Две старые старушки

Год издания: 2009,2003

Кол-во страниц: 112

Переплёт: твердый

ISBN: 978-5-8159-899-4,5-8159-0346-9

Серия : Зарубежная литература

Жанр: Рассказы

Тираж закончен
ДВЕ СТАРУШКИ так крепко любили друг друга, что сделались несчастны. Кому это нужно, так они считали. «Любовь... — думали они пренебрежительно. — Вот ведь чепуха-то!..»

Тоон Теллеген, которого прозвали голландским Хармсом в своих коротких рассказах воплотил новый образ «старушек». Они едят сапожный крем, пьют ром и херес, живут в темной каморке под крышей и умирают, чтобы поцеловаться в новом рассказе.
Проживая множество жизней, две старушки совершают ошибки: лгут себе и другим, совершают подвиги во имя ничего и пренебрегают любовью.
И не стоит откладывать эту книгу, сознавая тот факт, что абсурдно есть сапожный крем чайными ложками или записывать проступки-советы: «Ешь потише, свинячь поменьше», «Что ты с таким шумом руки моешь!».
В первую очередь — это сборник историй о любви и человеческих заблуждениях. А любит и заблуждается каждый из нас.

«Ах, как же я все-таки тебя люблю!»
А другая отвечала: «И так далее и тому подобное».
Toon Tellegen
Twee Oude Vrouwtjes

Amsterdam
Em. Querido’s uitgeverij bv.
1994
Перевод с нидерландского О.Гришиной

Почитать Развернуть Свернуть

Две старушки так долго жили вместе, во втором этаже, в унылой мрачной округе, что исхудали и иссохли.
Они перестали выходить на улицу. Соседи делали за них покупки, а то и вовсе забывали про них.
Спали они мало, потому что во сне им непременно являлись толстые, лоснящиеся мужчины, которые бормотали вздор и грозили им пальцем. Старушки предпочитали бодрствовать.
Днем они усаживались рядышком на подоконнике, болтали ногами, перебирали свои воспоминания и говорили: "Ах да!" или "это уж точно".
В молодости они обе были влюблены в одну большую толстую нерешительную женщину, и только потом друг в друга.
В один прекрасный день они сделались такими худыми и лёгонькими, что ветер подхватил их и смёл с подоконника. Он раздул их юбки, и, медленно кружась, старушки опустились на землю.
Они уже так долго не выходили за порог, что с изумлением указывали друг другу на разные диковинки.
- Смотри, смотри!
- А вон там!
Они уселись на тротуаре, подобрали под себя ноги и разгладили юбки.
Какой-то старичок шёл по улице и разбрасывал перед собой хлебные крошки. А кто-то другой говорил: "Кыш, кыш!"
Они подтолкнули друг друга локтями, потёрли руки и просияли от удовольствия. Старые-престарые старушечки. Осенним днём.
ДВЕ СТАРУШКИ так крепко любили друг друга, что сделались несчастны. Кому это нужно, так они считали.
Любовь... — думали они пренебрежительно. Вот ведь чепуха-то!
Но поделать с собой ничего не могли. Они любили друг друга, при встрече не могли унять сердцебиения и по ночам сжимали друг друга в объятиях со страстью и горечью. И тогда одна говорила: «Ах, как же я все-таки тебя люблю!» А другая отвечала: «И так далее и тому подобное».
Они пили ром и херес, с каждым днем больше и больше. Все оставалось по-прежнему.
Они ели сапожный крем. Где-то они об этом читали. Черный сапожный крем, чайными лож¬ками.
Они рассматривали друг друга под действием сапожного крема и замечали, что превратились в нечто бесформенное, распухшее, пучеглазое. У них выпадали зубы, они сипели и хрипели.
Ничего не помогало.
У них случались припадки.
Но они продолжали любить, и выкрикивали это друг другу с пеной и кровью у рта.
Когда действие сапожного крема кончалось, они сидели каждая в своем углу за ширмой, ненавидя любовь и того, кто ее выдумал, кто бы он ни был.
— Нельзя старикам любить! — кричали они друг другу.
— Нельзя!
Сердца их колотились.
ДВЕ СТАРУШКИ жили вместе много лет. Они были счастливы — так им казалось — и неразлучны. Они исходили из того, что в их жизни уже ничего не может измениться.
Но однажды утром одна из них сказала:
— Я хочу, чтобы ты ушла, немедленно.
Внезапно она как бы стала выше ростом, стояла разрумянившаяся, торжествующая. В ней появилось нечто величественное: сверкающие глаза, горделивая осанка. Она возвышалась над другой старушкой, как некая матрона.
Вторая старушка втянула голову в плечи. Она походила на мышку, такой маленькой и робкой она сделалась в считанные секунды.
— Хорошо, — сказала она.
Она встала, наткнулась на стол, обогнула стул
и распахнула дверь.
Она не решалась оглянуться.
— Счастливо тебе, — сказала она, глядя в пол.
И прошептала, неслышно для другой старушки: — Я люблю тебя.
— Давай не мешкай, — сказала первая старушка. — Ступай.
Вторая старушка вышла из комнаты, спустилась по лестнице, вышла на улицу. Она собралась с духом и исчезла. Назад она не вернулась.
В тот же день первая старушка утратила свою горделивость, принялась рвать на себе волосы, бегать повсюду, помещать объявления, расклеивать плакаты: «Разыскивается моя любимая подруга».
Она прожила еще много лет, мрачная, переполненная раскаянием. Что случилось с ней тогда,
в тот миг, когда она вдруг сделалась огромной, гордой, торжествующей, — осталось для нее загадкой.
«Тот момент не имел ничего общего с действительностью! — думала она порой с сомнением. — Он относился к другому роду вечности! К смерти!»
Она бросалась на стены, колотила кулаком по столу, хлопала дверьми до тех пор, пока не падала бездыханная.

Рецензии Развернуть Свернуть

Страна старушек

03.11.2003

Автор: Ирина Шостаковская
Источник: Книжное обозрение, № 45


Вторая вышедшая на русском языке книга голландского писателя Тоона Теллегена полна удивительных историй. Это цикл рассказов, объединенных не только названием, но и общим зачином - "Две старушки...". В каждой из новелл идет речь об одном и том же предмете. О любви. Две старушки любили друг друга. Да, именно так, и диапазон сюжетов необыкновенно широк. От историй с налетом легкой иронии, которая заставляет русского читателя волей-неволей вспомнить хармсовских старух, до пронзительных лирических миниатюр, почти лишенных абсурдного начала. Хотя, пожалуй, именно рассказы, не вполне свободные от абсурдизма, который и сделал известным имя Теллегена, вызывают неожиданное для такого полусказочного-полупритчевого жанра чувство сопереживания. "Двве старушки" - это женщины, связанные многолетними узами, в спальне у которых висит "фотография их обеих, сделанная на море пятьдесят три года назад", и которые надевают темные очки, чтобы не видеть состарившегося тела подруги и тем самым словно бы мечтая вернуть ей и себе молодость...

Без названия

00.00.2003

Автор: Владимир Кирсанов
Источник: КВИР, № 3


У голландского писателя Тоона Теллегена сложилась репутация парадоксального автора, к историям которого сложно относиться однозначно. Его сюжеты отправляют взрослых читателей в своеобразный тупик. Парадокс восприятия историй Теллегена в том, что всерьез — осмысленно — читать их можно только глазами ребенка. Вернуться к простоте первородного восприятия, не отягощенного ханжеством возрастного опыта и обывательских представлений о жизни, заставляют короткие новеллы о двух влюбленных старушках. Теллеген создает сюжетные ситуации, которые невозможно постигать буквально. Иначе будьте готовы почувствовать себя законченным извращенцем (если вас так уж возбуждают эти милые старушки, доживающие свой век в экстазе не случившихся совокуплений). Или вы вынуждены будете отложить "Двух старых старушек" в сторону, понимая, что ничего не понимаете. Влюбленные старушки Теллегена преподают всем — соседям, случайным прохожим, друг другу и, конечно, читателям — грандиозный урок терпимости. Эти анекдотические истории читаются как маленькие философские сказки: о противоречиях человеческих привязанностей, о трогательных поисках понимания, о том, что возраст никогда не равен человеческому "летоисчислению". ...Наконец, сказкам о том, что и две старые старушки могут любить так сильно, страстно, так глупо и так бессмысленно — как и все мы, — что никто не посмеет назвать этих "двух молодых старушек" двумя старыми отчаянными лесбиянками.

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: