает особой притягательной силой, а имя Солженицына в этом отношении совершенно уникально. Когда вспоминаешь масштаб его таланта, проявившегося в произведениях ГУЛАГовского цикла; когда вспоминаешь о той беспримерной стойкости, с какой «теленок» бодался с дубом советского тоталитаризма; когда думаешь об орлиной высоте, на которую он взмыл, чтобы охватить единым взором весь мертвый ландшафт кровавого коммунистического режима; когда, наконец, вспоминаешь о тех острых переживаниях, которые испытывали многие из нас, вертя ручки радиоприемников, чтобы, сквозь треск глушилок, услышать набатный солженицынский призыв «жить не по лжи», то от каждой его новой работы ждешь нового, проникновенного СЛОВА. Заранее полагаешь, что ничего, кроме шедевра, из-под пера такого писателя выйти не может. И если шедевра не находишь, то прилагаешь неимоверные усилия, чтобы все-таки отыскать. Эта «презумпция шедевра» туманит не только рядовых читателей, но и иных профессионалов, что подтверждает, к примеру, рецензия Льва Аннинского под выразительным названием «Бикфордов шнур длиною двести лет»*.
Статья написана с присущим критику темпераментом. То, что новая книга Солженицына гениальна, у него сомнений не вызывает, а потому все усилия направлены на то, чтобы выразить свое восхищение, объяснив себе и другим, в чем именно состоят ее несомненные достоинства. «Он нигде не перешел грани. Он эту грань перелетел, отнесясь в сверхзадаче к смыслу драмы: к тому, что свело русских и евреев во всемирной истории, почему этот контакт оказался столь значимым, чему они научили друг друга, в том числе и горьким урокам... Вопросы в связи с этим возникают вечные, то есть проклятые, окончательного решения не имеющие. Думать над ними в связи с книгой Солженицына — счастливый труд», — комментирует критик. Вряд ли подлежит сомнению, что если бы та же работа принадлежала менее именитому автору, восторги Л.Аннинского не были бы столь пылкими. Даже, натыкаясь в книге на фактические неточности, критик — а ему не занимать эрудиции — предпочитает скорее не доверять собственным познаниям, чем автору рецензируемой книги: «Не хочется выверять, где и как Солженицын подобрал цитаты, или ловить его на фактах. А то еще и сам поймаешься»**.
Магическую власть имени Солженицына я испытал на себе много лет назад, когда с растерянностью вчитывался в «Август 1914-го», первый «узел» «Красного Колеса». Открывал книгу с трепетным, нетерпеливым ожиданием счастья, которое всегда испытываешь при соприкосновении с творением подлинного таланта. Но чем глубже погружался в чтение, тем больше оно меня обескураживало. Я не мог не видеть, как беспомощна эта проза, но упорно уговаривал себя, что тут что-то не так; я, видимо, чего-то не улавливаю, передо мной, видимо, какой-то новаторский вид литературы; если роман не производит на меня должного впечатления, то, видимо, я еще не готов воспринять это новаторство. «Может быть, мудрость, красота и глубинная правда этой прозы откроются в следующем узле», — уговаривал я себя. Но колесо продолжало катиться, а литературы не получалось. Солженицын-писатель необычайно силен, когда описывает то, что выстрадал, пережил и прозрел. Тут почти нет ему равных. Но он мало способен к вживанию в далекую эпоху, к проникновению в души людей, с которыми может знакомиться только по письменным источникам. Ему просто недостает зоркости и тонкости слуха.
Взявшись за историческое повествование грандиозного масштаба, Солженицын допустил роковую ошибку. У меня возникает ощущение невозвратной потери, когда я думаю о том, сколько истинных шедевров недосчиталась литература из-за того, что добрую половину своей отнюдь не короткой творческой жизни крупнейший писатель нашего времени потратил на унылое перебирание различных — вовсе не малоизвестных — исторических материалов, тщетно пытаясь переплавить их в живые художественные образы. При создании этого унылого цикла романов температура в топке писательского таланта Солженицына никак недотягивала до точки плавления. Не помогли и отчаянные усилия искусственно поднять температуру, что так странно проявилось при переработке первого «узла» эпопеи, куда втиснут трехсотстраничный довесок об убийстве премьера П.А.Столыпина.
Начав раскрутку красного колеса революции с августа 1914 года, Солженицын вроде бы определил свою точку зрения на истоки большевистского переворота (впрочем, не оригинальную): красное колесо запустила в движение Первая мировая война. Но если так, то при чем здесь Столыпин, убитый за три года до начала войны? Позднейшая имплантация вставного романа в ткань повествования говорила только об одном: изначально эпопея не была продумана ни концептуально, ни композиционно. Писатель сам не знал, что именно собирается раскрутить! Ясного представления о том, что привело Российскую империю к краху 1917 года, у него не оказалось, хотя именно об этом он захотел поведать миру. С одной стороны, в его эпопее явственно виден «патриотический» соблазн отвести историческую вину от России, возложив ее на евреев. С другой стороны, Солженицын понимает, что такое «объяснение» как раз менее всего патриотично: оно делает русский народ неполноценным, ибо не может полноценный народ позволить кучке зловредных иноплеменников распоря¬жаться своей судьбой. Автор блуждает в лабиринте, не имея в руках ариадновой нити. Так и не завершив эпопеи, он явно утратил к ней интерес — потому, видимо, и опубликовал конспективные наброски последних томов, дабы уже к ним не возвращаться. Да и как не утратить автору интереса к собственному замыслу, если где-то в середине работы его вдруг осенило, что корни Октября надо искать не в военных поражениях Первой мировой войны, не в Феврале и даже не в альянсе Ленина с германским генштабом, а в двух роковых пулях «Мордко» Богрова, разрядившего револьвер в Столыпина. Изменив на ходу курс, Солженицын сделал следование прежним курсом бессмысленным, но и новым курсом не пошел. Так и забуксовал в хляби несобранных мыслей.
Надо признать, что как раз столыпинские главы «Августа 1914» выгодно отличаются от всего остального «узла» и последующих «узлов» — и темпераментом, и идейной сфокусированностью. Беда в том, что концепция, на которой остановился Солженицын, псевдоисторична. Мне приходилось писать об этом в рецензии на английское издание обновленного «Августа»* и снова в рецензии на книгу американского политолога Даниэла Махони «Александр Сол¬женицын: Идя от идеологии»**. Подробнее об этом — в главах, посвященных столыпинскому периоду царствования Николая II. Здесь кратко скажу о возражениях автора и некоторых его комментаторов на критику столыпинского довеска. Они настаивают на том, что в романе ничего не придумано, автор опирался исключительно на исторические материалы, а, стало быть, с него и взятки гладки.
Не могу не поразиться наивности этих аргументов. Вспомним роман другого нобелевского лауреата, посвященный той же эпохе. В «Докторе Живаго» Б.Пастернака все главные персонажи и сюжетные перипетии — выдуманы, но исторически в нем все правдиво. С другой стороны, в скандальном творении В.Пикуля «У последней черты» действуют реальные исторические персонажи, включая Столыпина и Богрова; описаны они на основе исторических материалов, при минимальном участии авторской фантазии. Однако это вопиющая профанация истории! Вопрос, таким образом, не в том, в какой мере автор использует документы, а в какой дополняет их своей фантазией, а в том, с каких позиций ведется отбор документов, какими критериями определяется их достоверность и относительная важность, изучает ли их автор, чтобы разобраться в истинных пружинах исторических событий, или манипулирует ими для подкрепления некоей идеологической доктрины.
Я согласен: рассказывая об убийстве Столыпина, Солженицын сам ничего не выдумывает. Он только преподносит события с точки зрения апологетов Столыпина, которые, конечно, реально существовали, высказывались, писали, следовательно, оставили после себя исторические документы. Но какова им цена, если они заведомо предвзяты? Вот, к примеру, как характеризовал Столыпина ведущий публицист ведущей черносотенной газеты «Новое время» М.О.Меньшиков:
«Когда заявлены и любовь к народу, и уважение к нему, этого уже почти достаточно для плодотворной государственной работы. Но Столыпин кроме этого драгоценного качества принес в своем лице еще одно великое — государственный талант... Столыпин пришел в годы великого испытания. После двух столетий всевозможного покровительства инородцам (! — С.Р.) Россия оказалась покрытой могущественными сообществами поляков, финляндцев, евреев, армян, немцев и проч... Столыпин довершил борьбу с восстанием (революцией 1905 года. — С.Р.) и провел ряд мер против финляндского, польского и еврейского натиска. Не погибни он от еврейской пули, возможно, что эти разрозненные меры сложились бы в строго национальную государственную систему...»* (И действительно: создать «строго национальную государственную систему» фашистского толка тогда так и не удалось.)
Не трудно видеть, что солженицынский «роман в романе» — это беллетризованная иллюстрация к приведенному отрывку. Тот, кто читал «Август 1914» со столыпинскими главами, это знает и потому не может удивляться направ¬ленности последней книги Солженицына. Сейчас, когда в российской прессе появились комментарии, наполненные досадным недоумением (как это Солженицын мог такое написать!), я делаю единственно возможный вывод: у Солженицына в России куда больше почитателей, чем читателей.


Русский вопрос

В новой книге Солженицын не скупится на заверения в том, что он стремится к правде, к одной только правде и ничему, кроме правды: «Никогда я не признавал ни за кем права на сокрытие того, что было. Не могу звать и к такому согласию, которое основывалось бы на неправедном освещении прошлого» (стр. 6). О какой же правде он хочет поведать?
«Сквозь полвека работы над историей российской революции я множество раз соприкасался с вопросом русско-еврейских взаимоотношений. Они то и дело клином входили в события, в людскую психологию и вызывали накаленные страсти» (стр. 5).
Таков первый абзац книги, задающий тон всему повествованию. Я должен сказать о нем свою правду, ибо так же, как и Солженицын, я никогда не признавал ни за кем права на сокрытие того, что было, как и права выдавать за истину то, чего не было. Так, вот «вопроса русско-еврейских отношений» в проблемах, связанных с российской революцией, объективно не существовало, хотя он существовал в воспаленном мозгу некоторых идеологов крайне правого — черносотенного — лагеря. Они стремились внедрить его в общественное сознание страны, но успеха не имели. Зато теперь, спустя десятилетия, созданные ими мифы настолько затмили историческую правду, что воспринимаются многими — и отнюдь не только сторонниками черной сотни — как бесспорный факт.
Реальный же факт состоял в том, что при поддержке царской администрации и самого царя черносотенцы добивались сохранения режима неограниченного беззакония и произвола, всеми силами противодействуя даже самым назревшим преобразованиям для улучшения жизни народа, роста экономики, развития культуры, словом для общественного прогресса. И чтобы не допустить перемен, черносотенцы утверждали, что русскому народу никакие перемены не нужны, что добиваются их только инородцы, в особенности евреи, а потому и борьбу власть должна вести в основном против евреев, а также поляков, кавказцев, финляндцев, ну и, конечно, против продавшихся евреям интеллигентов.
Но у народа России к тому времени накопилось достаточно опыта и здравого смысла, чтобы выставлять свои требования и добиваться их удовлетворения. Отказ признать само наличие этих требований, а тем более — их удовлетворить, и привел к революционному взрыву.
«Все революции происходят оттого, что правительства вовремя не удовлетворяют назревшие народные потребности. Они происходят оттого, что правительства остаются глухими к народным нуждам»*.
Это слова не марксиста, не революционера, а одного из немногих государственно мысливших деятелей самой царской администрации, многократно вытаскивавшего Николая II и его режим из бездны, в которую царь старательно заталкивал самого себя и Россию.
Содержание того, что в дореволюционной России называлось «еврейским вопросом», не сводилось к отношениям между русскими и евреями, а часто вообще не имело никакого отношения к евреям. Как настойчиво указывал великий русский писатель, гуманист и страстный защитник всех униженных и оскорбленных В.Г.Короленко (и не он один), вопрос об отношении государства и общества к евреям был русским вопросом, то есть вопросом о том, какое будущее готовит себе Россия.
Я не открою Америки, если скажу, что парадокс, — а может быть, и трагическая закономерность — исторического пути России, который привел ее к пропасти 1917 го¬да, состоял в следующем.
Первые двадцать лет после отмены крепостного пра¬-
ва, — как и несколько предшествовавших лет — развитие российского общества и государства шло в цивилизатор¬ском направлении. Железная узда режима медленно, но верно ослабевала. Либеральные реформы Александра II во многом были непоследовательными. Нередко за шагом вперед следовал шаг назад. Это вызывало резкое недовольство у наиболее радикального крыла общества, освобождавшегося от мертвящих оков николаевского деспотизма. Тем не менее преобразования проводились по всему фронту (отмена крепостного права, смягчение цензуры, автономия университетов, всеобщая воинская повинность взамен рек¬рутчины, судебная реформа, либерализация национальной политики и т.д.). 1 марта 1881 года Александр II должен был подписать документ, делавший шаг к установлению конституционного строя. Но именно в этот день он был убит.
Потрясенное общество какое-то время не могло разо¬браться, кто же стоял за убийцами — крайние революционеры, стремившиеся любой ценой подхлестнуть преобразования, или реакционеры-крепостники, желавшие их повернуть вспять. Оказалось, что убийство совершили революционеры во главе с А.Желябовым и С.Перовской, но последствием их акта стало именно то, чего добивалась радикальная реакция.
С воцарением Александра III исторический путь России как бы раздвоился. На это царствование приходится бурное экономическое развитие страны: быстрый рост промышленного производства, беспримерное по размаху строительство железных дорог, укрепление финансовой системы, привлечение иностранного капитала. И на этот же период ложится контрнаступление на цивилизаторские достижения предыдущей эпохи. Между обществом и властью произошел раскол, продолжавший углубляться и при Николае II.
Общество требовало расширения либеральных преобразований, а не свертывания их. Неотъемлемой частью этих требований стало уравнение всех граждан в правах — независимо от их сословной, религиозной, национальной принадлежности, ибо «не может быть свободен народ, угнетающий другие народы». Но управлять свободным народом куда труднее, чем порабощенным. А наиболее подходящим средством держать народ в узде было натравливание его на инородцев, особенно на евреев, ибо сильнейшим союзником власти были вековые предрассудки, питавшие религиозную и племенную нетерпимость. Если в этих условиях общество — в лице прессы, литературы, адвокатуры, академических кругов — стало все более активно выступать против антисемитизма, то произошло это отнюдь не потому, что россияне вдруг воспылали мазохистской любовью к «врагам России», а потому что этого требовала логика преобразований в направлении большей свободы, просвещения, терпимости, словом, в направлении «присоединения к человечеству», как выразился за полвека до того П.Я.Чаадаев.
Конечно, общество не было монолитно. В нем был представлен широкий спектр взглядов и настроений. В оппо¬зиционном лагере были и крайние революционеры, готовые добиваться своего любыми средствами; были и умеренные круги, склонные к диалогу и компромиссу с властью. С другой стороны, на стороне власти, тоже были относительно умеренные деятели и идеологи, выступавшие за со¬трудничество с обществом, а были и такие, кто нападал на власть справа, считая ее мягкотелой и вялой.
На «еврейской улице» — при некоторых особенностях — происходили такие же процессы, что и в обществе в целом; здесь тоже присутствовал широкий круг настроений и интересов. Основная масса евреев жила своей жизнью, добывая пропитание для своих семей, скрупулезно выполняя религиозные правила и запреты, подчиняясь от века заведенному порядку вещей. О политике или о перемене общественного строя большинство евреев не помышляло. Однако отдельные евреи — из числа получивших образование в светских школах и университетах — входили в самые разные общероссийские организации, от радикальных и революционных («Народная воля»; позднее боевая организация эсеров, анархисты, большевики), до умеренно-либеральных (трудовики, кадеты) и консервативных (октябристы). Даже в числе юдофобствовавших ультра-патриотов были евреи-выкресты, и в немалом числе, и порой на видных ролях. Целую галерею их выводит в своих «Воспоминаниях» С.Ю.Витте, заключавший, что «нет большего юдофоба, как еврей, принявший православие»*. Глава московских «союзников» (Союза русского народа) крещеный еврей В.А.Грингаут с гордостью носил звание «черносотенца», считая его почетным**. «Патриоты» (они же националисты) силились изображать политическую борьбу в России как схватку русских с евреями, но они неизбежно опровергали самих себя, как только пытались подкрепить риторику чем-то конкретным. Тот же М.О.Меньшиков — один из самых влиятельных публицистов «патриотического» лагеря — после позорного проигрыша властями дела Бейлиса, писал:
«Разве не было и раньше нападок на ужасный для евреев и их политических приживалок "царизм"? Мне помнится, что задолго до процесса Бейлиса, задолго до еврейской революции 1905 года мне пришлось читать где-то за границей — не то в Швейцарии, не то в Германии — крайне безмозглую брошюру того же г-на Бурцева с апологией цареубийства... Не более убедительны и сравнительно сдержанные завывания доморощенных шабесгоев, пытающихся переложить черную вину убийства Ющинского на голову русского правительства. Читая иеремиады перекинувшихся в еврейский лагерь журналистов, в самом деле можно подумать, что не возбуди русская юстиция преследования против Бейлиса, то ровно "ничего" и не было бы» (курсив мой. — С.Р.)***.
Я выделил курсивом те места, которые ясно показывают, с каким беспардонством черносотенный публицист «объевреивал» всех ему неугодных — от известного историка и публициста, близкого к эсерам, Владимира Бурцева до «сравнительно сдержанных» (то есть отнюдь не симпатизировавших революционерам) «шабесгоев»* и до иеремиад (!) русских журналистов, выступавших против позорного дела Бейлиса (по его логике, они «переметнулись» к евреям). Понятно, что при таком методе еврейской становится и революция 1905 года, и надвигавшаяся новая революция, и вообще все, что неугодно черной сотне.
В реальности водораздел проходил отнюдь не по национальной линии. Партийные симпатии и пристрастия объ¬единяли (или, наоборот, разъединяли) людей куда сильнее, чем этническая принадлежность. Известный юрист и один из лидеров партии конституционных демократов М.М.Винавер по своим взглядам и личным симпатиям был куда ближе «шабесгоям» типа П.Н.Милюкова, В.Д.Набокова или Ф.И.Родичева, чем к эсеру-террористу П.М.Рутенбергу. А еврей Рутенберг, разоблачивший Григория Гапона как агента охранки и казнивший его, был куда ближе Владимиру Бурцеву, чем своему соплеменнику Евно Азефу, которого в связях с охранкой изобличил тот же Бурцев.
Даже в наиболее, казалось бы, монолитной группе умеренных евреев-интеллектуалов наблюдались глубокие расхождения по самым коренным вопросам. Витте приводит эпизод, когда он, будучи главой правительства в самые напряженные дни октября 1905 года, принял еврейскую делегацию и стал ей внушать относительно участия евреев в революционных выступлениях:
«Это не ваше дело, предоставьте это русским по крови и по гражданскому положению, не ваше дело нас учить, заботьтесь о себе. Вот вы увидите, насколько от такого поведения вашего, которому вы теперь следуете, вы и ваши дети пострадают»**.
И каков же был ответ? Витте продолжает:
«Барон Гинзбург заявил, что он совершенно разделяет мое мнение. Слиозберг и Кулишер также заявили, что и они разделяют мое мнение. Остальные же присутствовавшие евреи не соглашались с моими увещеваниями. В особенности возражал Винавер, заявивший, что теперь настал момент, когда Россия добудет все свободы и полное равноправие для всех подданных, и что потому евреи и должны всеми своими силами поддержать русских, которые этого добиваются и за это воюют с властью»*.
У евреев, как у особой этнической и религиозной группы, конечно, была своя жизнь, свои интересы, а значит, и свои идеологи, которые эти интересы выражали. Во второй половине XIX — начале XX века происходил бурный расцвет еврейской литературы и прессы на идише, иврите, да и на русском языке**; создавались общественные организации, от благотворительных до культурных, ставивших целью распространение просвещения между евреями, изучение еврейской истории, традиций, кладбищ и т.п. В конце XIX века стал складываться сионизм — на Западе как реакция на антисемитскую вакханалию, вызванную делом Дрейфуса, в России несколько раньше — как реакция на погромную волну начала 1880-х годов.
На протяжении поколений среди евреев господствовало представление, что юдофобия — это наследие средневековья с его религиозной нетерпимостью, фанатизмом и невежеством; что с прогрессом и просвещением предрассудки будут изживаться и гонения — ослабевать. Развитие событий в Европе на протяжении всего XIX века вроде бы это подтверждало. Но вот дело Дрейфуса пробудило темные инстинкты даже

Дополнения Развернуть Свернуть

Именной указатель

 

А.
Абрамский Х. (Abramsky, Ch.) — 565, 568
Авдеев А.Д. — 148
Авербух М.Б. — 8, 553
Авторханов А.Г. — 672
Агурский С. — 472
Адаскин М. — 581
Азеф Е.Ф. — 21, 109, 129, 149, 196, 202, 223, 252, 263—268, 271, 277, 279, 292, 296, 298
Аксаков И.С. — 118—119
Аксельрод З. — 507
Александр I — 33, 39—40, 60—61
Александр II — 18, 50, 78, 86—88, 122—123, 132, 165—166, 174, 179, 234, 272
Александр III — 18, 40—41, 78—79, 94—95, 133—134, 144, 159, 162—163, 166—169, 174—175, 199, 225, 228, 241, 343
Александр Михайлович (Сандро), вл. кн. — 149—150, 157, 162—163, 172—173, 175—176, 187, 192, 199—200
Александра Федоровна (Алиса Гессенская; Аликс), императрица — 116, 166—168, 199, 207, 227, 310—315, 317, 320—321, 325—326, 354, 364, 421
Алексеев Е.И. — 188, 192, 202
Алексеев М.В. — 359, 368—369, 375—376, 379, 382
Алексеев С.А. — 429
Алексей Александрович, вел. князь — 169, 188
Алексей, царевич (сын Николая II) — 158, 323, 377, 380—383
Алексий новг. свящ. — 26
Алигер М.И. — 601, 618
Аллилуева С.И. — 619
Алиса Гессенская, Аликс — см. Александ¬ра Федоровна
Алымов С. — 577
Альтшулер М. — 466—467
Анастасия Николаевна, вл. княг. — 313
Ангел, атаман — 439
Андреев Л.Н. — 347
Андропов Ю.В. — 540, 623
Аннинский Л.А. — 12, 27
Ан-ский (Рапопорт) С.А. — 492
Антокольский П.Г. — 618
Антоний (Вадковский А.В.), митрополит — 194
Аронов, жертва ЧК, расстрелян — 545
Аронсон Г.Я. — 408—409, 426—427, 571
Арсеньев К. — 347
Артемий, правосл. святой — 476
Артомонова Н. — 349
Арцыбашев М.П. — 345
Астауров Б.Л. — 629
Афанасьев (Атанасов) Б.Н. — 619
Ахилл — 614
Ахматова А.А. — 512, 578

Б.
Бадаш С.Ю. — 8, 580—584, 586
Базили Н.А. — 382
Баки бен Ягли (Катценельсон И.Л.) — 45
Бакланов Г.Я. — 606—607, 609—611
Бакунин М.А. — 98, 152, 277
Балмашов С.В. — 177
Бальмонт К.Д. — 347
Бальфур А. — 519, 530
Баранченко В.Е. — 414
Батшев В.С. — 612
Бегин М. — 529
Бегун В.Я. — 536
Бегун И. — 499
Бедный Демьян (Придворов Е.А.) — 473
Безобразов А.М. — 112, 187—189, 204
Бейзер М. — 552, 554, 557—58
Бейлис М.-М. — 20—21, 34, 50, 64—77, 193, 212, 310, 329—330, 334, 337, 345, 361, 459, 490, 531, 554, 636
Бейрах, ученик-рабочий — 556, 558
Белецкий С.П. — 301, 308—310, 360—364
Белимович А.Д. — 429
Белинский В.Г. — 123
Белобородов А.Г. — 148, 422—425
Беляев И. — 538
Беляев И.Т. — 370
Бен Гурион Д. — 524
Берзой А.А. — 100—101
Берия Л.П. — 303, 592
Бернацкий М. — 347
Бернштейн Анс — 656—659
Бершадер И. — 674, 676, 679—680
Бехтерев В.М. (Тихобережский) — 73, 347
Бикерман И.М. — 427, 440—41
Биленкин Д.А. — 628
Бисмарк О. — 161
Бланк И.Дав. (А. Дм.), дед В.И. Ленина — 411
Блантер М.И. — 576, 578, 618
Блиох И.С. — 96
Блок А.А. — 330, 406, 410
Бобриков Н.И. — 191
Бобринский А.А. — 370
Богат И.Е. — 7—8
Богданисы (семья) — 443—444
Богданов П.А. — 434
Боген Б. (Bogen, B.) — 464
Боголепов Н.П. — 140—141, 265
Боголюбов, студент — 163
Богров В. — 277
Богров Д.Г. («Мордко») — 14—15, 129, 272—275, 277—288, 298—299, 303—304, 331, 395
Бодуэн-де-Куртене И.А. — 347
Бок М.П. — 215, 273
Болдырев В.Г. — 377
Большаков В. — 536
Большеминников Л. — 555
Бонч-Бруевич В.Д. — 68
Борухин Я. — 493
Борщаговский А.М. — 622
Ботвинник М.М. — 618
Бразуль-Брушковский С.И. — 67, 69—70, 72
Брандорф Н.В. — 285
Браун Д. (Brown, David A.) — 561
Брафман Я.А. — 86, 117—19, 296
Брежнев Л.И. — 290, 540, 632
Брехт Б. — 631
Брешко-Брешковская Е.К. — 149
Броня (Бронька) — 450
Брусилов А.А. — 343, 359, 375—376
Брускина М. — 596
Бруцкус Ю.Д. — 523
Брэм Д.Д. — 109
Брюсов В.Я. — 347, 628
Будберг А.А. — 207
Будницкий О.В. — 570
Булак-Булахович С.Н. — 435
Булгаков М.А. — 512
Булгаков С.Н. — 345, 478
Булганин Н.А. — 619
Булыгин А.Г. — 138, 198, 200—201, 205, 224, 226
Бунин И.А. — 347, 407
Бурцев В.Л. — 20—21, 116, 264, 266, 268, 271, 339, 388
Бурштейн Д. — 674—675, 679—680
Бухарин Н.И. — 457—458, 479, 487, 547, 558, 564, 574
Бухонин, пред. облсуда — 658
Быховские (семья) — 76
Бялик Х.Н. — 488, 491—493, 495, 498, 501

В.
Вавилов Н.И. — 560, 590, 631
Вайнберг И. — 483
Ваксберг А.И. — 412, 544, 618—620
Валах М. — см. Литвинов М.М.
Василий Иванович, сын вл. кн. Ивана III — 26
Васильев, жанд. офицер — 116
Васильев Д.Д. — 668
Васильев М. — см. Хвастунов М.В.
Вася (парт. кличка) — 280
Вахтангов Е.Б. — 492—493
Веденяпин, эсер — 268
Вейнингер О. — 665—666
Вергелис А.А. — 516—517
Верховский А.М. — 540—541
Ветлужских Л. — 596
Вешнев В. — 553
Вильгельм II (Вилли) — 171, 184—185, 204, 211, 396, 423
Винавер М.М. — 21, 22, 391
Винавер Р.Г. — 391
Виригин, жанд. офицер — 274
Виссарионов С.Е. — 270
Витковский Д.П. — 654—656
Витте М.И. — 137
Витте С.Ю. — 17, 20—23, 40—42, 55, 68, 79—80, 95—97, 107, 110—112, 127—133, 135—141, 144—148, 163, 167—169, 174—177, 179—182, 184—187, 188—192, 194—196, 198, 201—231, 235, 239—242, 257, 314, 336, 352—353, 358, 430
Вишневецкий И.А. — 8
Владимир Александрович, вл. кн. — 41, 162, 180, 194
Власов А.А. — 612
Вовси М.С. — 531—532
Воейков В.Н. — 160—161
Войнович В.Н. — 660—661
Володарский В. — 415
Воронель А.В. — 387, 393—394
Воронович Н.В. — 431—433
Воронцов-Дашков И.И. — 166
Ворошилов К.Е. — 405, 467
Врангель П.Н. — 429, 431, 433—434, 452
Вырубов А.В. — 314—315
Вырубова А.А. — 300, 304, 310, 313—314, 318, 320—321, 336, 353, 359, 362, 367
Высоцкий В.С. — 633—634
Вышинский А.Я. — 428

Г.
Габино Ж.А. — 665
Галилей Галилео — 588—589
Галич (Гинзбург) А.А. — 513, 577—578
Галкин (Горев) М. — 458
Галкин — см. Голубев, В.С.
Галкин С.З. — 507, 509
Ганичев В.Н. — 631
Гапон Г.А. — 21, 197, 222, 308
Гастелло Н.Ф. — 595—596
Геббельс Й. — 665
Гегель Г. — 457
Гейне Г. — 82
Ген К.А. — 124
Гендельман М.Я. — 418
Генералов, зэк, бригадир — 581
Генкин, зэк, врач — 582—583
Геннадий Новгородский, епископ, правосл. святой — 25—26
Георг V (Йоркский), анг. король — 167
Гепштейн С. — 521—522
Герасимов А.В. — 222—223, 225—226, 236, 238, 246, 252—255, 259—260, 263—265, 268—270, 273, 278—279, 295—296
Гермоген, епископ — 313, 317, 320, 355
Герцен А.И. — 30, 43, 49, 123, 125, 171, 397, 626, 636—637
Герценштейн М.Я. — 237, 283, 298
Герцль Т. — 22—23, 129
Гершман Б. — 515—516
Гершуни В.Л. — 654—656
Гершуни Г.А. — 143
Гессен Г.В. — 342
Гессен Ю.И. — 81, 94, 119, 126
Гилбоа Е. (Gilboa, Yehoshua) — 493, 495
Гилельс Э.Г. — 618
Гиллель, иуд. законоучитель — 347
Гиммер Н.Н — см. Суханов (Гиммер) Н.Н.
Гиммер Н.С. — 398—399
Гиндина, рабочая — 552—553
Гиндлин, зэк — 581
Гинзбург А.А. — см. Галич А.А.
Гинзбург Е.С. — 579
Гинцбург (Гинзбург) Г.О. — 22, 135, 306
Гиппиус З.Н. — 330, 347
Гителман Ц. (Gitelman, Zvi) — 460—461, 472, 520, 534, 564, 568
Гитлер А. — 5, 50, 239—240, 299, 497, 513, 538, 592, 608, 612, 622, 626, 670—671
Глезер, раввин — 465
Глобачев К.И. — 116, 309
Глускер, жертва военного суда, повешен — 75
Говоров Л.А. — 602
Голиков А.Г. — 79, 110, 127, 190, 220
Голованов Я.К. — 589—590, 627—628, 635
Головин, рабочий — 553
Головинский М.В. — 388
Голодный — М.С. — 596
Голощекин Ф.И. (И., И.И., Ш.И.) — 424—425
Голубев В.С. — 121, 286, 387—388
Гольбрайх, рабочий — 553
Гольденберг Г.Д. — 125
Гонкур Ж. — 389
Гонкур Э. — 389
Горбачев М.С. — 540
Гордон Я.Л. — 472
Горелик, зэк, врач — 582—583
Горемыкин В.Н. — 100—103, 105, 107
Горемыкин И.Л. — 100, 176—177, 207, 230—231, 236—239, 299, 337, 351, 356—357, 363
Горн В. — 434—435
Горький М. (Пешков А.М.) — 198, 344, 346—349, 399, 407—408, 416, 429, 445, 469, 488, 492—495, 521—522, 559, 571, 574, 609, 630, 654
Горячкин Ф.Т. — 239
Готман Я. — 581
Гофштейн Д.Н. — 504, 509, 531
Гоц А.Р. — 408, 414—415, 427
Грановский А.М. — 501—503, 509
Грановский Т.Н. — 123
Грибачев Н.М. — 629, 635
Григоренко П.Г. — 271
Григорьев А.Г. — 294
Григорьев Н.А. — 429
Гринберг, нач. лагпункта — 656—657
Гринберг З. — 520
Гринштейн А.М. — 531
Грингаут В.А. — 20
Гриневецкий И.И. — 122
Громыко А.А. — 530
Гроссман В.С. — 600—601, 603—604, 606, 618
Гросшопф А.И. — 411
Грузенберг О.О. — 68
Гувер Г. — 559
Гуганава Б. — 585
Гумилев Н.С. — 628
Гурарье Ш. — 469
Гурвич Л. — 486
Гуревич А. — 582—583
Гуревич Д.А. — 468, 470
Гурко В.И. — 209—211, 357—360, 367
Гусева, помещица — 76
Гусева Х. — 335—336, 352
Гусев-Оренбургский С.И. — 347, 438—439, 441—443, 445—448, 450—451, 455—456, 635
Гучков А.И. — 321, 323—324, 326—328, 334, 350, 369, 380—383
Геррард Дж. (Garrard, John) — 603
Гэррард К. (Garrard, Carol) — 603

Д.
Давид, жертва погрома — 446
Даин Ш. — 613—614
Даль В.И. — 63—64, 641
Дан Ф.И. — 408
Данилов Ю.Н. — 346
Даниэль Ю.М. — 631, 635
Деген И. — 613
Дегтярев, нач. следств. отдела
ГПУ — 468, 475
Дедюлин В.А. — 269
Деникин А.И. — 399, 429—435, 440—442, 452, 523
Дейч Л.Г. — 125
Державин Г.Р. — 31—34, 54, 60, 63, 78, 85
Джунковский В.Ф. — 354
Дзержинский Ф.Э. — 305, 404—405, 422, 428
Дикий А.И. — 665
Диманштейн С.М. — 461—463, 472, 492, 507, 509, 520, 568
Дионисий, новг. священник — 26
Дитерихс М.К. — 423—24, 428
Дмитрий, внук вл. кн. Ивана III — 26
Дмитрий Павлович, вл. кн. — 301
Добровольский И.И. — 308—309
Добронравов Л. — 347
Добрынин А.Ф. — 486
Долгоруков П.Д. — 347
Долматовский Е.А. 577
Достоевский Ф.М. — 98—99, 271, 399, 478
Драгунский Д.Я. — 536—540, 618
Дрейфус А. — 22, 531
Дубасов Ф.В. — 222—224, 264
Дубенский Д.Н. — 378
Дубинин Н.П. — 591
Дубнов С.М. — 101, 111
Дубровин А.И. — 193, 228, 283, 292, 295
Дувидзон (Давидсон) В.Д. — 309, 335
Дудаков С.Ю. — 27, 388
Дудинцев В.Д. — 112
Думбадзе И.А. — 259—60
Дунаевский И.О. — 576
Дунский Ю. — 633
Дурново Н.П. — 135—135, 137, 201, 218, 222—223, 225—226, 228, 258, 261—263
Дюк Д. (Duke, David) — 580
Дюринг Е. — 665

Е.
Евсеев Е.С. — 536
Евтушенко Е.А. — 589, 605, 623, 639
Ежов Н.И. — 405, 574
Екатерина II — 28—31, 34, 54, 343
Елена, невестка вл. кн. Ивана III — 26
Елизавета Петровна — 28—29, 138
Елизавета Федоровна, вл. княг. — 199, 317
Елпатьевский С.Я. — 347
Ельцин Б.Н. — 228, 538
Емельянов В.Н. — 118
Ерашов В.П. — 618, 620
Еремин, жанд. полковник — 245—246, 270, 277
Ермаков П.З. — 425
Есенин С.А. — 571
Ефремов И.Н. — 338
Ефремов О.Н — 660

Ж.
Жаботинский В.Е. — 219, 488
Жданов А.А. — 482, 578
Жебелев С.А. — 552
Жевахов Н.Д. — 301
Жегня К.Л. — 100—101
Железняк(ов) А.Г. — 408—409, 474
Желябов А.И. — 18, 122
Жид Ш. — 552
Жириновский В.В. — 540
Жоли М. (Joly, Maurice) — 669
Жук В.И. — 8
Жукова, член облсуда — 658
Жученко З. — 264

З.
Забавленко, мастер — 553
Заболотный Д.К. — 341
Зайцев И. — 66
Замысловский Г.Г. — 73, 292
Зараев М. — 387
Зарудный А.С. — 103
Заславский Д.И. — 617
Засулич В.И. — 165
Захаров В.Г. — 576
Захаров И.В. — 7—8
Зеленый, атаман — 432, 439
Зелкинд Ю. — 606
Зельцер А. — 93
Зивс С.Л. — 538
Зильберберг И.И. — 624, 681
Зимянин М.В. — 633
Зиндулевич А. — 123
Зиновьев Г.Е. — 401, 405—406, 415, 462, 479
Золя Э. — 488
Зорич С.Г. — 31
Зощенко М.М. — 512, 578
Зубатов С.В. — 109, 129, 197, 263
Зускин В.Л. — 503, 514—515
Зюганов Г.А. — 540

И.
Иван III, вл. кн. — 25—26
Иван IV (Грозный) — 36, 407
Иванов, пред. полтавской ЧК — 545
Иванов В.И. — 347
Иванов Е. — 61
Иванов Н.И. — 376
Иванов П. — 68, 281—282
Иванов Ф.Е. — 61
Иванов Ю.С. — 534—535
Иванова А. — 61
Игнатьев А.В. — 79, 110, 127, 190, 220
Игнатьев Н.П. — 93, 97, 122, 134—135, 137
Извольский А.П. — 203
Изгоев А.С. — 213
Иисус Навин — 483
Иисус Христос — 29, 32, 49, 138, 153—154, 287, 314, 319, 349, 406, 473, 475, 578, 646
Илиодор (Сергей Труфанов) — 301, 305, 317—321, 323, 335—336
Ильф И.А. — 389, 550
Иоанн Кронштадтский — 313
Иоанн (Снычев), митрополит — 118, 668
Иоллос Г.Б. — 283
Иоффе, нэпман, пред. трудартели — 557
Ипатьев (дом Ипатьева) — 116, 159, 422—423
Иуда — 49, 603
Ицкович С.М. — 8

Й.
Йерушалми Й. (Yerushalmi, Yosee Hayim) — 466

К.
Кабачник М.И. — 538
Каверин В.А. — 618—619
Каган А. — 507
Каганович П.М. — см. Нистер, дер.
Каджая В.Г. — 599, 642
Калинин М.И. — 474—475, 566
Калмыкова А.М. — 347
Каляев И.П. — 199
Кан Ф. — 153
Каннегиссер Л. — 415
Кант Э. — 665
Каменев Л.Б. — 406, 413, 462
Каплан Ф. — 405, 413—416, 666
Караев А. — 67, 72
Кармайкл Дж. — 402
Карнеги Э. — 180
Карпов, жанд. полковник — 269—270, 279
Карпов В.В. — 626
Карпович П.В. — 141, 265
Кассо Л.А. — 141
Катков Г.М. — 349—350, 356—357, 369—370, 376—380, 382
Катценельсон — см. Баки бен Ягли
Кац Б. — 489
Кац И.П. — 606
Кац П.А. — 606
Кацис Л. — 93
Качалов В.И. — 493
Квитко Л.М. — 467, 504, 507—509, 512
Кегельс, гл. механик — 657
Керенский А.Ф. — 156, 384, 397, 402, 408, 418, 420
Кизеветтер А.А. — 256
Кипнис И. — 507
Кирпичников, рабочий-комсомолец — 553
Кирпичников В.С. — 590
Кичко Т.К. — 533—535
Клеменко, левый эсер — 438, 443, 445
Клейнерман А.Б. — 8
Клочков, В.Г. — 612
Ковалевский В.О. — 124
Ковалевский М.М. — 347
Коган, жертва погрома — 444
Коган, ком. дивизии — 600
Коган Б.Б. — 531
Кожедуб И.Н. — 602
Кожинов В.В. — 20, 155
Коковцов В.Н. — 42, 121, 138, 161, 198, 230—233, 237, 239, 242—243, 252—254, 256, 261—262, 274, 276, 286—287, 289—290, 292—293, 299, 321—327, 329, 331—334, 336, 358, 360
Кокошкин Ф.Ф. — 347, 421
Кокурин А. — 570
Колесников Ю.А. — 537—538
Колчак А.В. — 422—424, 428—429, 434—435, 523
Комиссаров М.С. — 201—202, 309
Кон Н. (Kohn, Norman) — 116
Кондратьев Н.Д. — 563—564
Кони А.Ф. — 132, 162, 166, 173, 199, 399
Коноплева Л.В. — 415—416
Коноплянникова З.В. — 224
Константин Константинович, вл. кн. — 169
Константиновский, жертва погрома — 455
Копелев Л.З. — 582, 584, 631, 658
Копанский Я.М. — 100—101
Копржива-Лурье Б.Я. — 665
Коржаков А.В. — 228
Кори У. (Korey, William) — 537, 539
Коркина, член облсуда — 658
Корнеев Л. — 536
Корнилов Л.П. — 397—399, 401—402, 408
Корнфельд, зэк, врач — 584
Короленко В.Г. — 18, 21, 68, 74, 76, 100, 102, 164, 178, 347—348, 544, 636—637
Коротков Ю.Н. — 630—631, 634—635
Корчагин В.И. — 626
Косарев А.В. — 482
Космодемьянская З.А. — 597, 616
Костырченко Г.В. — 600—601, 618, 621
Коттен М.Я. фон — 279
Кочан Л. (Kochan, Leonel) — 471—472, 565
Кочетов В.А. — 629
Красный-Арнольди Г.Я. — 101, 111
Красиков П.А. — 475
Красовский Н.А. — 66—67, 69, 72
Крейзер Я.Г. — 618
Кремье А. — 116—119
Крепс Е.М. — 552
Кривенко В.С. — 166
Криворучка А. (Карев) — 495
Кривошеин А.В. — 332, 357, 370
Кригер Е.Г. — 602
Кричевский Л.Ю. — 570—572
Кроль М.А. — 103
Кропоткин П.А. — 149, 152, 277, 339
Крупкин М. — 538
Крутиков, следователь — 658
Крушеван П.А. — 105—106, 108, 113, 283, 667
Крюков Ф.Д. — 347, 643
Кузминский А.М. — 212, 216—217
Кузьмин-Караваев В.Д. — 237
Куйбышев В.В. — 574
Кулишер М.И. — 22
Кулябко Н.Н. — 67, 273—277, 279, 281
Куняев С.Ю. — 118, 668
Куперштейн Р.М. — 597—598
Куприн А.И. — 330, 504
Курицын Ф. — 25—27
Курчуев, рабочий — 553
Курлов П.Г. — 266—267, 269—270, 272—276, 301, 331—332
Куропаткин А.Н. — 112, 139, 181, 186, 192, 202
Кускова Е.Д. — 347
Кутлер Н.Н. — 212, 235—236
Кутузов М.И. — 615
Кушнер А.И. — 609
Кушнер Б.А. — 8, 576—577, 607, 609
Кшесинская М.Ф. — 162, 166—167

Л.
Лавочкин С.А. — 602, 618
Лавров, рабочий-комсомолец — 553
Лазарев, раввин — 471
Лазарев Е.Е. — 279, 283—284
Лазебников А.Е. (Шура) — 551
Лазебников Е. — 550
Лазебникова Э.Е. — см. Маркиш-Лазебникова Э.Е.
Лазнюк, атаман — 449
Ламздорф В.Н. — 110, 187, 194, 202, 204—205
Ландау Г.А. — 150—51, 155
Ландау Я. — 472
Ларин Ю. (Лурье М.З.) — 59, 126—127, 201, 525, 533, 545—549, 551, 560, 564—565
Ларский Л. — 553
Латышев И. (Ванька Рыжий) — 70
Лауниц В.Ф. фон — 295—296
Лацис М.Я. — 523
Лебедев А.А. — 631
Лебедев В. — 660, 681
Лебедев-Кумач В.И. — 576
Левендаль, жанд. ротмистр — 101, 105—108, 119
Левин Абрам — 596
Левин Александр — 630
Левин Н. (Levin, Nora) — 440, 460—464, 467, 487, 489, 491, 495, 501, 506, 516, 520—526, 534, 545, 551
Левин Ю.-Л. — 485
Левинсон И.М. — 8
Левинсон Л. — 8
Левитан М. — 506
Левитан, студент — 554
Ленин (Ульянов) В.И. — 14, 149, 156, 178, 201, 299, 303, 339, 358, 383, 393—394, 400—402, 404—421, 423, 428—430, 436—437, 457, 462, 468, 474, 477, 479—481, 487—488, 491—492, 512, 521—523, 544, 578, 590, 668
Ленский Х. — 495
Лермонтов М.Ю. — 123
Лесков Н.С. — 27, 35—40, 49, 52, 56—59, 86—88
Лещинский Я. — 571
Либер М.И. — 408
Либерман, зэк, швейник — 673
Лилиенталь М. — 81, 83—86
Лимонов Э. — 540
Линский Д.О. — 454—455
Липкин С.И. — 619
Литваков М.И. — 463, 472, 507—509
Литвинов М.М. — 592, 625
Литвинов П.М. — 625
Лихачев В.А. — 541
Ли Хун-Чжан — 185
Лобачевский Н.И. — 303
Лозовский С.Г. — 524, 603
Ломакин И. — 475
Ломов, эсер — 268
Ломоносов М.В. — 548
Лопухин А.А. — 109, 116, 195, 201—202, 266—267, 271
Лотовский Я.К. — 8
Лошак В. — 304, 389—390, 392, 641—642, 659
Лощилин, зэк — 658
Лукомский А.С. — 382
Лулов, сотр. ГПУ — 468
Луначарский А.В. — 457, 490—492, 502, 544
Лурье Н. — 507
Лурье С.Я. — 552, 662—666
Лурье Ю. – см. Ларин, Ю. (Лурье, М.З.)
Лысенко Т.Д. — 589—591, 598, 629
Львов Г.Е. — 369—370, 383
Львов Н.Н. — 237, 283
Львович Д.В. — 408—409
Лятковский П. — 280, 282, 284—285

М.
Маггид, нэпман, шоколадный фабрикант — 557—558
Магомет — 578
Мазаев М.Н. — 322
Мазе Я.И. — 345, 366, 375, 404, 490—491
Макарий, правосл. святой — 476
Макаров А.А. — 321—324, 328—329, 370
Макашов А.М. — 540
Макиавелли Н. — 669
Маклаков В.А. — 230, 247—248, 255—257
Маклаков Н.А. — 328—329, 341, 355
Максудов С. — 213
Малянтович П.Н. — 347
Манасевич-Мануйлов И.Ф. — 308, 362—363, 388—390
Мандель В.С. — 152—155
Мандельштам О.Э. — 512
Манус И.П. — 306
Марголин Л.Д. — 34, 69—71
Марголин Ю.Б. — 529
Марджорян Л. — 536
Маринин М. (Хавинсон Я.С.) — 617
Мария Федоровна, императрица — 191, 262, 325
Марк Ю. — 510, 512—513
Маркиш П.Д. — 504, 507—508, 512—513, 516, 601
Маркиш (Лазебникова) Э.Е. — 512—513, 550—553, 568—569
Марков Н.Е. (Второй) — 292, 295, 361, 372—373, 518
Маркс К. — 82, 98, 153, 171, 412, 457, 481
Мартов Ю.О. — 408
Мартынов, жанд. офицер — 116
Мартынов А.П. — 354
Маршак С.Я. — 601, 618
Маслов С.С. — 475
Матросов А.М. — 596
Матусовский М.Л. — 577
Махалин С. — 67, 72
Махно Н.И. — 429, 443
Махони Д. (Mahoney, David) — 14, 238
Маяковский В.В. — 556—557
Медалье, раввин — 473
Менделе Мойхер Сворим (Абрамович Ш.-Я.) — 505
Медведев Ж.А. — 590
Медведев П.С. — 425
Меир Голда — 530
Мейерхольд В.Э. — 493
Меламед Е. — 412
Меламуд Б. (Melamud, Bernard) — 68
Мелентьев Ю.С. — 630
Мелихов А.М. — 120
Мельгунов С.П. — 376—378, 381—382, 571
Мельгунова-Степанова П. — 571
Мельников-Печерский А.И. — 27
Мендельсон (Шлегель) Д. — 82
Мендельсон М. — 81—82
Мендельсон Ф. — 82
Менжинский В.Р. — 428, 470, 574
Меницкий И. — 337—338
Меньшиков М.О. — 15—16, 20, 23—24, 148, 155, 206, 292, 309, 421, 637
Меньшой А. — 477
Мессинг С.А. — 470—471
Меттерних К. — 161
Мещерский В.П. — 187, 206, 292, 328—329, 378
Микоян А.И. — 619
Милица Николаевна, вл. княг. — 313, 315
Милюков П.Н. — 21, 147—148, 151, 224—226, 236—238, 328—331, 339—340, 362, 372, 383—384, 418—419
Мин Г.А. — 221—222
Миних Б.К. — 358
Минц И.И. — 617
Минц М. — 582—583
Миркин, жертва ЧК, расстрелян — 545
Миронов, мл. лейтенант — 674—675
Миронов Б.С. — 626
Миронова Т.Л. — 302—306, 309
Митин М.Б. — 617
Митрохин Н.А. — 623
Митта А. (Рабинович) — 632—634
Миффле П. — 70
Михаил Александрович, вл. кн. — 377, 380—383
Михайлов О.Н. — 33
Михаэлис Е.П. — 124
Михаэлис М.П. — 124
Михоэлс С.М. — 466, 502—503, 509, 512, 514—516, 532, 602
Мищук Е.Ф. — 66
Моисеев Ягуда — 553
Моисей — 63, 153—154
Мойсипович, капитан — 612
Мокеева, рабочая-коммунистка — 553
Молотов (Скрябин) В.М. — 481, 529, 592—593
Монтескье Ш. — 669
Мордвинов Н.С. — 62—64, 71
Морозов П.Т. (Павлик) — 496, 616, 625
Москвин И.М. — 493
Муравьев М.Н. — 179, 182—183, 185
Муравьев Н.В. — 104, 139, 203
Муравьев Н.К. — 275
Муромцев С.А. — 237, 244
Мусин-Пушкин А.И. — 106—107
Мухин Ю.И. — 626
Мучник, пред. евр. общины — 107
Мюллер Р. — 481
Мясоедов С.Н. — 349—350

Н.
Набоков В.Д. — 21, 68, 237
Назаров М.В. — 64
Наметкин, следователь — 423
Наполеон I — 303
Наполеон III — 669
Нарышкин, помещик — 57
Натансон М.А. — 125
Наумов А.Н. — 370
Наумов В. — 254—55
Наумов В.П. — 503, 514, 605
Наумов Ю. — 605, 614
Нахимов П.С. — 615
Невежин, мл. лейтенант — 587
Нейгардт А.Б. — 217
Нейгардт Д.Б. — 216—217, 294, 296
Нейман, рабочий — 553
Нелидов А.И. — 179—180, 203
Немирович-Данченко, В.И. — 492
Нестеров, рабочий-комсомолец — 553
Нехамкин (Мохов) В.Л. — 8, 425
Нехамкин С.В. — 610
Нехамкис О.М. — см. Стеклов (Нехамкис) Ю.М.
Никитин В.Н. — 55—56, 59
Никифоров, рабочий — 553
Николаевский Б.И. — 245—246, 264—265, 268
Николай I — 18, 40, 42—43, 46, 54—56, 58, 61—64, 78—80, 84, 86, 106, 123, 165—166, 546, 549
Николай II (Никки) — 14, 17, 19, 40, 64, 95—96, 110—112, 116, 132—133, 137, 139, 141, 148—150, 157—163, 166, 168—177, 179—192, 195—196, 199—200, 203, 207—211, 228—229, 231—232, 237, 241—242, 256, 258—261, 263, 280, 284—285, 290, 299, 319, 323, 343, 351, 357—358, 364, 366—370, 376—377, 379—383, 407, 420—421, 425
Николай Михайлович, вл. кн. — 172, 364
Николай Николаевич (Николаша), вл. кн. — 205, 208, 228, 254, 306—307, 313, 340, 343, 346, 351, 355—356, 366, 369, 378, 382
Никольский Б.В. — 193—196, 206
Николюкин А.Н. — 74
Нилов К.Д. — 378
Нилус С.А. — 394, 667—668
Нистер дер (Каганович, П.М.) — 504, 507, 510—512
Новиков, кадет — 328
Новиков, комсом. руков. — 555
Новиков А.Г. — 576—577
Новоселов М.А. — 324
Носарь-Хрусталев Г.С. — 221—223
Нусбаум Л. — 582—583
Ньютон И. — 304

О.
Оболенский В.А. — 433—434
Оболенский Н.Д. — 227—228
Ойстрах Д.Ф. — 618
Окнов П.В. — см. Питирим, митрополит
Омельчук, врач, зэк — 582—583
Орджоникидзе (Серго) Г.К. — 404
Ортенберг Д.И. — 596, 600—602
Осипенко И.З. — 360
Ошанин Л.И. — 577

П.
Павел I — 31, 341, 383
Павлов И.П. — 552
Пагануцци П. — 424
Падунский, рабочий — 553
Пайпс Р. (Pipes, Richard) — 388
Панин Д. — 580—581
Панкратов В.С. — 420
Панченко — см. Янченко
Папп А. — 541
Парвус (Гельфанд) А.Л. — 221, 393, 395
Пасманик Д. — 441, 455, 528
Пастернак Б.Л. — 15, 652
Перельман, нач. лагеря — 656—657
Перец И. — 505
Перовская С.Л. — 18, 122
Перовский, помещик — 57
Петкевич Р. — 416
Петлюра С.В. — 451
Петр I — 28, 32, 194, 632—633
Петр III — 343
Петр Николаевич, вл. кн. — 313, 352
Петров, полковник — 432—433
Петров, зэк, врач — 584
Петров А. (Воскресенский) — 268—271, 298
Петров Е.П. — 389, 550
Петров Н

Рецензии Развернуть Свернуть

Резник С. Вместе или врозь

04.04.2003

Автор: 
Источник: Jewish Magazine


Я не вижу существенной разницы в том, какого типа ненависть служит «теоретическим» обоснованиям массовых гонений и убийств - расовая, классовая, религиозная или какая-либо иная. Если справедливо евангельское изречение, что сначала было слово, то одним из первых в России его сказал родной брат премьера Столыпина, аккуратно вынутый из истории «русско-еврейских отношений». Изъяты и другие теоретики расовой ненависти, например, В. Розанов и П. Флоренский, «открывшие» такую расовую особенность евреев, как неутомимая кровожадность. Правда, имя В. Розанова в книге Солженицына присутствует, но в сугубо позитивном контексте.      За. Вы осилили опус г-на Солженицына «Двести лет вместе», и он привёл вас в состояние праведного гнева? Вам нужен человек, который разделит ваши чувства и приведёт весомые аргументы против сочинения означенного г-на? Который будет дотошен, последователен и азартен в своём разоблачительстве? Смело берите в союзники Резника.      Вы не читали и не собираетесь читать Солженицына, зато интересуетесь еврейской историей? Хотите получить более-менее достоверную информацию о взаимоотношениях евреев и Российского государства на протяжении пары-тройки последних столетий? Желаете, чтобы информация эта не сопровождалась сомнительными комментариями и собственными домыслами? Забудьте о Солженицыне, читайте Резника.      Против. Впрочем, забыть о Солженицыне Резник вам не позволит: слишком много отсылок, слишком горяч спор. В книге Резника есть два по настоящему раздражающих момента. И это отнюдь не юдолюбство и подтасовка фактов в пользу евреев - этого вы в книге не найдёте. Резник утверждает: если бы на обложке книги «Двести лет вместе» стояло имя другого писателя, широкая публика не обратила бы на неё внимания. Помилуйте, да если бы на обложке книги «Вместе или врозь?» не стояло «Заметки на полях книги А. И. Солженицына» её и вовсе никто бы не заметил. Разве что большие специалисты. Так что элемент спекуляции есть в обоих случаях. Кроме того, Резник обвиняет Солженицына в вялости стиля. Не согласиться с ним сложно, но и собственная книга Резника - совершенно не образец стиля. Хотя на мой вкус, он, конечно, побойчее.      Итого. Безусловно, работа Резника - сочинение более серьёзное и аргументированное, а потому и более интересное. Неслучайно, наверно, возникает ощущение, что это более честная книга. Впрочем, позволю себе обобщение в стиле Резника, ощущения честности от того, что делает Александр Исаич давно уже не возникает.

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: