Видео Иисус

Год издания: 2006, 2005, 2004

Кол-во страниц: 528

Переплёт: твердый

ISBN: 5-8159-0604-2,5-8159-0523-2,5-8159-0467-8,5-8159-0433-3

Серия : Зарубежная литература

Жанр: Роман

Тираж закончен

Андреас Эшбах родился в 1959 году, изучал авиационную и космическую технику, начинал карьеру в качестве программиста. Сейчас занимается только литературой. Живет с семьей неподалеку от Штутгарта, Германия. Среди его романов — «Соляриум», «Звезда Кельвитта», «Поиск» и «Биллион долларов».
Андреас Эшбах — пожалуй, самый многообещающий хай-тек-автор младшего поколения, у него есть все предпосылки, чтобы стать немецким Майклом Крайтоном.
Он не берется отвечать на вечные и последние вопросы о смысле бытия. Но он давно ответил на более важный вопрос: что делать темным, холодным, пасмурным вечером? Взять Эшбаха и читать.


Стивен Фокс, член нью-йоркского Исследовательского общества, находит на археологических раскопках в Израиле в древней, двухтысячелетней могиле инструкцию по пользованию видеокамерой — камерой, которая должна поступить в продажу только через несколько лет. Этому есть лишь одно объяснение: кому-то в ближайшие годы удастся осуществить путешествие во времени в прошлое, и там он сделает видеосъемки Иисуса Христа. Эта кассета всё еще спрятана где-то в Израиле, в надежном месте...
Или всё это лишь крупное надувательство? Начинаются напряженная охота, поиск — и гонка, в которой учавствуют археологи, Ватикан, секретные службы и один из могущественных медиаконцернов мира. Гонка с ошеломительными поворотами, с тридцатью промежуточными финишами и финалом, какого никто не ожидал...
Бесполезно заглядывать в конец книги, это ничего не даст изнемогающему от любопытства читателю: роман кончается фразой: «История начинается».

 

 

Anderas Eschbash

DAS JESUS VIDEO

Перевод с немецкого Т.Набатниковой

Почитать Развернуть Свернуть

Он ждал их с той минуты, как понял, что прославится. То, что они явились так скоро, удивило его, но не поразило.
Сперва показалось лишь облако пыли в далёкой дали. Он тотчас заметил его краешком глаза, потом поднял голову и вгляделся пристальнее, раздумывая, не играют ли с ним злую шутку его расшалившиеся от напряжённого ожидания нервы. Такие облачка пыли поднимали машины, едущие по каменистой дороге, которая пролегала примерно в миле юго-западнее лагеря. Нет, это наверняка всего лишь грузовик, который направляется в ближнюю деревню. Да-да, именно так. Это совсем не то, чего он ожидал.
Он снова обратил взгляд к нескольким квадратным сантиметрам земли, которую уже битый час обрабатывал кисточкой из щетины. Было жарко. Стоял июнь, и с самого раннего утра температура поднималась до тридцати градусов и выше, после чего все избегали даже поглядывать на термометр. Дождя не видели уже несколько недель, и для работы это было бы хорошо, но верхний слой почвы из-за этого превратился в тончайшую противную пыль, которую вздымал малейший ветерок — и они ею дышали, глотали её, уносили на себе в свои палатки и походные койки, и избавиться от неё до конца раскопочных работ не представлялось возможным. Смешавшись с потом, она образовывала тонкий слой грязи, против которой был бессилен экономный капельный душ, смонтированный в лагере.
Да, он должен признаться в этом самому себе: он ждал. В нём что-то дрожало от нетерпения. Он должен признаться, что работал только для того, чтобы как-то отвлечься от ожидания. Монета, на которую он только что наткнулся, голыми руками осторожно раздвигая почву на одном из преспективных участков, была шекелем из времён Иудейской войны — драгоценная монета с изображением цветка с тремя бутонами, древне-еврейская надпись по краю. Он долго чистил её кисточкой, чтобы сфотографировать и потом занести в журнал раскопок. В другое время такая находка привела бы его в восторг. Серебряные монеты высокого достоинства евреи чеканили только во время краткого периода римской оккупации, иначе говоря, во время Иудейского восстания, которое началось в 66-м году и было подавлено римскими войсками в 70-м году. Тогда же был разрушен Великий Храм и началось изгнание иудеев. Монета была очередной находкой, дающей возможность точно датировать захоронение, которое они раскопали.
Но мысли его были все это время прикованы совсем к другой находке — вчерашней. На неё наткнулся один из рабочих, молодой студент из Соединённых Штатов, — но он был единственным, кому было ясно её значение. У него мороз бежал по коже, когда он думал о ней. До сих пор ещё никогда археологи не сталкивались с таким щекотливым предметом, который грозил пошатнуть основы цивилизации.
Облако пыли приближалось, теперь оно достигло развилки и вместо того чтобы продолжить путь в направлении деревни, повернуло в сторону лагеря. Чарльз Уилфорд-Смит отложил кисточку на раскрытый журнал раскопок, между страницами которого поскрипывал песок, и встал.
Пейзаж, открывающийся взору в этих местах, раздражал его всякий раз, как только он осматривался по сторонам. Пустая, безжизненная земля простиралась вдаль скупыми волнами, лишённая растительности — за исключением единичных жалких былинок, уцелевших в тени крупных камней. Они придавали равнине хоть какую-то зеленоватую дымку. Эта равнина переходила на горизонте в седые, древние холмы, от первоначальной высоты которых ветер мало что оставил, продувая их бессчётные тысячелетия и продолжая продувать и сейчас. Несмотря на открытый горизонт, чувства пространства и дали не возникало. Напротив, в этой местности человек ощущал себя как под лупой, под зажигательным стеклом. Тут чувствовалось даже физически, как история трёх — самое меньшее — культур фокусировалась в этой земле. Каждый камень, каждый иссохший кустик был напоён памятью о кровавых драмах и беспощадных преследованиях; дальний отзвук голосов библейских пророков, казалось, всё ещё разносился эхом среди гор, и страсть бесчисленных молений пронизывала тело, словно радиоактивное излучение.
Он неторопливо снял с головы широкополую шляпу от солнца, которую всегда надевал во время работы. Она невольно стала чем-то вроде его фирменного знака, и многие годы оставили на ней свои следы. Он достал из кармана платок, бывший когда-то белым, и вытер им лоб и череп, который вот уже несколько десятилетий постепенно покидали поседевшие волосы.
— Шимон, — вполголоса позвал он.
Из соседней ямы показалась голова мужчины лет пятидесяти, круглое лицо было обрамлено курчавыми тёмными волосами и густой бородой. Глаза смотрели отсутствующе. Они только что вглядывались во времена, отстоящие отсюда на две тысячи лет, и с трудом возвращались в современность.
— Что?
Он указал на приближающееся облако пыли:
— К нам гости.
Между тем уже можно было различить и машину — вытянутый в длину тёмный лимузин, однозначно не приспособленный для такой каменистой дороги. Солнце сверкало, приплясывая на хромированных частях облицовки и на затемнённых стёклах, когда автомобиль подбрасывало на бесчисленных ухабах и покачивало, как пограничный катер в тяжёлый шторм.
— Гости? — Шимон грузно поднялся и посмотрел в сторону приближающейся машины. — Кто бы это мог быть?
— Высокие гости.
— Кто-нибудь из правительства?
— Бери выше, — он снова водрузил свою шляпу на голову и сунул платок в карман брюк. — Наш спонсор.
— Ага! — Шимон Бар-Лев посмотрел на него. Они работали вместе уже почти двадцать лет. — Ареал четырнадцать, так? Он пожелал увидеть его своими глазами. А мы как же? Долго ты ещё будешь держать от нас в тайне, чего ты там нашёл вместе с этим — как его?
— С Фоксом, — терпеливо ответил Уилфорд-Смит. Плохая память Шимона на имена давно уже стала притчей во языцех. — Его зовут Стивен Фокс.
— Вот-вот. Что вы там нашли с этим Фоксом?
— Скоро узнаешь.
— Но человек в лимузине узнает раньше, чем я?
— Да. Поверь мне, Шимон, как только ты узнаешь, о чём идёт речь, ты поймёшь, почему я так поступаю.
Шимон проворчал что-то нечленораздельное. У него было лицо строптивого ребёнка.
Уилфорд-Смит огляделся. Снимок со спутника навёл его на след этого селения, в котором две тысячи лет назад, в начале нашей эры кипела жизнь. На основе этого снимка они распланировали для раскопок девятнадцать ареалов. Внутри каждого ареала они действовали по сетевой системе, выкапывая пятиметровые квадраты. Отмаркированная на поверхности земли сетка оставалась неповреждённой, образуя между вырытыми квадратами рельефный профиль — разделительные стенки шириной в метр, что позволяло археологам упорядочивать все находки и все детали относительно разлинованной сетки. Таков был традиционый метод, применяемый во всём мире. И, естественно, эти разделительные стенки, которые они между собой называли «кошачьими мостками», обеспечивали доступ ко всем вырытым ямам, иной раз служа системой узких мостиков над пропастью.
Из девятнадцати намеченных ареалов в первую очередь разрабатывались только пять самых преспективных. Вернее, со вчерашнего дня — шесть. Уилфорд-Смит распорядился приостановить работы в четырнадцатом ареале, и освободившиеся рабочие начали снимать верхние слои в третьем ареале. А над местом чрезвычайной находки теперь была разбита большая белая палатка, которая ночью охранялась двумя мрачного вида молодыми людьми с заряженными автоматами. Эти люди принадлежали к одной охранной службе из Тель-Авива и появились здесь спустя полтора часа после его телефонного разговора с человеком, который, по всей видимости, и находился сейчас в чёрном лимузине, подъезжающем к раскопкам.
Разумеется, слухи не остановишь, они поползли. Уилфорду-Смиту казалось, что он их почти слышит, проходя между квадратами раскопок. Большинство рабочих были волонтёры, вольнонаёмные молодые люди со всего света, которых поставляло сюда Израильское Управление Древно¬стями. За смехотворное вознаграждение и за чувство прича¬стности к авантюрным приключениям они брались вставать ни свет ни заря и дни напролёт таскать корзинами землю и камни. Сейчас они краешком глаза наблюдали за ним и спрашивали себя, что здесь, собственно, происходит.
— Может, будет лучше, если на сегодня мы приостановим все работы, — сказал он вполголоса. — Надо дать людям отдохнуть.
Шимон ошарашенно взглянул на него:
— Прекратить работу? Но ведь ещё нет и трёх часов! Они как раз только начали новый ареал, и тут...
Уилфорд-Смит почувствовал, как в его голосе прозвучали нотки нетерпения:
— Шимон, все они — совсем молодые люди, брызжущие энергией и полные любопытства. Мне всё равно, каким образом ты это устроишь, но ни один из них сегодня вечером не должен даже близко подойти к четырнадцатому ареалу, ол райт?
Тот посмотрел на него долгим взглядом, и, как всегда, между ними установилось то взаимопонимание, которое оба воспринимали как нечто магическое.
— Ол райт, — не сразу ответил Шимон.
Это прозвучало как обещание. Да это и было обещание.
Уилфорд-Смит вздохнул и устало поднялся из ямы на узкую тропу изначальной почвы — на «кошачий мостик». По другую сторону, у третьего ареала уже стояли те, о ком шла речь. Главным образом молодые мужчины, среди них лишь несколько женщин, которые пользовались здесь повышенным вниманием и терпели активные домогательства со стороны мужского большинства. Они поглядывали то на чёрный автомобиль, который в это время медленно, почти нерешительно приближался, то на руководителя раскопок. Он почти физически, кожей чувствовал на себе их взгляды, спокойным шагом двигаясь в сторону их парковки. Во всяком случае, он надеялся, что его походка выглядит со стороны именно спокойной, а не немощной. С тех пор как ему перевалило за семьдесят, он стал вспоминать своего отца: тот умер в возрасте восьмидесяти семи лет и последние семнадцать лет жизни взял в привычку ежедневно донимать всю семью жалобами на прогрессирующий распад организма, как он это называл.
Чёрный лимузин остановился. У него были жёлтые номерные знаки — значит, машина израильская. И откуда только в Израиле взялась такая машина? Уилфорд-Смит не уставал удивляться, какие чудеса способны творить в этом мире деньги.
Приехавшие не торопились выходить, коротая ожидание в приятной прохладе кондиционированного салона. Когда он приблизился, из машины вышел шофёр, широкоплечий гигант с короткой — по-военному — стрижкой и в почти военной униформе, явно с револьвером в кобуре под мышкой. Судя по тому, как он открывал дверцу, основная его профессия была телохранитель, а не шофёр.
Человек, поднявшийся с заднего сиденья автомобиля, не только был богатым и могущественным, но и выглядел таким. Синий костюм превосходно сидел на нём, хотя на ком угодно другом казался бы совершенно неуместным в такой обстановке. Но Джон Каун, неограниченный властелин всемирного консорциума, привык к тому, что обстановка подстраивается под него, а не наоборот. Даже в ланд¬шафте пустыни, на археологических раскопках и при температуре знойного лета.
Они вежливо поздоровались. До этого они встречались лишь дважды: в первый раз — когда речь шла о финансовой поддержке раскопок, и потом ещё раз — когда в Нью-Йорке открывалась выставка археологических находок из времён царя Соломона. Было бы большим преувеличением утверждать, что они симпатизировали друг другу. Скорее, каждый из них рассматривал другого как неизбежное зло, с которым приходится мириться.
— Итак, значит, вы сподобились, — сказал Джон Каун после приветствия и окинул взглядом всю местность. Наблюдать его при этом было весьма увлекательно: создавалось такое впечатление, что эти глаза способны буквально всасывать всю имеющуюся в наличии оптическую информацию, одновременно опустошая взглядом местность. Так и казалось, что горы сейчас послушно нагнутся в его сторону и лишатся всех своих красок, что-нибудь в этом роде. — Вы нашли нечто, заслуживающее большего, чем строка в археологическом словаре.
— Похоже на то, — согласно кивнул Уилфорд-Смит.
— Генрих Шлиман нашёл Трою. Джон Картер раскопал гробницу Тутанхамона. А Чарльз Уилфорд-Смит... — Впервые за маской всемогущества шевельнулось что-то человеческое. — Я должен признаться, что еле дотерпел, — сказал он. — Весь перелёт и думать не мог ни о чём другом.
Чарльз Уилфорд-Смит сделал приглашающий жест в сторону палатки, которая некогда принадлежала британской армии.
— Каковы бы ни были ваши ожидания, — сказал он, — действительность превосходит их.


2

Первый этап раскопок был запланирован на период в пять месяцев, начиная с мая. Общее руководство было возложено на автора этого сообщения, тогда как д-р ШИМОН БАР-ЛЕВ числился ответственным за документацию. Десятником по подготовительным работам был РАФИ БАНЬЯМАНИ. Из-за протяжённости поля раскопок в работе использовалось временами до ста девятнадцати вольнонаёмных рабочих.
Профессор Чарльз Уилфорд-Смит.
«Сообщение о раскопках при Бет-Хамеше»

Телефон зазвонил незадолго до ужина.
После второго звонка из кухни показалась Лидия Эйзенхардт, вытирая руки о передник перед тем, как снять трубку. Телефонный аппарат был со старомодным диском для набора номера и с тяжёлой, массивной трубкой. Он висел на стене в тёмной прихожей и вынуждал все телефонные разговоры вести между гардеробом с плащами и пальто и обувной полкой, забитой разноцветными детскими резиновыми сапогами. Этот телефон достался им от предыдущего владельца дома, прожившего здесь сорок лет, и они решили оставить его.
— Эйзенхардт, — назвалась Лидия.
Звонкий и чистый голос на другом конце провода говорил по-немецки свободно, но с отчётливым американским акцентом:
— Это офис Джона Кауна, меня зовут Сьюзен Миллер. Могу ли я поговорить с господином Петером Эйзенхардтом?
— Одну минутку, сейчас я его позову. Ведь вы звоните из-за границы?
— Да, из Нью-Йорка.
Лидия под сильным впечатлением кивнула своему отражению в зеркале гардероба. Её мужу звонили много и часто, но такое случилось впервые.
— Я потороплю его.
Она отложила трубку, поспешила к лестнице, ведущей на второй этаж, и быстро поднялась на несколько ступеней.
— Петер?
— Да!? — послышалось из-за двери его кабинета.
— Тебя к телефону! — И, с особым ударением: — Нью-Йорк!

Некоторым словам, кажется, изначально присуще некое волшебство. «Нью-Йорк» принадлежит к таким словам. Для писателя Нью-Йорк — то же, что для актёра Голливуд: центр мира, Олимп искусства — желанное, чудодейственное, ужасающее, презренное место, в котором — и только в нём — карьера может достигнуть своей вершины.
Нью-Йорк! Это могло значить только: «Даблдэй». Или «Рэндом Хаус». Или «Саймон энд Шустер». Или «Альфред Кнопф». Или «Тайм Уорнер»... Это могло значить только то, что наконец-то удалось дело с долгожданной продажей в Соединённые Штаты прав на перевод его книг...
Только бы не свихнуться. Петер Эйзенхардт оглядел большой лист ватмана, висевший перед ним на стене за письменным столом, усеянный разнокалиберными стрелками, загадочными символами, именами, налезающими друг на друга заметками, наклеенными записочками и фотографиями из газет. Набросок его нового романа, над которым он как раз работал. Временами он думал: сам по себе этот набросок размером три на полтора метра уже представляет собой произведение искусства. Теперь он подумал только: Нью-Йорк!
— Иду, иду!
Он не мог дышать, когда подоспел к телефону. Лидия, на¬пряжённо вслушиваясь, стояла в дверях кухни, из которой пахло уксусом, базиликой и свеженарезанными огурцами.
— Петер Эйзенхардт, — назвался он и глянул на своё отражение в зеркале. Он всё ещё сохранял стройность, несмотря на малоподвижный, преимущественно сидячий образ жизни, только волосы начали угрожающе редеть. Как это будет выглядеть на обложке американского издания?
— Добрый день, господин Эйзенхардт, — услышал он голос и в самом деле американки, которая на удивление хорошо владела немецким. — Меня зовут Сьюзен Миллер, я секретарша господина Джона Кауна. Вам о чём-нибудь говорит это имя?
Каун? Джон Каун? Он напрягся. Надеясь, что эта персона не из тех, не знать которых равносильно нокауту.
— Честно говоря, нет. А мне это имя должно о чём-то говорить?
— Мистер Каун — председатель правления «Каун Энтерпрайзес», холдинга, которому принадлежит, в числе прочих, также телевизионная компания N.E.W., News and Entertainment Worldwide...
— Конкурент Си-Эн-Эн?
В следующее мгновение он готов был откусить себе язык на сорвавшуюся с него реплику.
— М-м, да. Мы работаем над тем, чтобы стать номером один.
Действительно глупо.
— Хорошо, — парализованно сказал Эйзенхардт.
— В числе прочего, — продолжал голос, — холдингу «Каун Энтерпрайзес» принадлежит и немецкое издательство, которое публикует ваши романы...
— Ах, — сказал Эйзенхардт. Об этом он не знал. Удивительно.
— Мистер Каун просил передать вам, что он очень гордится тем, что публикует ваши произведения. Он поручил мне спросить, не может ли он ангажировать вас на несколько дней.
— Ангажировать? — эхом отозвался Петер Эйзенхардт. — Вы хотите сказать, на несколько выступлений? Поездка с выступлениями?
Это было почти так же хорошо, как продажа прав. Сейчас это пришлось бы ему как нельзя кстати.
— Не совсем, — поправил его голос на другом конце провода. — Мистер Каун хотел бы ангажировать ваш научно-фантастический образ мышления. Вашу писательскую фантазию.
— Мою писательскую фантазию? И для чего она ему понадобилась?
— Этого я не знаю. Я лишь уполномочена предложить вам гонорар в две тысячи долларов в день; разумеется, все расходы компания берёт на себя..
Петер Эйзенхардт посмотрел на свою жену, вытаращив глаза, она тоже смотрела на него такими же выпученными глазами.
— Две тысячи долларов в день?
Какой же сейчас у нас курс доллара?
— И на сколько дней предполагает мистер Каун..?
— Самое меньшее, на одну неделю, возможно, дольше. Но вылететь вы должны завтра.
— Уже завтра?
— Да. Таково условие.
Лидия сперва сглотнула, а потом подняла вверх сразу оба больших пальца. Деньги им были очень нужны. Давно причитающиеся выплаты из издательства всё не приходили и не приходили, а один из журналов, для которых Эйзенхардт иногда писал ради денег, отклонил его статью, на которую он потратил страшно много времени.
— И вы не знаете, что я за это должен делать, за эти две тысячи долларов в день? — ещё раз недоверчиво переспросил Петер Эйзенхардт.
— Нет, к сожалению, не знаю. Но договор, который я должна отправить вам по факсу в случае вашего согласия, это наш типовой договор для консультантов. Таким образом, я могу предположить, что он ждёт от вас консультаций по какому-то делу.
Петер Эйзенхардт глубоко вздохнул и переглянулся с женой, которая ободряюще и одобрительно кивнула ему. Ну и, конечно же, он ощутил манящий зов приключений и неизвестности. Почему бы нет? Снова отправиться в неведомую даль, на некоторое время покинуть жену и детей...
— Хорошо, — ответил он.
— Окей, — сказала женщина, и в голосе её прозвучало облегчение. Наверное, мрачно подумал Эйзенхардт, ей пришлось сегодня обзвонить уже целый список авторов, у которых не было ни времени, ни желания срываться с места, потому что писательством они зарабатывали больше, чем им мог дать гонорар консультанта.
— Я закажу для вас билет из Франкфурта, — деловито продолжал голос. — И не забудьте свой заграничный паспорт. Завтра рано утром вы должны быть в аэропорту самое позднее в восемь тридцать. У стойки компании Эль Аль. Очень важно не опоздать.
— Вы сказали, Эль Аль?
— О! — спохватилась она. На сей раз она смутилась по-настоящему. — I’m very sorry. Я забыла сказать, что мистер Каун сейчас находится в Израиле. Он хочет, чтобы вы приехали в Израиль.


3

Ср. план поля раскопок, рис.1.3, план разреза, рис.1.4 а-с, а также план остаточных строений (рис.1.5).
В целом на основании упомянутых в гл. I.2 спутниковых снимков (см. приложение С. 3) для раскопок были предназна¬чены девятнадцать ареалов, из них самые перспективные — ареалы 14, 9, 2, 7 и 16 (названные в намеченной последовательности) — были выбраны для первой кампании раскопок. Как уже было упомянуто, работы в ареале 14 были досрочно приостановлены в пользу раскопок ареала 3 (об этом: гл. II.1).
Профессор Чарльз Уилфорд-Смит.
«Сообщение о раскопках при Бет-Хамеше»

Всё происходящее имело большой размах и походило скорее на вступление войск, чем на визит. Седельный тягач только что установил третий из пяти продолговатых, поблескивающих серебристым металликом мобильных домиков на площадке рядом с четырнадцатым ареалом, а число единообразно одетых, чуть ли не в униформе, рабочих с каждым часом прибывало. Несколько человек сооружали некое подобие ограды вокруг площадки, на которой были поставлены мобильные домики. Немного поодаль установили электроагрегат — тёмный металлический шкаф, который гудел так, что было слышно издали, — и протянули от него мощный кабель к большой палатке, разбитой над местом находки в ареале 14.
— Смотри, у многих из них оружие, — сказала Юдифь, прищуренными глазами наблюдавшая за всем этим движением.
— М-м, — промычал Стивен Фокс с набитым ртом. Бутерброды, которые им выдавали в обеденный перерыв, день ото дня становились всё хуже. Самое время поговорить с двумя парнями, которые отвечали за продовольственное снабжение. Или подумать над тем, как прокормиться самостоятельно. Может быть, в ближней деревне, о которой тут всё время поминали, есть какие-то возможности. Должна же там быть какая-нибудь лавка, а то и подобие супермаркета.
— Интересно, что всё это может значить. Располагаются они тут основательно. Ведь это жилые вагончики?
Фокс кивнул:
— Ясное дело. Тот, кто приехал сюда в такой машине, не согласится ночевать в простой палатке.
— Меня удивляет, что такой человек вообще будет здесь ночевать.
— Меня тоже, — он взял свою фляжку, чтобы смыть пресный вкус бутерброда тёплой, застоявшейся водой. Сомнительная замена. — Кстати, насчёт сегодняшнего вечера: это, случайно, не будет какой-нибудь религиозный семейный праздник или что-то в этом роде?
Юдифь коротко мотнула головой, не сводя глаз со строительных работ:
— Ну что ты.
— И мне не понадобится прикрывать макушку ермолкой или снимать ботинки?
— Ты же не иудей и не должен носить ермолку.
— А как насчёт молитв?
— Прекрати. Мы просто немного погуляем по Тель-Авиву и потом пойдём поужинаем. Иешуа знает хозяина ресторана, и мы получим лучший столик, только и всего. А вот интересно, кто этот тип в костюме?
— Его зовут Джон Каун.
— Что? — на сей раз она посмотрела на него. Неплохо. Стивен Фокс любил, когда она смотрела на него своими жаркими чёрными глазами. Юдифь Менец была сестрой Иешуа Менеца, ассистента по археологии в иерусалимском Рокфеллеровском музее. Стивен познакомился с ним через интернет и благодаря ему получил место на этих раскопках. А главное — она была тоненькая, как тростиночка. У неё были длинные чёрные локоны, захватывающий дух горбатый нос и впечатляющий темперамент, и на самом деле наступило уже самое время заполучить её к себе в постель. Правда, она до сих пор, казалось, не замечала, что он к ней давно подкатывается, а если и замечала, то великолепно умела это игнорировать.
— Джон Каун, — повторил Стивен. — Владелец и председатель правления «Каун Энтерпрайзес». Самое серьёзное из того, что ему принадлежит, это телекомпания N.E.W., при помощи которой он вот уже несколько лет пытается оттеснить CNN с информационного новостного рынка.
На Юдифь это, кажется, произвело впечатление.
— Это пахнет большими деньгами.
— Свой первый миллион Каун сделал, когда ему было двадцать два года. Его даже иногда называют Чингиз Ханом — из-за его, хм, силовых методов ведения дел. Сейчас ему сорок два, и он один из богатейших людей Соединённых Штатов. — Фокс некоторое время раздумывал, будет ли тактически правильным упомянуть в этом месте, что сам он свой первый миллион сделал уже в девятнадцать. Нет, лучше не надо. Это прозвучало бы так, будто он хочет похвастаться. Конечно, он и хотел похвастаться, но только не так, чтобы это выглядело похвальбой. — И он финансирует эти раскопки.
Её глаза расширились от удивления:
— Правда? Откуда ты знаешь?
— Я читаю правильные газеты.
Стивен Корнелиус Фокс, двадцати двух лет, был родом из штата Мэн, на северо-востоке США. Был он строен, почти сухощав, невысок ростом — чуть ниже среднего, — но умел это компенсировать за счёт прямой осанки и самоуверенной походки. Он носил очки в тонкой оправе, придающие ему вид интеллектуала. Принимать участие в научных исследовательских проектах по всему миру было его хобби. Он уже кольцевал в Исландии птиц, пересчитывал в Бразилии виды муравьёв, в Африке проводил сравнительные исследования эффективности различных оросительных систем, а в Монтане помогал выкапывать останки динозавров. Стивен Фокс был самым молодым членом старинного нью-йоркского Исследовательского общества, которое с давних пор поддерживало деньгами и рабочим персоналом раскопки, тропические экспедиции и другие исследовательские начинания. Он достаточно рано понял, какую роль играют в жизни человека деньги: они были тем вспомогательным средством, которое позволяло человеку вести такую жизнь, какую он хотел. У кого есть деньги, тот может делать что хочет. У кого нет денег, тому приходится делать то, чего хотят другие. Итак, иметь деньги — лучше, чем не иметь их.
Он рано начал заниматься компьютерами, но не для развлечения и игр, как большинство компьютерных фанатов, а потому, что чувствовал: на этом пути легче всего заработать деньги, которые позволят ему вести такую жизнь, какую он хочет. Прежде всего, интересную жизнь.
В шестнадцать лет ему удалось провернуть такой фокус: в своём родном городе он убедил владельца фирмы, торгующего автомобильными запчастями, что может разработать для него компьютерную программу, приспособленную именно для нужд его бизнеса, и что она будет функционировать гораздо лучше, чем те, которые использовались до сих пор, и спустя год он получил чек на сумму, которая впечатлила даже его отца, адвоката, привыкшего выставлять своим клиентам до боли высокие счета.
А фишка этого гигантского мероприятия состояла в том, что на самом деле Стивен Фокс написал всего лишь точный перечень для системы электронной обработки данных, отдельные же блоки этой системы разрабатывали индийские программисты, все сплошь студенты информатики, которых он нанял через интернет и ни одного из которых ни разу не видел в лицо. Всё осуществлялось через сеть, что в то время было ещё достаточно сложным делом для инсайдеров: он посылал в Индию детальное описание функционального элемента, тамошний партнёр разрабатывал по нему соответствующую программу и программный код и тем же путём переправлял обратно. Стивену оставалось только свести воедино отдельные компоненты и инсталлировать систему в компьютеры заказчика.
Предприятие сработало великолепно, в первую очередь потому, что качество программы, которую он получил от своих индийских партнёров, превосходило всё, к чему он привык в своём окружении. Она работала безупречно. Самой сложной частью дела оказался в конце концов перевод денег из американского банка в индийские — эту процедуру Стивену пришлось потом проделать ещё пять раз, поскольку он продал свою программу ещё в пять других фирм. Не только он сам, но и его индийские субагенты разбогатели на этом, большинство из них основали собственные фирмы по разработке программных продуктов и по сей день выполняют заказы со всех концов света. Заказывать программы в Индии стало обычным делом для многих западных фирм.
Стивен не испытывал потребности после этого миллиона стремиться ещё к миллиардам. То, что происходило с такими людьми, как Джон Каун, он мог себе представить, но проделать на себе не мог. Он окончил обыкновенную среднюю школу, изучал экономику в сравнительно скромном, уютном маленьком университете, разъезжал на ярко-красном «порше» и завязывал знакомства с самыми заметными девушками. На своих деньгах он более или менее спокойно почивал. Он вложил их так, что доходы с них обеспечивали большую часть его потребностей и стиля жизни, и всё указывало на то, что и впредь ему больше не придётся зарабатывать себе на хлеб. За это было заплачено, как он считал, стрессом полутора лет напряжённого труда.
И как минимум раз в год он уезжал в какие-нибудь дальние края. Обычные путешествия, сколько он себя помнил, всегда вызывали у него отвращение: куда-то ехать, чтобы осматривать достопримечательности, казалось ему совершенно бессмысленным. Люди, которые так поступали, обычно похвалялись тем, что знают хороший ресторанчик на Цейлоне или объехали верхом египетские пирамиды, однако расспроси их понастойчивее — и окажется, что в своём родном городе они не знают ничего, кроме пивной по соседству, и понятия не имеют, ради каких таких достопримечательностей сюда приезжают люди со всего света — может быть, из того же Египта, — движимые точно таким же снобизмом. Нет уж, только не это. Стивен Фокс питал к миру интерес, но если уж он куда-то ехал, то должен был делать там что-либо осмысленное. С тех пор как он узнал о существовании Исследовательского общества и о том, что он может в качестве любителя принимать участие во всех его проектах, ему стало окончательно ясно, чего он хочет.
Разумеется, это почти всегда было сопряжено с тяжёлым физическим трудом, некомфортабельными условиями жизни и тупой работой. Приходилось пересчитывать тысячи личинок, таскать десятки корзин с почвой и камнями, терпеть укусы москитов и спать в промокших, вонючих палатках. Но это было частью приключения. Он бы никогда не поменялся ролями с учёными, ведь тогда ему пришлось бы изучать естественные науки и всю жизнь затем заниматься одним и тем же. А это совсем неинтересно. Просто скучно.
— Как ты думаешь, может, они собираются снимать фильм про наши раскопки? — спросила Юдифь.
Издали им помахал рукой Рафи, который руководил ра¬ботами в третьем ареале. Перерыв для завтрака закончился.
— Вряд ли, — ответил Стивен. — Я не верю, что председатель правления лично явился сюда ради того, чтобы присутствовать при съёмках фильма.
— Но всё это как-то связано с находкой, о которой ты не хочешь говорить.
— Вот это другое дело. Тут я с тобой согласен.
— А как ты думаешь, что случилось?
— Я думаю, — сказал Стивен Фокс, снял очки и вытер тыльной стороной ладони брови, мокрые от пота, — я думаю, что совершено убийство.


4

Ниже следует подробный разбор стратиграфии. Стратиграфические элементы — такие, как слои и стенки среза, — снабжены номерами (цифрами), остатки строений — буквами и нанесены на соответствующие места стратиграфического изображения. О стратиграфическом упорядочивании керамических находок в гл. III-9, см. гл. XII.
Нумерация и схематизация стратиграфии базируется на методе, опубликованном ХАРРИСОМ (НАRRIS 1979,
стр. 81-91, ср. также FRANKEN 1984, стр. 86-90). На от¬дельных местах ради упрощения одним значком обозначается целая группа отложений.
Профессор Чарльз Уилфорд-Смит.
«Сообщение о раскопках при Бет-Хамеше».

Стойка регистрации израильской авиакомпании Эль Аль из со

Рецензии Развернуть Свернуть

Product placement в Иудее

03.12.2004

Автор: Петр Дейниченко
Источник: Книжное обозрение


Выходит – путешествия во времени возможны? А может, и камера где-то спрятана? Ведь, должно быть, на пленке – Иисус Христос...    Вообще-то вся книжка – типичный product placement – скрытая реклама. Честно говоря, мне лень было подсчитать, сколько раз подряд в книге упоминается компания «Sony» – но, пожалуй, она, точнее, видеокамера этой фирмы, тут в роли одного из главных героев: «сравнительно скромный, с виду удобный в обращении прибор с большим объективом Zoom, косо вмонтированным над объективом микрофоном и рядом кнопок управления».    И вот на поиски камеры бросается американский магнат Каун, словно вышедший из советских книжек про гнилой Запад или из старинных комиксов. Магнат привлекает к этому делу немецкого писателя-фантаста (в этом месте поклонники жанра ухмыльнутся) – чтобы тот, значит, подключил свое богатое воображение. Добропорядочные христиане негодуют, иудеи тоже в шоке – как же, ведь поиски собираются вести на Храмовой горе; белокурая бестия, охранник Райан, свирепствует, да и профессор-археолог оказывается не совсем тот, за кого его принимали... И на этом фоне простой парень Стивен хочет сделать свой маленький бизнес.    Но вот беда – все ходы просчитываются в момент, никаких неожиданных поворотов. А текст нуден, нуден до невозможности – в основном из-за бесконечных и необязательных подробностей. Право слово, любой нормальный редактор вычеркнул бы у любого другого автора такой, скажем, абзац: «Его взгляд упал на CD-дисковод. Он открыл его, прочитал надпись на компактном диске (sic!), лежащим на нем, поднял бровь и коротким толчком загнал дисковод внутрь компьютера... Пока компактный диск со сдержанным шорохом разгонялся, Райан запустил соответствующую программу чтения, вызвал поисковую функцию и запросил пролистать последние задания». У-фф. Кажется, это выписка из какой-то инструкции по применению – потому что любой человек, способный пользоваться компьютером, так не скажет.    Татьяна Набатникова сделала все возможное – но, увы, явно не справилась с описанием работы археологов. Оттого обычные участки раскопа превратились у нее в красивые и неблагозвучные «ареалы», силовой электрический кабель – в «мощный кабель», ударные волны (или уж сейсмические, если хотелось учености) – в «шоковые волны». Как немного надо, чтобы рассказ об обычной работе археологов превратить в эпизод из старинной фантастической книжки... Странно, что еще охрана с бластерами не ходит.    Собственно, эти избыточные подробности и портят книгу: любители фантастики на парадоксах путешествий во времени собаку съели и назовут их куда больше, чем перечисляет автор, а поклонников триллеров долгие рассуждения о преобразованиях Лоренца, многомерности пространства-времени и идеях Стивена Хокинга повергнут в тоску. Впрочем, проблема, кажется, в том, что Эшбах хотел угодить всем – для любителей фантастики – путешествия во времени, для тех, кто одержим конспирологией, – краткий очерк экономики Католической церкви; есть в книге и краткий путеводитель по святыням Иерусалима, и трагедия Холокоста...    Не подумайте плохого: Эшбах не самый дурной роман написал – тут и психология какая-никакая (жесткий парень миллиардер Каун на самом деле ужасно страдает из-за пустоголовой стервы-жены), и любовь еврейских девушек, и выразительные вроде описания. Да и коллизия-то серьезная – где-то с середины проявляется подлинная интрига – что победит в битве между верой и безверием? К тому же вы до самого конца не угадаете, кто все-таки дергал за тайные ниточки, – и дергал ли за них вообще.

[Без названия]

07.12.2006

Автор: Дюк Митягов
Источник: Ваш досуг, № 48


Достойная европейская альтернатива роману Дэна Брауна. Археологи случайно натыкаются на свидетельства существования видеосъемки Иисуса Христа. В поисках видеокассеты схлестнулись интересы самых различных инстанций – миллиардер решил заработать на сенсации денег. Ватикан хочет уничтожить реликвию, у спецслужб – свои планы. Захватывающий сюжет держит в напряжении до самого финала, который, что не мудрено, еще больше запутывает читателя. Книги Эшбаха глубоки и занимательны одновременно – хороший выбор для столичного интеллектуала.

Иисус - хороший человек

26.11.2004

Автор: Владимир Иткин
Источник: Книжная витрина


Тень успеха от "Кода да Винчи" легла на роман немца Андреаса Эшбаха. Роман "Видео Иисус", написанный за год до многозначительной тамплиерской эпопеи Дэна Брауна, уже несколько лет держится в рейтингах Германии, опережая творение конкурента, и недаром - интерес к подлинному Иисусу в народе стал расти со страшной силой.    Не пугайтесь, суперинтеллектуальными наворотами здесь не пахнет - перед вами текст, чья красота слога может соперничать разве что с романами Чейза. Характеры героев под стать старинному водевилю: честный парень, простак-недотепа, алчный миллионер, подлый инквизитор. Чтобы было интересно, есть ускользающая и наступающая лишь в полуфинале сцена секса, с десяток детективных линий, завязанных в тугой узелок, и еще товар-деликатес: машина времени. То есть классический фантастический детектив-триллер. Развязку предугадать практически невозможно. Сократи автор книгу с пятисот страниц до трехсот, получился бы отличный образец жанра. Впрочем, любопытно и так.    В Израиле археологи обнаружили чехол от видеокамеры двухтысячелетней давности. И скелет путешественника во времени. Отправившегося задокументировать евангельские события. Где-то, наверное, должна быть припрятана и видеокассета. С Иисусом. Способная подорвать авторитет католической церкви. И принести нашедшему миллиарды долларов. А для кого-то стать душевным бальзамом, тюбиком преображающего вещества.    В отличие от Дэна Брауна, Эшбах не стремится увенчать себя лаврами Умберто Эко. Это честный, хорошо продуманный, крепкий текст с простой человеческой моралью: Иисус не Иисус, Бог не Бог, главное, чтобы человек был хороший. Так что больше здесь Кристофер Мур со своим "Агнцем", чем "Код да Винчи" или "Маятник Фуко". Плюс любопытная разработка вопроса о путешествии во времени, способная очистить от ржавчины мозги любого, привыкшего к обыденной линейности.

Видео Иисус

01.02.2005

Автор: 
Источник: 360 градусов


Роман немецкого писателя Андреаса Эшбаха «Видео Иисус» может составить серьезную конкуренцию провокационному бестселлеру Дэна Брауна «Код да Винчи». В западной литературе сейчас набирает силу жанр т.н. «хай-тек-триллера». «Видео Иисус» выгодно отличается по стилю от «Кода да Винчи», в котором действие несется со скоростью локомотива и аккуратно укладывается в рамки киносценария. Эшбах (как европеец) нам, пожалуй, ближе. Итак, при раскопках в Израиле найдено захоронение, датируемое 70 г.н.э. Внутри же обалдевшие археологи обнаружили, помимо прочего, инструкцию… к видеокамере SONY! Да еще к модели, которую планируют запустить в производство года через три. Грандиозная мистификация? Доказательство путешествия во времени? А если где-то существует и кассета – то… есть ли на ней Он? Можно ли представить, сколько готов выложить за нее Ватикан? Версий насчет происхождения инструкции много, но в конечном итоге там такой «драйв» начинается… мало не покажется.

Андреас Эшбах «Видео Иисус»

01.02.2005

Автор: Михаил Визель
Источник: Time Out Москва


Как известно, движущей силой всякого экшн-детектива является чемодан с миллионом долларов. Именно на этот чемодан, как на стол, выкладываются погони, схватки, напряженная мозговая деятельность героев и их ползанье по катакомбам. Мастерство же автора проявляется главным образом в том, насколько остроумно он камуфлирует свой чемодан  — под похищенную икону, под перпетум мобиле размером с бутоньерку или что-то еще. Но погони и схватки должны оставаться в неприкосновенности. В романе Эшбаха тоже есть все необходимое. Не привыкший отступать молодой американец начинает борьбу на опережение с главой всемогущей корпорации, потом в забег вступает еще одна организация, настолько древняя и мощная, что по сравнению с ней сицилийская мафия (тоже упомянутая в книге) кажется шпаной на подхвате у взрослых дядей. Действие разворачивается в колоритных декорациях Израиля, а герою помогает черноглазая красавица, к которой автор настойчиво применяет эпитет "породистая". Но в качестве чемодана у Эшбаха фигурирует что-то совсем несусветное: видеокассета, на которой запечатлен Иисус Христос. И это приводит к двум следствиям. Во-первых, боевик приобретает черты фантастического романа — с путешествиями во времени и сладкими мечтами "…а что если?". Во-вторых, авантюрная история погони за сокровищем вдруг, неожиданно для читателя, становится историей духовного пробуждения. И тогда оправданными становится по-немецки основательный стиль и отступления-рассуждения. Эшбаху удается сказать о чем-то важном, воспользовавшись формой боевика. Это само по себе не менее удивительно, чем видеокассета с Иисусом.   

Андреас Эшбах. Видео Иисус

01.02.2005

Автор: Сергей Валентинов
Источник: Если, № 2


Вам не приходилось участвовать в археологической экспедиции, уважаемый читатель? На самом деле работа эта тяжкая, рутинная и крайне однообразная, подогреваемая лишь неистребимой надеждой «кладоискателя», что завтра, или уже сегодня, или сейчас — а вдруг!.. Это заветное «вдруг» реализуется в романе немецкого писателя самым неожиданным образом: раскопки на территории Израиля, где каждый метр древней земли — уже легенда, являют потрясенным археологам скелет с двухтысячелетним «стажем», но вполне современными пломбами в зубах. И припрятанную рядом с ним инструкцию к японской видеокамере, которая, как выяснится, поступит в продажу лишь через три года после описываемых событий. Поднаторевшие в путешествиях во времени любители фантастики воскликнут: все ясно! Можно ждать лишь банального сюжетного разрешения. Не спешите выносить приговор. Автора не очень интересует фантастическая составляющая произведения. Он предпочитает маневрировать в русле триллера-детектива, а следовательно, вся эта история может быть жульничеством, авантюрой, политической игрой... И в книге всего этого хватает — и псевдонаучных махинаций, и авантюрных ходов, и политических интриг вкупе с деловыми баталиями. На протяжении всего повествования остается загадкой, какой из этих компонентов все-таки ведущий и к какому берегу причалит автор. Несомненно, писатель все объяснит — открытые финалы в современной зарубежной фантастике считаются дурным тоном. Однако читатель, закрывший книгу, еще не раз задумается над тремя концовками произведения, пытаясь разложить их как паззл (любимый образ самого автора): если один финал сопоставить с другим, то решение выйдет иное, да и весь роман можно прочесть иначе... Единственное, что остается неизменным при всех решениях, это ярко прозвучавшая в конце книги философская нота романа, не ведающая ни интриг, ни авантюры, ни фантастики. 

Зимние сказки

20.01.2005

Автор: 
Источник: Досуг & развлечения, № 4


Зато в западных бестселлерах хеппи-энд обеспечен по определению? «Видео Иисус» Андреаса Эшбаха — одна из самых ярких и запоминающихся новинок високосного года, очередной конспирологический триллер, раскрывающий тайны христианского вероучения. Совсем как модный «Код да Винчи» Брауна, только лучше — четко сработанный, увлекательный, как голливудский фильм, с каскадом фальшивых финалов. Роман начинается с того, что на археологических раскопках возле Иерусалима находят инструкцию к видеокамер ре, которая будет создана и поступит в продажу только через несколько лет. По всему понятно, что рядом с Иисус оказался путешественник во времени. Этот неожиданный и фантастический поворот сюжета не выбивает почву из-под псевдореалистических описаний. Эшбах дотошно прописывает все причины и следствия своего триллера, ему веришь. Конечно, если соглашаешься играть по его правилам. В книге продуманы все положенные для такого чтения темы: злодеи из Ватикана, которые не останавливаются ни перед чем, харизматичный медиамагнат, стремящийся заработать на главной сенсации века (ведь видео предполагает изображение проповедующего Иисуса Христа), скептический писатель-наблюдатель и, разумеется, парочка молодых и влюбленных друг в друга энтузиастов, движителей сюжета. Ну и естественно, спецслужбы, и новейшие научные открытия, и ближневосточная экзотика. Все ингредиенты точно дозированы и тщательно перемешаны. Особой благодарности заслуживает переводчик «Видео Иисуса» Татьяна Набатникова, сделавшая из коммерческого продукта внятную и занимательную, не лишенную обаяния литературу.

Дружище Иисус!

01.02.2005

Автор: Елена Первушина
Источник: ПитерBook, № 1—2


Когда-то давным-давно я заметила одну забавную особенность. Если автору лет двадцать, он (или она) сплошь и рядом пишет романы о молодом человеке (или девушке), всеми преследуемом и угнетаемом, который преодолевает неимоверные опасности, всех побеждает, спасает мир и женится на принцессе — то есть об инициации. Когда автору переваливает за тридцать, он начинает писать романы, призывающие людей повернуться лицом к разумному-доброму-вечному — то есть мессианские. И наконец, когда автору стукнуло сорок лет, несбалансированное питание, неумеренное потребление алкоголя и табака, малоподвижный образ жизни и хронические стрессы сделали свое черное дело и призрак первого инфаркта замаячил на горизонте, автор переключается на романы апокалиптические, повествующие о (чего уж там мелочиться) гибели всего человечества. Так вот Андреас Эшбах, немецкий фантаст и по совместительству "немецкий Майкл Край-тон", как и подобает приверженцу технотриллеров и высокоскоростных технологий, умудрился преодолеть весь вышеописанный творческий путь менее чем за 10 лет. Он родился 15 сентября 1959 года в Ульме, изучал аэродинамику, а затем программирование в Штутгартском техническом университете, а затем до 1996 года был коммерческим директором компьютерно-консультационной фирмы. С 1996 года, после того как его первый фантастический роман получил литературную премию германских клубов любителей фантастики, Эшбах оставил коммерцию и стал профессиональным писателем. В1996 году вышел второй р-ман Эшбаха "Солнечная станция" — история бывшего американского военного летчика, который в связи с тем, что Америка к 2018-му практически утратила свои позиции и на международной политической арене, и в космосе, вынужден работать оператором системы жизнеобеспечения (а попросту уборщиком) на японской космической станции. К счастью для него, станцию пытаются захватить злобные террористы, и наш бравый американец, покончив с депрессией, вполне успешно показывает арабам кузькину мать, спасает мири женится на прекрасной японке — профессоре астрономии. Как видите, сюжет весьма "инициационный". Роман читателям понравился и в 1997 году получил премию Курта Лассвица — самую престижную немецкую литературную награду в области фантастики. Далее в 1998 году выходит новый роман "Видео Иисус", который смело можно назвать "мессианским". Действие происходит в Святой земле. Археологическая экспедиция исследует кладбище I века нашей эры и обнаруживает в одной из могил аккуратно упакованную в льняной мешочек инструкцию к видеокамере "Сони". Радиоуглеродный анализ показывает, что эта инструкция и в самом деле пролежала в земле не менее двух тысяч лет. Следовательно, она принадлежала путешественнику во времени. Кстати, у трупа, лежащего рядом с камерой, в зубах обнаружены две весьма современные и дорогие пломбы. То есть путешествие во времени было безвозвратным. А раз есть инструкция, следовательно, где-то есть и камера. А в камере — пленка. А на пленке... "Допустим, я могу отправиться на две тысячи лет назад. Я знаю, что не вернусь, но я могу захватить с собою лучшую видеокамеру, какая только есть. И вы спрашиваете, кого я буду там снимать?" Зная, сколько всего интересного происходит вокруг "фотографии" на Туринской плащанице, вы без труда догадаетесь, какими напряженными станут поиски видеопленки, на которой запечатлен "человек по имени Иисус". Андреас Эшбах остается верным законам технотриллера, и из романа вы узнаете много нового и интересного и про радиоуглеродный анализ, и про технологию раскопок и реставрации, и про современные средства связи и поиска информации. Только для этого придется освободить подлинные факты от "информационного шума", созданного переводчиком, который явно не всегда понимал, о чем едет речь в том или ином отрывке. Кроме того, зная то, что мы с вами знаем о биографии Эшбаха, очень интересно следить за взаимоотношениями двух главных героев-антагонистов романа: Стивена Фокса "двадцати четырех лет, неженатого, владельца фирмы, разрабатывающей программные продукты", и Петера Эйзенхардта "сорока двух лет, женатого, профессионального писателя-фантаста". "Видео Иисус" — роман тоже весьма дипломированный. Он получил целых три литературные премии, в том числе и премию Курта Лассвица. Приятно также узнать, что Андреас Эшбах не остановился на достигнутом и после "Видео Иисуса" создал еще по меньшей мере три романа: "Звезда Кельвитта", "Биллион долларов" и "Последний в своем роде". Этот "последний" роман, вышедший в 2004 году, содержит откровенно "апокалиптические" мотивы. Что-то будет дальше? Словом, современная немецкая фантастика — штука интересная. На первый взгляд кажется, что ее и вовсе нет, но стоит копнуть чуть глубже, и обнаруживаются самые неожиданные и занимательные вещи. Приятного чтения. 

Идеальный триллер

10.01.2005

Автор: О. Костюкова
Источник: Жизнь в усадьбе, № 1


Роман молодого, но весьма многообещающего немецкого писателя Андреаса Эшбаха — чтение из разряда "оторваться невозможно".   Легкий на подъем обладатель собственноручно заработанного миллиона, американский студент Стивен Фокс, регулярно проводящий каникулы в археологических и просто экспедициях, обнаружил в раскопе на территории современного Израиля потрясающую находку: скелет двухтысячелетней давности в соседстве с инструкцией к видеокамере. Можно было бы говорить о каких-то случайностях, но вся прелесть в том, что видеокамера известной японской фирмы находится в разработке и появится на рынке только через три года. Возникает гипотеза: некто из будущего отправлен в путешествие во времени, чтоб заснять на видео Иисуса Христа. Желающих обладать артефактом оказывается слишком много для того, чтобы поиски самой камеры оставались делом безопасным. И, поскольку Фокс подбирается к разгадке слитком близко, за ним начинают охоту могущественные соперники, в числе которых медиамагнат-миллиардер и особое подразделение (наследники святой инквизиции) римско-католической церкви. Роман во всех отношениях ладно скроен и крепко сшит, интрига нова и грамотно построена, герои живые и полнокровные, сюжетные линии не обрываются и не провисают. 

[Без названия]

15.12.2004

Автор: Слава Сергеев
Источник: журнал «ОМ»


Сюжет прост. Старинные развалины в Израиле, турист завернул за угол, споткнулся и упал, но очнулся не в гипсе, а за две тысячи лет до того. И так удачно, как раз в дни, когда некий Иисус из Назарета входил с проповедью в вечный город Ершалаим. Провал во времени. Бывает… Впрочем, написано и читается очень здорово, потому что по счастью у упавшего была с собой камера и он догадался заснять историю галилейского пришельца на видео. Камеру находят при археологических раскопках, далее следуют захватывающие приключения, но кассету с записью, увы, увидел лишь один человек, но он никому ничего не сказал, а только тихо распродал свое большое имущество и исчез. И следы его затерялись.

Эшбах А. Видео Иисус

03.11.2004

Автор: Лев Данилкин
Источник: Афиша


На археологических раскопках в Израиле в могиле двухтысячелетней давности обнаружен скелет с запломбированными по технике конца ХХ века зубами, а при нем — инструкция к видеокамере Sony, которая будет изобретена и запущена в производство только через три года. Несколько заинтересованных лиц приходят к выводу: в Иудее начала I века побывал путешественник во времени, который будет жить чуть позже. Скорее всего, на камеру он снимал Иисуса. Поиски аппарата продвигаются не только за счет новых находок, но и благодаря смелым предположениям вроде «я бы на его месте попытался стать одним из апостолов». Очень кстати кто-то вспоминает роман, в котором выясняется, что все собравшиеся на распятии Христа — от Марии Магдалины до легионеров и иудейской толпы — это туристы из будущего. Больше всего это похоже на то, что получилось бы, если бы сценарий «Индианы Джонса» написал Филип К.Дик, которому намекнули, что самым популярным романом десятилетия был «Код да Винчи» (еще один временной парадокс — «Видео» издано до «Кода», в 1998-м). То есть, может, это была бы не самая тонкая вещь Дика, но хваленый «Код да Винчи» по сравнению с «Видео» не то что курит в коридорчике — он просто сосет. Немецкое явление Христа народу мало того что вызывает головокружение, но еще и сконструировано — не подкопаешься; паранормальщина жестко ограничена и очень грамотно инсталлирована, так что нет ощущения туфты и подлога. Из прочих достоинств «Видео» следует упомянуть соблюдение всех стандартов жанра триллера при минимальном количестве дурацкой стрельбы, постановочных драк и нелепых постельных сцен; наконец, непозорные, не без юмористики, диалоги и транспарентный, адекватный жанру язык, не вызывающий никакого отторжения. Отдельной строкой в бюджете следует прописать феноменальное везение издателя И.В.Захарова; однажды ему уже посчастливилось эксгумировать один старинный скелет с дентавитовскими зубами — Акунина; фриц Эшбах — вторая его сенсационная находка; и если остальные пять его непереведенных романов хотя бы вполовину так же хороши, как «Видео» (а судя по «Солярной станции», опубликованному год назад по-русски эшбаховскому тексту, так оно и есть), есть шанс, что издатель свернет со скользкого пути Бро и встанет на твердую почву переводной беллетристики. Кстати, о переводческо-редакторском ансамбле. Объявленные Татьяна Набатникова, Галина Дурстхофф и сам Игорь Захаров — весьма известные писательница, литагент и издатель соответственно. Может быть, именно в силу своего звездного статуса эта команда испытывала, особенно поначалу, некоторые трудности с игрой в пас. Так, израильский автомат узи здесь все время пишется как «УЗИ», а на стр. 28 фигурирует предложение «Эйзенхардт заглянул поверх его руки, но журналист работал в еврейском регистре, и Айзенхард не мог определить, что тот пишет». Понятное дело, с еврейским регистром шутки плохи — но неужели герой перепугался до такой степени, что незамедлительно сменил фамилию? (Я уж не говорю про то, что, может быть, во второй раз следовало попробовать выразить антецедентно-анафорические отношения еще какими-то средствами.) Далее, впрочем, транспарентность эшбаховского языка соблюдается на высоком уровне. Можно быть уверенным, что в допечатках все эти не стоящие выеденного яйца недоразумения будут подчищены. Начать лучше всего, конечно, с «УЗИ».

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: