Людовик XIV. Биография

Год издания: 2008,2006

Кол-во страниц: 780

Переплёт: твердый

ISBN: 978-5-8159-0727-0,5-8159-0614-X

Серия : Зарубежная литература

Жанр: Биография

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 468Р

Французский король Людовик XIV (1638–1715) из династии Бурбонов правил Францией 72 года. Эти годы называют веком Людовика, а время его правления - временем абсолютной монархии. И тем не менее о человеке, сотворившем этот век, известно не так много. Иногда может показаться, что Людовика XIV прославило только изречение «Государство – это я».
Александр Дюма написал одну из самых подробных и увлекательных биографий Короля-Солнце, портрет человека во все поры его жизни – несчастного детства и жалкой старости, радости и горя, любви и ненависти, слабости и величия.

Содержание Развернуть Свернуть

Содержание

От автора 5
Глава I 7
Обстоятельства, которым Людовик XIV обязан своей жизнью — Анна Австрийская объявляет о своей беременности — Милость, которую она испрашивает по этому случаю у короля — Беглый взгляд на события, предшествовавшие началу этой главы — Людовик XIII — Анна Австрийская — Мария Медичи — Кардинал Ришелье — Гастон Орлеанский — М-м де Шеврёз — Начало раздоров между Людовиком XIII и Анной Австрийской — Король ревнует к своему брату — Кардинал Ришелье влюбляется в королеву — Анекдот, относящийся к этой любви
Глава II 28
Поручение графу Карлейлю во Франции — Приезд герцога Бекингема — Его великолепие — История принимает вид романа — Попытки Бекингема понравиться королеве — Семнадцать придворных вельмож — Кавалер Гиз и Бекингем на придворном балу — Великий Могол — «Белая женщина» — Приключение в Амьенском саду — Разлука — Бекингем снова является к королеве — Последствия происшествия, случившегося в Амьенском саду
Глава III 51
Шале — Его характер — Заговор герцога Анжуйского, открытый Шале кардиналу — Кардинал и герцог Анжуйский — Предложение женитьбы — Арест в Блуа герцога Цезаря Вандома и великого приора Франции, побочных сыновей Генриха IV — Граф Рошфор — Монастырь брюссельских капуцинов — Заговор созрел — Арест, суд и исполнение приговора над Шале — Королева в полном собрании Совета — Ответ королевы
Глава IV 78
О том, что сделалось с врагами кардинала — Политические и любовные замыслы Бекингема — Кончина герцогини Орлеан¬ской — Новые козни — Милорд Монтегю — Поручение, данное Лапорту — Игра в карты — Критическое положение города Ла-Рошели — Трагическая, кончина Бекингема — Печаль королевы — Анна Австрийская и поэт Вуатюр
Глава V 91
Окончание и последствия войны — Слухи о беременности Анны Австрийской — Первый ребенок — Кампанелла — Рождение Людовика XIV — Общая радость — Увеселения — Гороскоп новорожденного — Подарки папы — Обозрение европейских государств
Глава VI 102
Рождение герцога Анжуйского — Любопытные замечания о сентябре месяце — Благосклонность к Сен-Марсу — Французская Академия — Трагедия «Мирама» — Первое представление этой трагедии — Фонтрайль. Ла-Шене. Г-н Ле-Гран — Анекдот о Сен-Марсе — Фабер — Страшный заговор — Отъезд короля на юг Франции — Болезнь кардинала — Он истребляет заговорщиков — Последние минуты Ришелье — Два суждения об этом министре
Глава VII 121
Вступление Мазарини в Совет — Благосклонность к Нойе — Бассомпьер выходит из Бастилии — Бренные останки королевы-матери — Болезнь короля — Объявление о регентстве — Крещение дофина — Последние минуты Людовика XIII — Его пророческий сон — Его кончина — Суждение об этом государе — Его скупость; его жестокость; его мелочные занятия
Глава VIII 130
Мазарини — Его происхождение — Его молодость — Мнение о нем кардинала Ришелье — Его первый опыт — Предсказание посланника — Партии, разделяющие двор — Самый честный человек королевства — Распоряжение королевы — Декларация парламента — Соперники обнаруживаются — Мазарини и камердинер королевы — Записная книжка
Глава IX 140
Герцог Энгиенский — Принц, Генрих Конде — Шарлотта Монморанси — Балет и Генрих IV — Последняя любовь Беарнца — Король, переодетый в почтальона — Гассион — Лаферте-Сенектер — Дон Франческо де Мелло — Битва при Рокруа
Глава X 149
Положение Анны Австрийской — Возвращение из ссылки некоторых лиц — Выходка м-м де Шеврёз — Принцесса Конде — Великодушие кардинала Мазарини к м-м де Шеврёз — М-м д’Отфор — Неудовольствие возрастает — Герцог Бофор, названный «базарным королем» — Партия Важных — Два письма — Ссора между
м-м Монбазон и принцессой Конде — Удовлетворение — Немилость к м-м Шеврёз — Заговор против Мазарини — Арест герцога Бофора — Бегство м-м де Шеврёз — М-м д’Отфор и королева — Конец интриг Важных
Глава XI 165
Возвращение герцога Энгиенского в Париж — Герцог Гиз — Двадцатилетний архиепископ — Его шалости — Его гордость — Его любовницы — Пастырское посещение — Настоятельница монастыря Авене — Архиепископ в изгнании — Он делается воином — Его бракосочетания — Его поединок с Колиньи — Страсть к дуэлям в эту эпоху
Глава XII 173
Двор из Лувра переезжает в Пале-Рояль — Детство Людовика XIV — «Почетные дети» — Воспитание молодого короля — Уроки его камердинера — Ненависть короля к Мазарини — Жалкое состояние его гардероба — Скупость кардинала-министра — Портрет Мазарини, написанный графом Ларошфуко
Глава XIII 182
Бунт «Туазе» — Начало секты янсенистов — Первое представление трагедии «Родогуна» — Второе супружество Гастона Орлеанского — Свадьба принцессы Марии Гонзаго — Празднества при дворе — Опера “La Folle supposee” — Поход во Фландрию — Герцог Белльгард — Бассомпьер — Генрих IV и Бассомпьер — Полупистоли — Остроумие Бассомпьера — Анекдоты о нем — Его кончина; его портрет
Глава XIV 197
Очерк военных действий — Мазаниелло в Неаполе — Герцог Гиз желает сделаться неаполитанским королем — Любовь его к м-ль де Пон — Шелковый чулок — Склянка с лекарством — Белый попугай — Ученые собаки — Успехи герцога Гиза в Неаполе — Его падение — Тишина внутри государства — Племянницы и племянники Мазарини — Их карьера — Поль де Гонди — Его происхождение — Его буйный характер — Племянница булавочницы — Гонди восстанавливает против себя Ришелье — Его путешествие в Италию — Игра в шары — Гонди представляется Людовику XIII — Он делается коадъютором — Его щедрость — Бунт по случаю новых налогов — Новые указы — Сопротивление должностных лиц
Глава XV 212
Бегство герцога Бофора — Принцесса Монпансье и принц Уэльский — Проект бракосочетания принцессы с императором — Принцесса Монпансье и эрцгерцог — Коадъютор является снова — Победа при Лане — Коадъютор и Мазарини — Благодарственный молебен — Беспокойство народа — Арест Брусселя — Народные движения, бунт — Коадъютор усмиряет мятежников — Политическая комедия — Притворство одних, страх других — Гнев королевы — Испуг гражданского губернатора — Поручение, данное коадъютору — Он спасает маршала ла Мейлльере — Опасность, которой он сам подвергается — Он снова отправляется во дворец — Ответ королевы — Коадъютор перед народом — Мятежники расходятся по домам
Глава XVI 231
Коадъютор и его приятели — Их опасения и их совещания — Често¬любивые замыслы Гонди — Приготовления к междоусобной войне — Распоряжения коадъютора — Движение народа — Баррикады — Предположение двора — Члены парламента представляются королеве — Опасность, которая угрожает членам парламента после их представления — Депутация парламента снова направляется в Пале-Рояль — Королева освобождает Брусселя из тюрьмы — Беспокойства при дворе — Торжество Брусселя — Указ парламента — Уничтожение баррикад — Стихи о фрондистах
Глава XVII 243
Двор уезжает в Рюэль — Победы и рана принца Конде — Он вызывается в Париж — Принц и бесноватый — Дерзкое предложение парламента — Указ королевы — Слухи о мнимом предположении кардинала жениться на королеве — Влияние Конде — Двор возвращается в Париж — Новая вражда парламента против Мазарини — Гнусный совет принца Конде — Двор намеревается ехать в Сен-Жермен — «Царица пьет!» — Отъезд двора из Парижа — Двор в Сен-Жермене — Страх парижан — Письмо короля — Указ парламента — Начало междоусобной войны
Глава XVIII 256
Несколько слов о герцоге д’Эльбёфе, герцоге Булонском, принце Конти, коадъюторе и герцогине Лонгвиль — Почему они были недовольны — Сношения Гонди с герцогиней Лонгвиль — Коадъютор Гонди на площади Нового Рынка — Визит Бриссака к Гонди — Предположения герцога д’Эльбёфа — Он противодействует коадъютору — Прибытие в Париж принца Конти — Недоверие народа к фамилии Конде — Принцы в парламенте — Борьба между принцем Конти и герцогом д’Эльбёфом — Интриги коадъютора — Герцогиня Лонгвиль и герцогиня Булонская в парламенте — Принц Конти объявлен генералиссимусом парламента
Глава XIX 269
Конде принимает сторону двора — Приезд герцога Бофора в Париж — История юного Танкреда Рогана — Меры фрондистов — Бедность английской королевы — Граф д’Аркур — Принятое им на себя поручение — Успехи парижан — «Первое послание к Коринфянам» — Смерть юного Танкреда — Конде осаждает и берет Шарантон — Дело при Вилль-Жюифе — Миролюбивые поступки двора — Частные сделки — Общий мирный договор — Конец первого действия междоусобной войны — Революция в Англии
Глава XX 281
Герцог Орлеанский возвращается в Париж — Предположение родственного союза между домами Вандомов и Мазарини — Успех неприятеля — Королева со своими двумя сыновьями, с кардиналом и принцем Конде уезжает в Компьень — Намерения Конде — Он ссорится с Мазарини — Два типографщика — Рене Дюплесси — Мазаринисты и фрондисты — Прерванный ужин — Визиты некоторых особ королеве — Успех герцога д’Аркура — Возвращение двора в Париж — Радость народа — Новая ссора между Конде и Мазарини — Дело о табуретах — Негодование и мщение принца Конде — Герцогиня Шеврёз и Мазарини — Герцогиня Шеврёз и коадъютор Гонди — Свидание Гонди с королевой — Его дружеский разговор с Мазарини — Опасные условия принца Конде — Отчаяние герцога Орлеанского — Герцогиня Шеврёз утешает его — Он вступает в заговор против принца Конде — Конде является к королеве — Его берут под арест вместе с Конти, его врагом — Последствия этого ареста
Глава XXI 301
Герцогиня Лонгвиль в Нормандии — Приключения герцогини — Она приезжает в Голландию — Бегство герцогини Булонской — Она снова арестована — Супруга принца Конде в Бордо — Поступок вдовствующей принцессы и герцога Орлеанского — Тюренн заключает договор с испанцами — Беспокойства при дворе — Двор уезжает в Компьень — В Бордо скрывается партия недовольных — Поход против этого города — Жестокий поступок королевы — Удовлетворение жителей Бордо — Барон Канолль — Его казнь — Окончание войны на юге — Визит принцессы Конде к королеве — Слово герцога Ларошфуко — Успех маршала Тюренна во главе испанцев — Коадъютор присоединяется к партии принцев — Условия этого союза — Принца Конде переводят из Венсенна в замок Маркусси, а потом в Гавр — Поход Мазарини — Кончина вдовствующей принцессы Конде — Указ парламента — Кардинал возвращается в Париж — Несколько слов о герцоге Ангулемском
Глава XXII 316
Интриги Мазарини после его возвращения в Париж — Отказ
м-ль Монпансье, герцогини Орлеанской — Верность Гастона — Жалобы парламента — Обвинение коадъютора — Его речь — Новая буря грозит двору — Герцог Орлеанский и Мазарини — Меры, которые принимает герцог Орлеанский — Буря против кардинала — Мнение м-м де Шеврёз — Отъезд Мазарини — Совет коадъютора — Нерешительность герцога Орлеанского — Смятение в Париже — Народ в Пале-Рояле — Освобождение принцев — Приезд принца Конде в Париж — Отступление коадъютора — Требование принца — Коадъютор и королева — Заключение условий — Совершеннолетие короля
Глава XXIII 333
Каково было общество в эту эпоху — Какие женщины имели на нее влияние — Марион Делорм — Несколько анекдотов — Министр финансов д’Эмери — Президент де Шеври — Клавдий Киллье — Кончина Марион Делорм — Нинон де Ланкло — Ее отец — Сент-Этьенн — Рарей — Кулон — На какие классы разделяла Ни-
нон своих обожателей — М-ль де Шуази — Ее общество — М-ль де Скюдери — Ее воспитание — Ее бедность — Первые ее сочинения — «Субботние хроники» — Маркиза Рамбуйе — Ее дом — Голубая комната — Доброта маркизы Рамбуйе — Как она определяла дружбу — Епископ Лизиёский и утесы сада Рамбуйе — Грибы графа Гиша — Семейство маркизы — Хорошенькая Юлия — Г-н Лизани — М-ль Поле — Г-н Грасс — Вуатюр
Глава XXIV 357
Начало театра — «Бургонский отель» — Театр «Маре» — Непрочное положение актеров — Голтье Гаргилль — Анри-Легран — Гро-Гийом — Ла Валлиот — Ла Бопре — Мондори — Белльроз — Барон 1-й — Д’Оржемон — Флоридор — М-ль Барон — Дуэль между двумя актрисами — Бежары — Мольер — Драматические писатели — Скюдери — Ла Калпренед — Тристан л ‘Эрмит — Ла Серр — Боа-Робер — Коллете — Скаррон — Ротру — Корнель
Глава XXV 371
Совершеннолетие короля — Барбоны — Внутреннее и внешнее положение Франции — Герцог Орлеанский — Принц Конде — Мазарини — Коадъютор — Дочь герцога Орлеанского — Кардинал возвращается во Францию — За его голову положена цена — Он спокойно проезжает Францию и присоединяется к королеве в Пуатье — Маршал Тюренн возвращается и предлагает свои услуги королю — Двор отправляется в Орлеан — М-ль де Монпансье, принцесса Орлеанская, объявляет войну двору и берет город Орлеан
Глава XXVI 389
Принц Конде приезжает в армию — Его письма к принцессе Монпансье — Состояние королевской армии — Поединок между королем и его братом — Жалкое состояние двора — Каково было тогда доверие к Людовику XIV — Сто луидоров, взятые и потерянные — Общая бедность — Возвращение м-ль де Монпансье в Париж — Она продолжает быть главой партии — Подготовка к сражению — Принц Орлеанский отказывается действовать — Он передает свою власть принцессе Монпансье — Принцесса отправляется в парламент — Предложения, которые она делает советникам — Битва в Сент-Антуанском предместье — Принцесса при¬казывает стрелять из орудий Бастилии по королевским войскам — Отступление армии короля — Принцессу приветствуют и поздравляют с победой в Люксембурге
Глава XXVII 404
Собрание в городской ратуше — Странный знак отличия — Новые затруднения принца Орлеанского — Проект унии — Нападение на ратушу — Общая исповедь — Замешательство принцев — Принцессе Монпансье дают новое поручение — Ее встречи с несчастными — Храбрость принцессы — Ее приезд в ратушу — Она спасает городского старшину — Двор удаляется в Понтуаз — Декларация парламента в пользу принца Орлеанского — Ответный указ Королевского совета
Глава XXVIII 410
Несогласия между принцами — Следствие ссоры между герцогом Немурским и герцогом Бофором — Дуэль насмерть — Принц Конде получает пощечину — Красное словцо президента Бельевра — Герцог Орлеанский лишается единственного своего сына — Новая оппозиция парламента — Новое удаление Мазарини — Король вступает в Париж — Затруднительное положение принцессы Монпансье — Отъезд принцев — Они объявлены виновными в оскорблении величества — Призвание Мазарини — Побудительная причина возвращения — Неблагоразумный поступок коадъютора — Придумывают, как бы от него отделаться — Воля короля начинает обнаруживаться — Арест кардинала Реца — Конец второй войны Фронды — Возвращение Мазарини
Глава XXIX 427
Поступки принца Конде — Первоначальные меры Мазарини — Раздача наград — Беглый взгляд на парижское общество этого времени — Франциска д’Обинье, сделавшаяся потом м-м де Мен¬тенон — Первоначальная жизнь ее — Она объявляется умершей — Великая бедность — Она вступает в монастырь — Приезд ее в Париж — Как она знакомится со Скарроном — Ее замужество — Успехи ее в обществе — Герцогиня Лонгвиль удаляется от света — Принц Марсильяк примиряется с двором — Вступление в брак принца Конти — Сарразен как посредник — Его кончина — Приговор к смерти принца Конде — Планы Мазарини по отношению к Людовику XIV — Празднества при дворе — Король — актер и танцор — Коронование Людовика XIV — Первая его кампания — Смерть Брусселя
Глава XXX 441
Гонди делается парижским архиепископом — Оппозиция двора — Интриги по этому случаю — Блистательные предложения — Отказ кардинала Реца — Причины, побудившие его просить отставки — Его переводят в Нантский замок — Папа не хочет утвердить отставку — Недоумение кардинала — Он уходит из тюрьмы — Как он избегает нового ареста — Письмо принца Конде к кардиналу — Испуг двора — Первые любовные похождения Людовика XIV — М-м Фронтенак — М-м Шатильон — М-ль Эдкур — М-м Бове — Олимпиада Манчини — Серьезная страсть — Парламент хочет составить акт оппозиции — Смелый поступок юного короля — Гонди приезжает в Рим — Новая кампания Людовика XIV — Праздники и балеты — Первая карусель — Христина во Франции — Описание этой королевы, сделанное герцогом Гизом — Смерть м-м Манчини и м-м Меркёр — Вступление в брак Олимпиады Манчини — Конец политической деятельности Гастона Орлеанского
Глава XXXI 461
Любовные интриги Марии Манчини — М-ль Ла-Мотт д’Аржанкур — Ревность — Королевское развлечение — Молодая садовница — Возвращение к Марии Манчини — Проекты вступления в брак — Принцесса Монпансье — Генриетта Английская — Принцесса Португальская — Маргарита Савойская — Инфанта Мария Терезия — Кристина в Фонтенбло — Любопытное письмо этой королевы — Празднества при дворе — Надежды Мазарини — Оппозиция Анны Австрийской — Измена и казнь маршала Оккенкура — Кампания короля — Тяжкая болезнь — Меры предосторожности кардинала Мазарини — Лионское путешествие — Свидание французского двора с савойским — Гувернантка-лунатик — Поступок испанского короля — Он велит Мазарини предложить инфанту в невесты королю
Глава XXXII 474
Заключение проекта бракосочетания с принцессой Савойской — Радость короля — Представление «Эдипа» — Лафонтен — Боссюэ — Расин — Буало — Проект мирного договора между Францией и Испанией — Конец любви короля к Марии Манчини — Слово Мазарини — Отъезд Марии — Двор уезжает на юг — Переговоры на острове Фазанов — Пиренейский договор — Возвращение принца Конде — Смерть Гастона Орлеанского — Анекдоты об этом принце — Конец последней Фронды
Глава XXXIII 482
Вступление в брак Людовика XIV — Портрет молодой королевы — Возвращение королевской семьи в Париж — Восстановление королевской власти в Англии — Болезнь Мазарини — Объявление врачей — Сожаления кардинала — Необыкновенное великодушие умирающего — Насмешка Ботрю — Последние минуты Мазарини — Кардинал и его духовник — Смешное вознаграждение — Карточный долг — Смерть Мазарини — Духовное его завещание — Суждение об этом министре — Его высокомерие — Его скупость — Хвала ему
Глава XXXIV 499
Летелье — Лион — Фуке — Их характеры — Кольбер и клад — Людовик XIV в двадцать три года — Филипп Анжуйский, брат его — Уединение Анны Австрийской — Образ жизни молодой королевы — Принцесса Генриетта и молодой Бекингем — Английская вдовствующая королева и дочь ее возвращаются во Францию — Причины этого возвращения — Герцог Анжуйский едет к ним навстречу — Граф де Гиш — Сильная ревность — Женитьба герцога Анжуйского — Он принимает титул герцога Орлеанского — Портрет супруги его Генриетты — Обыкновенное распределение дня Людовика XIV — Фрондисты делаются приверженцами двора — Король влюбляется в Генриетту — Каким образом хотят скрыть эту любовь — М-ль Лавальер — Она привлекает внимание короля — Людовик XIV — стихотворец — Данжо — вдвойне секретарь — Падение Фуке приготовляется — Вокский праздник — Путешествие в Нант — Взятие Фуке под арест — Ненависть к Кольберу
Глава XXXV 521
Рождение дофина — Состояние умов этого времени — Первая ссора короля с Лавальер — Лавальер удаляется к кармелитским монахиням в Шальо — Примирение — Начало Версальского дворца — «Элидская принцесса» — «Тартюф» — Пожалование кавалерами ордена Св. Духа — Голубой кафтан — Могущество Франции — Лавальер родит дочь, потом сына — Подробности о герцоге ла Мейлльере — Ботрю — Анекдоты, к нему относящиеся — Болезнь королевы-матери — Герцогиня Орлеанская — Генриетта и граф Гиш — Ссора и примирение — Кончина Анны Австрийской — Суждение о ее характере и образе жизни
Глава XXXVI 538
Последствия смерти Анны Австрийской — Охлаждение короля к Лавальер — Появление м-м Монтеспан — Принцесса Монако — Характер новой любовницы — Приготовления к войне — Фландр¬ская кампания — Строгость Людовика XIV — Любовь старшей дочери Гастона Орлеанского к Лозену — Портрет Лозена — Его происхождение — Причины быстрого его возвышения — Его заключают в Бастилию — Его грубость — Король соглашается на его женитьбу — Причины, побудившие короля дать свое согласие — Последние годы герцога Бофора — Его таинственная кончина
Глава XXXVII 547
Недовольство Людовика XIV против Соединенных провинций — Проект союза Франции с Англией — Принцесса Генриетта — посредница — Успехи ее поручения — Неудовольствие его высочества — Жалобы принцессы на своего мужа — Мальтийский рыцарь де Лоррен — Король вступается за ее высочество — Гнев герцога Орлеанского — Болезнь принцессы — Она считает себя отравленной — Мнение врачей — Ход болезни — Последние минуты принцессы — Поступок его высочества — Визит короля — Кончина принцессы — Преступление открывается — Снисходительность короля
Глава XXXVIII 559
Людовик XIV и м-м де Монтеспан — Немилость к Лавальер — Первая беременность новой любовницы — Тайна, которой окружают ее роды — Рождение герцога Менского — Падение Лозена; взятие его под арест — Он встречается с Фуке в Пиньерольской тюрьме — Молодой герцог Лонгвиль является при дворе — Связи его с женой маршала ла Ферте — М-м ла Ферте и ее муж — Ее камердинер — Мщение маршала — Маршал и компаньонка — Герцог Лонгвиль и маркиз д’Эффиа — Западня — Удар палкой — Война с Нидерландами — Переход через Рейн — Смерть герцога Лонгвиля — Состояние театра — Уединение м-м Лавальер
Глава XXXIX 575
Нимвегенский мир 1678 года — Взгляд на прошедшее — Людовик XIV и писатели — Король мстит за Корнеля — Заговор Рогана — Его кончина — Отравители — Порошок, называемый «порошком наследства» — Ла Вуазен — Ла Вигурё — Уголовный суд — Принц Орлеанский у колдуньи — Ему показывается черт — Ла Вуазен и ее посетители — Заговор кардинала Булонского — Он желает вызвать тень маршала Тюренна — Ла Рейни и графиня Суассон — Казнь ла Вигурё — Кончина ла Вуазен
Глава XL 584
Принцесса Палатинская; ее портрет — Ее характер — Ее поведение при дворе — Побочные дети Людовика XIV — Новая любовь короля — М-м Субиз — М-м Людр — М-ль Фонтанж — М-м де Ментенон — Ее первые сношения с Людовиком XIV — Как двор смотрит на возрастающее благорасположение к ней короля — Отец ла Шез — Болезнь короля — Кончина королевы Марии Терезии — Возвращение на короткое время Лозена — Состояние Франции в продолжение этого периода
Глава XLI 598
Война с Алжиром — Изобретение бомб — Маленький Рено — Первое бомбардирование — Мирный договор — Кончина Кольбера — Надгробные надписи — Его похороны — Его семейство — Война с Генуей — Второе бомбардирование — Прекращение неприятельских действий — Заключение договора — Генуэзский дож в Версале — Состояние нового дворца — Генуэзский дож перед Людовиком XIV
Глава XLII 605
Взгляд на литературу, науки и изящные искусства этой эпохи — Мольер — Лафонтен — Боссюэ — Бюсси-Рабютен — М-м де Севинье — Фенелон — Ларошфуко — Паскаль — Буало — М-м де Лафайет — М-м Дезульер — Сен-Симон — Кино — Люлли — Живопись — Скульптура — Архитектура — Состояние литературы и наук в Англии, Германии, Италии и Испании — Успехи французской промышленности в этот период — Статс-дамы двора — Париж украшается новыми зданиями — Успехи военных искусств — Сухопутная армия — Кавалерия — Артиллерия — Флот — Семейство Людовика XIV — Дофин и его сыновья — Побочные дети — Граф Вермандуа — Граф Вексен — М-ль де Блуа — Герцог Менский — М-ль де Нам — День короля — Этикет его двора
Глава XLIII 624
Кальвинисты и католики — Угнетения, предшествовавшие отмене Нантского эдикта — Какое участие принимала м-м де Ментенон в этих преследованиях — Отмена Нантского эдикта — Аббат Шела — Его мученичество — Его посылают в Севенны — Жестокость его поступков — Намерение Людовика XIV вступить в брак с де Ментенон — Сопротивление дофина — Недоумение короля — Брак совершается — Сонет герцогини, супруги герцога Бурбонского — Письмо Карла II — Характер этого государя — Восшествие на престол Якова II — Его необдуманный поступок — Принц Оранский свергает с престола своего тестя — Яков II и его семейство ищут себе приюта во Франции — Возвращение Лозена — Аугсбург¬ская лига — Болезнь Людовика XIV — Триамонское окно
Глава XLIV 637
Всеобщая война — Вторичное опустошение Палатина — Маршал Люксембург — Маршал Дюра — Дофин — Катина — Взятие Филипсбурга — Выигранные и проигранные сражения — Принц Евге¬ний — Следствие Севеннской междоусобной войны — Ужасная кон¬чина аббата Шела — Смерть принца Конде — Борьба между м-м де Ментенон и министром Лувуа — Король и министр — Караул не на своем месте — Прогулка и монолог — Смерть Лувуа — Открытие причины его смерти — Испанская королева умирает от яда
Глава XLV 649
Состояние Европы в конце войны — Мирный договор с Савойей — Рисвикский мир — Первое духовное завещание испанского короля — Избрание принца Конти на польский престол — Битва при Зенте — Карловицкий мир — Салонский кузнец — Путешествие его в Версаль — Он представляется ко двору — Свидание его с Людовиком XIV — Его история — Граф д’Обинье — Его распутная жизнь — Молодая герцогиня Бургундская — Прием ее во Франции — Прибытие ее в Монтаржи, в Фонтенбло и в Версаль — Празднование свадьбы — Первая брачная ночь — Портрет герцога Бургундского
Глава XLVI 661
Духовное завещание испанского короля — Интриги по этому предмету — Совет папы Иннокентия XII — Наконец Франция предпочтена Австрии — Смерть Карла II — Открытие завещания — Шутка герцога Абрантеса — Благоразумное поведение Людовика XIV — Герцог Анжуйский признан испанским королем — Прием в Медоне — Последнее свидание Людовика XIV с маркизой Монтеспан — Кончина Расина — Причина его смерти — Рождение Вольтера
Глава XLVII 669
Барбезьё, его портрет, его характер, его приказы, его кончина — Шамильяр, странное начало его счастья — Смерть Якова II — Последние его минуты — Суждение об этом короле — Декларация Людовика XIV — Поступки Вильгельма III — Последняя болезнь этого принца — Его характер — Человек в железной маске — Его история — Разыскания по этому предмету — Догадки автора этой книги
Глава XLVIII 683
Европейские государства объявляют себя врагами Людовика XIV — Великий союз против Франции — Враги и союзники —Болезнь великого дофина — Посещение торговок — Кончина его высочества — Герцог Шартрский — Характер его высочества — Взгляд на военные действия — Особенное благоволение к Вильруа — Вандом; его портрет — Особенные его привычки — Жан Кавалье — Его посещение Версаля — Он удаляется из Франции — Конец Севеннской войны — Последние минуты маркизы Монтеспан — Грот Фетиды — Голод 1709 года — Налог десятины — Кончина отца ла Шеза — Преемник его, отец ле Теллье — Бедствия Франции
Глава XLIX 707
Болезнь герцогини Бургундской — Герцог Фронсак — Его женитьба — Любовники молодой герцогини — Нанжис — Молеврье — Дети герцогини Бургундской — Военные действия — Вильруа во Фландрии — Поражение при Рамильи — Вильруа заменяет Вандом — Герцог Орлеанский в Италии — Поражение при Турине — Герцог Орлеанский в Испании — Странные сомнения Людовика XIV — Леридское дело — Интриги против герцога Орлеанского — Критическое положение Филиппа V — Взятие Мадрида эрцгерцогом Карлом — Безрассудные надежды герцога Орлеанского — Унизительные предложения Людовика XIV — Жестокость его врагов — Вандома призывают в Италию
Глава L 719
Успехи Вандома в Испании — Падение Мальборо — Стакан во¬-
ды — Смерть императора Иосифа I — Перемена политики в пользу Людовика XIV — Несчастья в королевской семье — Болезнь его высоч

Почитать Развернуть Свернуть

От автора

До появления Наполеона (в историческом мире) было известно четыре великих века: век Перикла, век Августа, век Льва X и век Людовика XIV.
Первый из них, век Перикла (около 490—429 гг. до н.э.), произвел афинского главнокомандующего, а также Мильтиада, Леонида, Фемистокла, Аристида, Павзания, Алкивиада, Софокла, Еврипида, Фидия, Аристофана, Сократа, Диогена, Геродота и Ксенофонта.
Второй век дал римского императора Августа (63 г. до н.э. — 14 г. до н.э.), с 27 г. до н.э., а также Суллу, Цицерона, Цезаря, Лукреция, Катулла, Вергилия, Горация, Проперция, Овидия, Тибулла, Катона, Саллюстия, Корнелия Непота, Диодора Сицилийского, Тита Ливия, Дионисия Галикарнасского, Сципиона Африканского и Витрувия.
Третий — папы римского Льва (1475—1521) — Макиавелли, Паоло Джиове, Ариосто, Микеланджело, Рафаэля, Тициана и Галилея.
Четвертый век — век Людовика XIV (1638—1715), французского короля из династии Бурбонов, который правил страной 77 лет, а также Ришелье, Монморанси, Жан-Барта, Люксембурга, Конде, Тюренна, Турвилля, Лувуа, Виллара, Корнеля, Декарта, Ларошфуко, Бейля, Мольера, Лафонтена, Лебрена, Перро, Жирардона, Боссюэ, Малибранша, Расина, Буало, Люлли, мадам де Севинье, Фонтенеля, Фенелона, Жан-Батиста Руссо, Роллена, Шольё, Миньяра и Кино.
Из всех четырех веков я избрал для описания, как мне кажется, благороднейший, прекраснейший, величайший и уж точно ближайший по времени и поэтому представляющий для нас наибольший интерес век.
Мемуары частных лиц открыли нам внутреннюю жизнь наших божественных монархов, и мы увидели, что эти боги, как и боги древности, несмотря на все свое величие, не лишены слабостей, что они, ослепительные издали, теряют часть своего блеска, если проникнуть во мрак, окружающий некоторые стороны их жизни.
Может быть, Людовик XIV — единственный, кто до сих пор избежал справедливого суда истории. Он был слишком превознесен приверженцами монархий и слишком унижен революционными писателями, объявлен непогрешимым одними, а другими обвинен в отсутствии каких-либо достоинств; ни об одной коронованной особе не было высказано таких разнообразных суждений, как о нем, и никто из них не слышал (если за гробом можно слышать) более громких похвал и более несправедливых обвинений.
Бога, вознесенного до облаков, человека, осужденного строже, нежели он того заслуживал, нужно теперь возвратить на принадлежащее ему место. Я пишу не похвальное слово, не памфлет, а портрет человека во все поры его жизни, от несчастного детства до жалкой старости, проходя через все фазы радости и горя, любви и ненависти, слабости и величия, составлявшие эту жизнь, неповторимую как светлыми, так и темными сторонами. Я представлю свету Людовика XIV, бога для мира, короля для Европы, героя для Франции, человека для своих страстей; и я уверен, что он будет здесь истиннее и сходнее с самим собою, нежели его видели когда-нибудь в истории, на полотне или на пьедестале; и может быть, он будет более великим, будучи человеком среди людей, нежели он казался, когда его сделали богом среди богов.
Бедность ребенка, любовь юноши, слава героя, гордость короля, упадок старца, слабость отца, смерть христианина — все будет видно на картине, на первом плане которой будут Лувр, Сен-Жермен и Версаль, на втором — Франция, а на горизонте — мир, потому что в истории Людовика XIV нужно не восходить от народа к королю, а спускаться от короля к народу. Будем помнить его самооценку, когда он был на верху славы: «Государство — это я!»
Биография Людовика XIV, написанная таким образом, во всех подробностях, к которым иногда приходит на помощь беглый взгляд, брошенный на целое, — биография эта, смею сказать, будет иметь всю важность истории, всю капризность романа, всю занимательность мемуаров; поэтому я не колеблясь представляю книгу публике, будучи уверен в ее благосклонности.

Александр Дюма



ГЛАВА I


Пятого декабря 1637 года король Людовик XIII поехал в монастырь Благовещения, находившийся на улице Сент-Антуан, к м-ль де Лафайет, удалившейся туда в марте того же года и принявшей имя сестры Анжелики. Короли, королевы и дети Франции* имели право входить во все монастыри и свободно говорить с монахами и монахинями, поэтому ничто не могло препятствовать королю посещать м-ль де Лафайет, прежнюю свою фаворитку.
Впрочем, известно, что фаворитки Людовика XIII были только его друзьями и что волокитство целомудренного сына Генриха IV и целомудренного отца Людовика XIV — вовсе не целомудренных королей — не вредило доброму имени тех, к которым оно относилось.
Луиза Мотье де Лафайет, происходившая из древней Овернской фамилии, поступила на семнадцатом году своей жизни фрейлиной ко двору Анны Австрийской. Король заметил ее в 1630 году; ум и красота ее вывели его если не из целомудрия, то из обыкновенной его холодности; Бассомпьер рассказывает, что, проезжая в это время через Лион, где жил Людовик XIII, он видел короля между дамами, влюбленным и любезным против обыкновения.
М-ль де Лафайет была в милости до тех пор, пока не принимала никакого участия в делах политических. Но отец Жозеф, родственник ее со стороны матери, убедил ее принять участие в интригах против кардинала, которого честолюбивый капуцин хотел погубить в глазах короля, и с тех пор спокойствие и счастье навсегда оставили ее и ее царственного поклонника.
По обыкновению, Ришелье не прямо напал на любовь Людовика XIII к м-ль де Лафайет; он употребил одну из тех хитростей, к которым великий министр так часто прибегал и которые ему всегда удавались, потому что от него не ожидали подобных уловок, считая их недостойными такого великого гения: угрозами заставил Буазанваля (которого Людовик XIII сделал из простого служителя первым своим камердинером) изменить своему государю, доверившемуся ему во всем, и сначала переменять смысл словесных посланий влюбленных, а потом передавать кардиналу письма, которые они писали друг другу и которые в его кабинете под рукою искусных секретарей, нарочно для того нанятых, претерпевали такие изменения, что, вышедши из рук писавших полными нежных выражений, они приходили на место назначения с такими горькими упреками, что уже дело близко было к размолвке, когда неожиданное объяснение открыло истину.
Призвали Буазанваля, принужденного признаться в своей измене и рассказать все о действиях министра; тогда только Людовик XIII и м-ль де Лафайет узнали, что ненависть кардинала уже давно их преследует.
Известно, как страшна была эта ненависть даже для короля; Бекингем, Шале, Монморанси поплатились за нее жизнью, и, по всей вероятности, то же ожидало и отца Жозефа. М-ль де Лафайет в страхе сочла за лучшее тотчас же укрыться в монастыре Благовещения и, несмотря на все просьбы Людовика XIII, осталась в нем, приняв монашеский сан под именем Анжелики.
Но хотя м-ль де Отфор, вызванная Ришелье из изгнания, начинала уже занимать в сердце короля место, принадлежавшее прежде м-ль де Лафайет, тем не менее Людовик XIII продолжал видеться с последней и, как мы уже видели, тайно выехав из Гробуа, где он тогда жил, приехал к ней в монастырь. Он вошел туда в четыре часа пополудни, а вышел в восемь.
О чем говорилось в это время, неизвестно, потому что Людо¬-
вик XIII в этот раз, как и всегда с тех пор как м-ль де Лафайет удалилась в монастырь, говорил с ней с глазу на глаз. Но когда король вышел, он был задумчив. Это не ускользнуло от глаз его спутников; в то время была ужасная буря с дождем и градом, ни зги не было видно; кучер спросил короля, возвращаться ли в Гробуа; тогда Людовик XIII как будто бы сделал усилие над собой и сказал после некоторого молчания:
— Нет, мы едем в Лувр.
И карета быстро покатилась по дороге во дворец, к удовольствию свиты, вовсе не желавшей прокатиться четыре лье* по такой погоде.
Приехав в Лувр, король отправился к королеве, которая была очень удивлена его приездом, потому что Людовик XIII и Анна Австрийская давно уже виделись редко; она вышла навстречу ему и почтительно поклонилась. Людовик XIII подошел к ней, поцеловал ее руку так застенчиво, как если бы он видел ее в первый раз, и сказал нетвердым голосом:
— Мадам, погода так дурна, что мне невозможно возвратиться в Гробуа; потому я прошу у вас ужина и ночлега.
— Мне доставляет большую честь и не меньшее удовольствие предложить то и другое вашему величеству, — отвечала королева, — и я теперь благодарю Бога за бурю, которую он послал и которая только что так сильно пугала меня.
Итак, Людовик XIII 5 декабря 1637 года не только ужинал, но и провел ночь с Анной Австрийской; наутро он уехал в Гробуа.
Делом ли случая было это сближение между королем и королевой, а близость между женой и мужем? Действительно ли буря испугала Людовика XIII или он уступил убедительным просьбам м-ль де Лафайет? Последнее предположение вероятнее. Мы думаем, что буря была только предлогом.
Как бы то ни было, ночь эта достопамятна для Франции и даже для Европы, вид которых она изменила: ровно через девять месяцев после этой ночи родился Людовик XIV.

Королева скоро заметила, что она беременна, но не смела никому говорить об этом первые пять месяцев, боясь ошибиться. Но в начале шестого месяца не оставалось более сомнения: младенец сделал первое движение. Это было 11 мая 1638 года.
Анна Австрийская тотчас велела позвать г-на Шавиньи, который всегда был ей предан. Поговорив с ней несколько минут, Шавиньи отправился к королю.
Он застал его величество готовым к выезду на охоту. Людовик XIII, увидев государственного министра, нахмурил брови: он думал, что Шавиньи пришел говорить о политике или об администрации, и опасался, что охота, любимая его забава, доставлявшая ему постоянное и истинное удовольствие, будет отложена.
— Что вам угодно? — спросил он с нетерпеливым движением. — И что вы нам скажете? Вы знаете, что государственные дела нас не касаются; вы можете говорить о них с господином кардиналом.
— Государь, — сказал Шавиньи, — я пришел просить у вас милости для бедного заключенного.
— Просите у кардинала, господин Шавиньи: может быть, заключенный — враг его эминенции*, а следовательно, и наш враг.
— Ничей, сир; это верный служитель королевы, несправедливо подозреваемый в измене.
— А, понимаю! Вы говорите о Лапорте; это меня не касается, Шавиньи, обратитесь к господину кардиналу. Пойдемте, господа, пойдемте.
Он дал знак своим спутникам и хотел выйти.
— Однако, государь, — сказал Шавиньи, — королева думала, что по случаю новости, которую я вам приношу, ваше величество исполнит просьбу, которую она мне велела передать вам.
— А какая это новость? — спросил король.
— Та, что королева беременна, — отвечал Шавиньи.
— Королева беременна! — вскричал король. — А... ночь 5 декабря!..
— Не знаю, государь, знаю только, что Бог услышал молитвы Франции и умилосердился над бесплодием, так сильно печалившим нас всех.
— А вы уверены в том, что говорите, Шавиньи? — спросил король.
— Королева ничего не хотела говорить вашему величеству, не убедившись совершенно. Но сегодня августейшее дитя в первый раз показало признаки жизни, и так как вы ей обещали, говорила она, в подобном случае исполнить всякую ее просьбу, то она просит вас выпустить из Бастилии Лапорта, ее старшего камердинера.
— Хорошо, — сказал король, — это не мешает нашей охоте, господа; ее нужно только отложить немного. Подождите меня внизу, а я с Шавиньи зайду к королеве.
Придворные весело проводили короля до покоев Анны Австрийской, куда Людовик XIII вошел, оставил Шавиньи в салоне королевы и вошел в ее молельню; неизвестно, о чем он там говорил с женой, потому что они были наедине.
Через десять минут он вышел с лицом, сияющим от радости.
— Шавиньи, — сказал он, — это правда. Дай Бог, чтобы это был дофин*. Ах, как бы это взбесило моего любезнейшего братца!
— А Лапорт, государь? — спросил Шавиньи.
— Завтра вы велите его выпустить из Бастилии, но с условием, чтобы он немедленно удалился в Сомюр.
На другой день, 12 мая, Легра, секретарь королевы, явился в Бастилию с посланным от Шавиньи; он дал Лапорту подписать обещание удалиться в Сомюр; Лапорт подписал и 13-го числа был освобожден.
Таким образом, первое движение, сделанное Людовиком XIV в утробе матери, было причиной одной из милостей, на которые так скуп был Людовик XIII. Это было хорошее предзнаменование.

Слух о беременности королевы быстро разнесся по Франции; ему с трудом верили: после двадцатидвухлетнего бесплодного брака это считали почти чудом.
Все знали причины несогласия между королем и королевой. Поэтому никто не смел питать надежды, которую давно уже считали потерянной.
Бросим беглый взгляд на причины этих супружеских несогласий; это будет для наших читателей случаем познакомиться с важнейшими лицами двора, при котором были соединены три элемента — французский, итальянский и испанский, с лицами, которые являются в начале правления Людовика XIV как представители другого века и другой эпохи.
Король Людовик XIII, которому тогда было 37 лет, был одновременно и горд, и робок, и мужествен, как герой, и нерешителен, как дитя; он умел сильно ненавидеть, но любил всегда осторожно; был скрытен, потому что долго жил с людьми, которых ненавидел; по-видимому, терпелив и слаб, но зол вспышками; жесток до утонченности с наслаждением, хотя отец его, Генрих IV, употребил все усилия в его детстве, чтобы отучить его от этой склонности к жестокости, даже два раза собственноручно наказал его: первый раз за то, что он размозжил между двумя камнями голову живого воробья; второй раз за то, что он возненавидел одного молодого дворянина, и придворные принуждены были, чтоб его успокоить, выстрелить в этого дворянина холостым зарядом; тогда молодой человек, заранее предупрежденный, упал как убитый, и это так обрадовало дофина, что он захлопал в ладоши. При этих наказаниях Мария Медичи защищала сына, но Беарнец (традиционное прозвище Генриха IV), не слушая протестов, сказал ей пророческие слова: «Мадам, молите Бога, чтоб я подольше жил; поверьте, когда меня не станет, злой мальчишка будет вас обижать».
Впрочем, детство короля прошло в совершенном пренебрежении. Королева-мать, которая, по словам ее мужа, была «мужественна, высокомерна, тверда, скрытна, тщеславна, упряма, мстительна и недоверчива», хотела как можно дольше удержать королевскую власть, сделавшуюся для нее необходимостью. Поэтому вместо того чтобы дать сыну высокие познания, столь нужные для царствования, она оставила его в совершенном невежестве, так что его воспитание было хуже воспитания человека среднего класса. Будучи в обществе Кончини и Галигай, которых молодой король не терпел, она виделась с ним только тогда, когда его приводила к ней обязанность, и большей частью принимала его холодно. Однажды случилось даже, что Людовик XIII, входя к матери, наступил на лапу любимой ее собачки — собака укусила его. Молодой принц, вскрикнув от боли, ударил ее ногой. Собака завизжала; тогда Мария Медичи взяла ее на руки и стала ласкать и целовать свою обиженную любимицу. Юный король, глубоко пораженный этим равнодушием матери, тотчас вышел и сказал Люину:
— Посмотри, Альберт, она больше любит свою собаку, нежели меня.
Шарль-Альберт де Люин, единственный, может быть, любимец Людовика XIII, который пережил дружбу короля, вероятно, потому, что был единственным товарищем, которого допускали к молодому королю, и то потому только, что в нем видели человека пустого и неопасного. В самом деле, чего опасаться от человека столь низкого происхождения, что даже не все признавали за ним титул простого дворянина, с которым он и двое его братьев явились при дворе?
Вот что рассказывают об их происхождении. У короля Франциска I был в числе придворных музыкантов один лютнист, немец, по имени Альберт, бывший в большой милости по своему таланту и уму. Когда король в первый раз въезжал в Марсель, он дал его брату, бывшему тогда священником, место каноника. Этот священник имел двух побочных сыновей; старшего он отдал в школу, чтобы сделать из него ученого, а младшего приготовил к военной службе.
Старший сделался врачом и принял имя де Люи — от дома близ Морна, который ему принадлежал; он следовал за королевой Наваррской до смерти ее и, разбогатев, дал ей взаймы около 12 тысяч экю.
Младший был стрелком короля Карла IХ, дрался в Венсеннском лесу в присутствии целого двора и убил своего противника, и это доставило ему такую славу, что Данвилль, губернатор Лангедока, взял его с собой, сделал лейтенантом, а потом и губернатором в Бокере, где он и умер, оставив трех сыновей и четырех дочерей.
Сыновья эти были Альберт, Кадене и Брантес. Все трое были представлены Лаваренном Бассомпьеру. Бассомпьер, которому Лаваренн оказал большие услуги при жизни покойного короля, исполнил, что редко бывает, просьбу человека, уже не бывшего в милости. Он поместил Альберта при короле, а братьев его — при маршале де Сувре, который сделал их товарищами Куртанво, своего сына.
Альберт был милостиво принят королем и скоро стал пользоваться его благосклонностью.
До тех пор Людовик XIII, оставленный всеми, не имел другого общества, кроме псаря и сокольничего; другого развлечения, как птичий двор, устроенный в его саду; другого удовольствия, как вести самому, с кнутом в руках, лошадок с тележками, наполненными песком для построения крепостей, служивших ему забавой; другого занятия, как музыка, которую он страстно любил, и нескольких механических искусств, которые он изучал один. Теперь он скоро и сильно привязался к Альберту, искусному во всех телесных упражнениях и оживившему его до тех пор грустную и однообразную жизнь.
Особенно понравилось королю в Альберте его искусство учить ястребов, которых они вместе ловили в тюильрийских и луврских садах. Поэтому королева-мать, видя, что король занят, радовалась дружбе его с Люином, который, по ее мнению, должен был отвлечь ум ее сына от государственных дел.
Приблизительно тогда же, то есть в начале 1615 года, королю было объявлено, что он должен жениться на Анне Австрийской, дочери Филиппа III и королевы Маргариты.
Людовик XIII показывал мало склонности к удовольствиям. Природа сделала его набожным и меланхолическим. Ему минуло четырнадцать лет, когда женитьба была решена; между тем как в эти лета его отец бегал, как он сам говорил, по лесам и горам, гоняясь за женами и девами с жаром пылкой крови, которая продолжала кипеть в нем и под сединами, — юный король был озабочен этим браком, признавая узы его священными и неразрывными, и вместо того чтобы увлечься свойственной его летам пылкостью страстей, он вел себя в этом деле с самолюбием и недоверием человека, не хотевшего быть обманутым.
Едва он узнал в Бордо, что невеста его приближается к Бидассоа, где должен был произойти размен принцесс (потому что в то же время, как Людовик XIII женился на Анне Австрийской, Генриетта Французская, называемая Мадам, выходила за инфанта Филиппа), он послал Люина навстречу молодой принцессе, под тем предлогом, чтобы вручить ей письмо, но, в сущности, для того чтобы узнать, действительно ли она так хороша, как о ней говорят.
Люин оставил короля в Бордо, куда он приехал со всем двором, и отправился с первым любовным посланием Людовика XIII навстречу маленькой королеве, как тогда называли Анну Австрийскую, в отличие от королевы-матери (Марии Медичи).
Люин встретил ожидаемую принцессу по той стороне Байонны; он тотчас слез с лошади, подошел к носилкам и сказал, преклоняя колено:
— От короля, вашему величеству.
С этими словами он подал принцессе письмо Людовика XIII.
Анна Австрийская взяла письмо, распечатала его и прочла: «Мадам, не будучи в состоянии, как я желал бы, быть подле Вас при Вашем въезде в мое королевство, чтобы вручить Вам власть, которую я в нем имею, и уверить Вас в полной моей готовности любить Вас и служить Вам, я посылаю Люина, одного из моих довереннейших приближенных, чтобы приветствовать Вас от моего имени и сказать, что я ожидаю Вас с нетерпением, чтобы лично повергнуть к стопам Вашим как власть, так и любовь. Поэтому я прошу принять его благосклонно и верить тому, что он Вам скажет, мадам, от имени Вашего наилюбезнейшего друга и слуги — Людовика».
Кончив чтение, инфанта приветливо поблагодарила посланного, знаком приказала ему сесть на коня и ехать рядом с ее носилками, и въехала в город, разговаривая с ним.
На другой день она отправила его назад с ответом, который по причине недостаточного знания французского языка вынуждена была написать на испанском. Вот перевод: «Сеньор, меня очень обрадовал Люин добрым известием о Вашем здравии. Я молюсь за Вас и вполне желаю сделать угодное моей матери; поэтому мне очень хочется поскорей окончить путешествие и поцеловать руки Вашего Величества. Да сохранит Вас Бог, как я желаю. Целую руки Вашего Величества. Анна».
Люин спешил возвратиться, потому что ехал с добрыми вестями. Инфанта была необыкновенно хороша; но, как мы уже сказали, Людовик XIII был разборчив; из любопытства или из недоверия ему захотелось самому видеть свою невесту. Он тайным образом выехал верхом из Бордо в сопровождении двух или трех всадников; задним ходом вошел в один дом, стал у окна в нижнем этаже и стал ждать.
Когда инфанта проезжала мимо дома, в котором находился король, герцог д’Эпернон, согласно заранее сделанному условию, остановил кортеж и приветствовал царственную невесту речью, так что она принуждена была до половины высунуться из кареты; поэтому король мог рассматривать свою будущую супругу сколько ему было угодно.
Когда речь была кончена, маленькая королева продолжала путь, а Людовик XIII, восхищенный тем, что действительность превосходила описание Люина, снова сел на лошадь и возвратился в Бордо задолго до приезда инфанты.
В самом деле, если верить всем историкам того времени, наружность его нареченной могла удовлетворить самому изысканному королевскому вкусу. Анна Австрийская обладала величественной красотой, которая впоследствии много содействовала ее замыслам и часто внушала почтение и любовь буйному дворянству, которым она была окружена. Совершенная женщина для влюбленного, совершенная королева для подданного, высокая ростом, с прекрасной талией, одаренная самой нежной и белой ручкой, которая когда-либо делала повелительный жест, прекраснейшими, легко расширявшимися глазами, которым зеленоватый оттенок придавал необыкновенную прозрачность, маленьким карминовым ротиком, походившим на улыбающуюся розу, длинными шелковистыми волосами того приятного серо-пепельного цвета, который придает лицу свежесть блондинок вместе с оживленностью брюнеток, — такова была женщина, предназначенная в подруги жизни Людовику XIII, в том возрасте (ей было тогда 13 лет, а Людовику XIII — неполных 15), когда страсти, дремлющие у простых смертных, должны, по особенной привилегии сана, пробуждаться у королей.

Обряд бракосочетания был совершен 25 ноября 1615 года в Бордоском соборе, и молодые супруги после празднества, данного королю в его жилище, были отведены на брачное ложе, всякий своей кормилицей, которая при нем и оставалась. Они пробыли вместе пять минут, после чего кормилица короля увела его, инфанта же осталась одна; было решено, что исполнение супружеских обязанностей, учитывая необыкновенную молодость супругов, произойдет только через два года.
Возвратясь в Париж, Людовик XIII занялся ссорами принцев крови, участившимися после смерти короля Генриха во время регентства Марии Медичи и производившими смуты то под одним, то под другим предлогом в разных концах бедного государства, еще не оправившегося от религиозных войн. После же Лудюнского договора он должен был организовать гибель маршала д’Анкра, что он осуществил так, что напомнил и твердость Людовика XI, и скрытность Карла IX, с той, впрочем, разницей, что первый в подобных действиях всегда был руководим политическими видами известной важности, а второй повиновался приказаниям матери и был обманут ложной тревогой; между тем как Людовик XIII из одного властолюбия решился на это дело, изумительное даже в семнадцатом веке, следствием которого было то, что маршальский жезл перешел в руки Витри, а шпага коннетабля — в руки Люина.
Известно, что Кончино Кончини, маршал д’Анкр, был зарезан на Луврском мосту 26 апреля 1617 года, а в июле и Элеонора Галигай, его жена, сожжена на костре за колдовство.
Так исполнилось в отношении к королеве-матери предсказание Генриха IV насчет злого мальчишки. Мария Медичи, лишенная сана и почестей, была сослана в Блуа — более как заключенная, нежели как изгнанная.

Несмотря на эти признаки мужественности, проявлявшиеся время от времени у Людовика XIII, Анна Австрийская, имевшая твердый характер своей семьи и гордость своей нации, не боялась его; напротив, она иногда позволяла себе опасное удовольствие открыто противоречить ему, и король, и слабый и злой, не раз хмурил брови перед высокомерной испанкой, не смея ничего сказать; это случалось с ним впоследствии и перед кардиналом Ришелье, которого он был более учеником, чем повелителем, и который в описываемое нами время был только епископом Люсонским.
Наибольшим несчастьем королевы, которое ей вменяли в преступление, было ее бесплодие; д\лжно полагать, что если бы Людовику XIII пришлось, когда ему было двадцать лет, воспитывать дофина, дарованного ему небом так поздно, его образ мыслей и царствование были бы совершенно другими.
Это бесплодие раздражало короля, удаляло его от жены, делало озабоченным, мрачным, недоверчивым и давало повод к злословиям, которые отравляли всю жизнь Анны Австрийской, и с таким видом вероятия, что серьезные историки называют их «злыми толками», т.е. злыми, но, к сожалению, истинными речами, тогда как, вероятно, это была одна клевета.
Первой причиной этих ссор, которую король никогда не мог забыть, была дружба молодой королевы с герцогом Анжуйским, Гастоном, впоследствии герцогом Орлеанским, любимым сыном Марии Медичи; король в молодости, и даже после совершеннолетия, завидовал любви регентши к этому брату, который был так же весел и любезен, как сам Людовик XIII был мрачен, меланхоличен и угрюм, и который наследовал от отца если не мужество и прямоту, то, по крайней мере, ум; впоследствии легкомыслие Анны Австрийской возбудило ревность супруга, немало усилившую ненависть брата. Перед всеми королева соблюдала в отношении к Гастону все правила этикета и обращалась с ним вежливо, но холодно; в письмах же она называла его братом, а в семейном кругу постоянно шепталась с ним; эта короткость была несносна королю, чрезвычайно робкому и застенчивому, а потому и подозрительному.
Королева Мария Медичи, со своей стороны, боясь, чтобы Анна Австрийская не приобрела влияния на ум Людовика XIII, старалась раздувать этот тлеющий огонь с жаждою интриг, принесенной ею от флорентийского двора, между тем как сам герцог Анжуйский, легкомысленный и непоследовательный, искатель приключений и трус, вечно потешался тем, что бесил короля мелкими оскорблениями, тайными или явными. Однажды в присутствии нескольких человек он сказал королеве, молившейся о том, чтобы ее бесплодие прекратилось:
— Мадам, вы просили судей ваших против меня; я согласен, чтобы вы выиграли это дело, если у короля достанет кредита, чтобы заставить меня проиграть мое.
Эти слова дошли до Людовика XIII, который взбесился тем более, что в народе начинал уже распространяться слух о его бессилии.
Этот слух, которому бесплодие молодой, прекрасно сложенной королевы придавало вероятность, был причиной самого странного и дерзкого предложения со стороны Ришелье, какое когда-либо делал министр королеве, а кардинал — женщине.

Обрисуем несколькими чертами эту колоссальную мрачную личность кардинала-герцога, которого называли «Красной эминенцией», в отличие от его помощника, отца Жозефа, называемого «Серой эминенцией».
Арман-Жану дю Плесси в описываемое нами время, то есть около 1623 года, было тридцать восемь лет; он был сыном Франсуа дю Плесси (seigneur de Richelieu), кавалера королевских орденов и дворянина очень хорошей фамилии. Когда Арман-Жану было пять лет, отец его умер, оставив трех сыновей и двух дочерей. Старший сын поступил на военную службу и был убит; второй, бывший епископом Люсонским, удалился в монастырь, передав свое епископство младшему брату, Арман-Жану, бывшему тоже духовным лицом.
Будучи еще учеником, Арман-Жан посвящал свои сочинения королю Генриху IV, обещая в этом посвящении оказать большие услуги государству, если ему дадут к тому возможность.
В 1607 году он отправился в Рим, чтобы быть посвященным в епископы. Папа Павел V спросил, исполнилось ли ему число лет, требуемое каноническими правилами (двадцать пять лет). Он решительно отвечал «да», хотя ему тогда было только двадцать три года. После церемонии он попросил у папы исповеди и признался ему в своей лжи. Павел V дал ему абсолюцию; но вечером того же дня, указывая на него французскому посланнику Маленкуру, сказал: «Этот юноша будет большим плутом».
Возвратившись во Францию, епископ Люсонский часто ходил к адвокату ле Бутелье, имевшему связи с Барбеном, доверенным королевы-матери. Там с ним познакомился генеральный контролер, заметил его ум, предвидел его будущность и, чтобы по возможности помочь ему возвыситься, представил его Элеоноре Галигай; она дала ему несколько небольших поручений, исполненных им так искусно, что она представила его королеве; та, в свою очередь, скоро убедилась в блестящих способностях Жана дю Плесси и в 1616 году сделала его государственным секретарем. Через год после этого король, Люин и Витри вместе совершили убийство маршала д’Анкра; выше мы только упомянули об этом происшествии. Расскажем теперь еще об одном обстоятельстве, превосходно характеризующем того, о котором Павел V сказал, что он будет большим плутом. Мы просим только читателей не забывать, что епископ Люсонский своим возвышением обязан был Элеоноре Галигай и ее мужу Кончино Кончини.
Молодой государственный секретарь жил тогда у Люсонского декана; накануне умерщвления маршала, вечером, декану принесли пакет с письмами и просили его немедленно передать их епископу, потому что одно из писем заключает в себе очень важное известие.
Было 11 часов, когда епископу Люсонскому вручили пакет; он находился в постели и уже засыпал, но по просьбе декана вскрыл пакет и стал читать письма.
Одно из них действительно было чрезвычайно важно: в нем извещали, что маршал д’Анкр будет убит на следующее утро в 10 часов. Место убийства, имена участников, подробности предприятия, все обстоятельства были описаны так подробно, что не оставалось сомнения в том, что письмо пришло от особы, хорошо знающей это дело.
Прочитав его, епископ глубоко задумался; потом поднял голову и сказал декану, бывшему при нем:
— Хорошо, дело не к спеху, утро вечера мудренее.
И, положив письмо под изголовье, снова лег и заснул. На другой день он вышел из комнаты в одиннадцать часов и первое, о чем известил, было — смерть маршала.
За три дня перед тем он послал Понкурле к Люину, прося последнего уверить короля в его преданности. Несмотря на это, епископ Люсонский, казалось, впал в немилость. Он просил у короля позволения последовать за королевой-матерью в Блуа, и король согласился. Многие считали его ее любовником, другие — ее шпионом; некоторые шептали, что он и то и другое; вероятно, эти знали лучше всех.
Но вскоре епископ Люсонский оставил королеву, найдя благовидный предлог, будто бы боится подозрений, и удалился в принадлежавшее ему приорство близ Миребо, желая, по его словам, запереться с книгами и, по своей обязанности, преследовать ересь.
Он пробыл в Блуа только сорок дней и представил свое удаление королеве-матери новым доказательством того, как его преследуют за нее ее враги, а двору — доказательством повиновения воле короля.
Между тем изгнание бывшей регентши превратилось в настоящее заключение; окружавшие короля постоянно указывали ему на Марию Медичи как на опаснейшего врага, и Людовик XIII был намерен никогда не возвращать мать. Од

Дополнения Развернуть Свернуть

Именой указатель

 

Абрантес, герцог — 662—663

Август — 5, 748

Август, саксонский курфюрст — 651

Аво д’, граф — 154, 297

Аво д’, священник — 578

Австрийский Жуан — 372

Австрийский, дом — 468, 497, 538, 661

Австрийский, император — 375

Агессо д’ — 736

Акквиль д’ — 428

Алберготти — 713

Александр VII — 495

Александр Македонский — 145, 572, 683

Аленкур д’, губернатор Лиона — 19

Алигр д’, маркиз — 271

Алкивиад — 5

Аллио — 533

Альберт Франциск-Александр д’ — 289, 322

Альбре д’, маршал, см. Миоссан

Альбукерк, герцог — 144, 146—147

Альфонс, принц — 590

Амбуаз Бюсси д’ — 47, 81, 172, 283

Амедей — 637

Ангулемский, герцог, Карл Валуа — 100, 119, 128, 188, 313—315

Ангулем, дом — 81

Андилльи Арно д’ — 344

Анжевин — 283

Анженн Клара-Анжелика д’, дочь маркизы Рамбуйе, первая жена графа Гриньяна — 347, 349

Анжуйская Иоланта — 199

Анжуйский Гастон, герцог, впоследствии герцог Орлеанский, брат Людовика XIII — 16, 20—21, 27, 49—55, 57—64, 66—70, 74—77, 79—80, 93, 97, 108, 110—112, 118, 123, 126, 133—135, 151, 153—154, 160, 167, 183, 187, 200—201, 207—208, 215—217, 224—225, 227, 231, 243, 245, 247, 250, 252—253, 256, 261, 276, 278, 281, 287—288, 290, 293—294, 296, 304—305, 309—313, 316—323, 325—326, 328—330, 332, 337, 356, 373, 375, 377—381, 385—388, 395—398, 401—402, 404—410, 412—415, 418, 428, 437, 439, 460, 465, 471, 478—479, 484, 504, 507—508, 540, 679

Анжуйский Филипп, герцог, впоследствии король Испании Филипп V — 203, 612, 661—667, 683—684, 716—719, 730—731

Анжуйский, герцог, сын герцога Бургундского и Марии-Аделаиды Савойской, дофин, Людовик XV — 721, 729—730, 739—740

Анжуйский, принц, Филипп Французский, герцог Орлеанский, брат Людовика XIV — 102, 134, 154, 173, 187, 200, 243, 246, 250—253, 274, 302, 308, 325, 332, 391, 393, 437—438, 440, 459, 470—472, 474, 478, 482—483, 487, 493, 501—504, 506—507, 533, 535—537, 545, 548—554, 557—558, 578, 580, 584—585, 596, 605, 618, 621, 623, 650, 684—685, 688—689, 691—692, 699, 707, 745, 747

Анкр д’, маршал — 11, 15, 17—18, 23, 28, 52, 65, 108, 128, 143, 245—246, 335

Анна Австрийская — 7—10, 13—16, 20—33, 35—50, 54—55, 61—64, 66, 74—86, 89—97, 102—105, 108, 110, 117, 123—124, 126, 133—140, 148—154, 157—165, 170, 173—174, 176—178, 180, 183—189, 197, 200, 202, 207—210, 215, 217—220, 225—227, 229, 231—233, 237—241, 243—247, 251—253, 255, 257, 259—260, 268—269, 275—276, 278, 281—283, 286—291, 294—308, 310, 313, 316—325, 327—331, 353, 371—372, 374—376, 390—391, 394, 402—403, 418—419, 421, 424—425, 430, 433, 436, 443, 452—453, 458—465, 468—472, 474—478, 482—483, 492—493, 495—496, 502—504, 506—507, 512, 528—533, 535—538, 589, 593, 595, 605, 619, 679—681, 691, 716

Анна, королева Англии, вторая дочь Якова II Стюарта — 674, 698, 719—720

Антен д’ — 617, 700

Антонин, император — 206

Антрег д’аф — 309

Аньян — 357

Арведикс, армянский патриарх — 680

Аржанкур Ла Мотт д’, фрейлина — 461—464, 468

Аржантёль д’ — 232—237, 428

Ариосто — 5, 101, 109, 608

Аристид — 5

Аристофан — 5

Аркур д’, герцог — 115, 152, 197, 203—204, 256, 274—275, 282, 287, 300, 302, 312, 330, 369, 375, 661—663, 714

Арлингтон, лорд — 557

Армантьер д’, аббат — 358

Армон д’ — 654

Армон, супруга предыдущего — 654—655

Арно — 183—184, 311, 334, 353, 355, 705, 714

Артаньян д’ — 512, 514, 517—518, 562

Атольн д’ — 693

Ахмет-паша — 545

Баба-Гассан — 601

Баварская Мария-Анна, принцесса, супруга принца Людовика, великого дофина — 611—612

Баварский Леопольд, принц — 650, 661

Баварский, герцог — 81, 88, 714

Баварский, дом — 684

Бавиль де — 629

Баденский, принц — 436

Байёский, епископ — 331

Байльелю — 154

Байонский, епископ — 483

Бальби — 187

Бальи — 725

Бансерад — 101, 437, 452, 512, 521, 746

Барбезьё, маркиз, сын Лувуа — 647, 652, 664, 669—670, 672

Барбен, доверенный Марии Медичи — 17

Барберини, кардинал — 130—131, 495—496

Барильон — 185, 242

Барон — 359—360

Барон 2-й — 359

Барон, м-ль — 359

Баррадас — 64, 66, 103

Бартоло — 363

Басса — 402

Бассомпьер, герцог — 7, 12, 18—19, 60, 79, 91, 100, 118—119, 121, 140—142, 188—196, 203, 313, 471, 525, 624

Башомон — 361

Беврон — 172, 369, 550, 557, 564—565, 567, 578, 590

Бежар Арманд-Грессинд-Елизавета — 360

Бежар Магдалина — 360

Бежар Яков — 360

Беземо де, комендант Бастилии — 603

Бей — 336

Бейль — 5

Бек, генерал — 143—144, 147—148<

Рецензии Развернуть Свернуть

Людовик XIV

17.08.2006

Автор: Дюк Митягов
Источник: Ваш досуг, №32


Людовик XIV, один из величайших королей, правил Францией 72 года. Его эпоха определена историками как время абсолютной монархии. Именно ему принадлежит крылатая фраза «Государство – это я». Именно о Людовике XIV Наполеон говорил: «Это был государь, который лучше всех знал свое дело». Что же это был за человек, превознесенный приверженцами монархии, и наоборот, униженный революционными писателями? Подобное исследование жизни и деятельности Короля-Солнца, скрупулезно собранное великим литератором, не оставит равнодушными любителей биографий, мемуаров и исторических романов.

А. Дюма «Людовик XIV. Биография»

21.01.2007

Автор: Алексей Центер
Источник: www.prochtenie.ru


Богато сдобренная историческими анекдотами, цитатами из воспоминаний современников, авторскими комментариями, не лишенная шарма эпохи, биография «Короля-Солнце» Людовика XIV несомненно вызовет читательский интерес. Перед читателем, ценящим Дюма-романиста, развернется увлекательное приключение длинною в жизнь с участием кардиналов Ришелье и Мазарини, Анны Австрийской, двух французский королей, герцогов Бэкингема, Бофора, графа Рошфора и прочих героев бессмертной трилогии о трех (или все же четырех) мушкетерах. Пару раз внимательный читатель встретиться и с самим д’Артаньяном, а уж встреч с героями Фронды точно не избежать даже самому ленивому. Заодно можно выяснить, действительно ли был роман между Бэкингемом и королевой Франции, существовала ли «миледи» и были ли срезаны алмазные подвески. Читателю, имеющему представление об истории из других источников, будет интересно наблюдать за политической борьбой разных партий французского двора, следить за развитием военных кампаний, ходом мирных переговоров и жизнью замечательных людей. Уважаемые читательницы будут вздыхать при описании версальской жизни, выучат большой этикет, и зальются слезами, читая о многочисленных смертях и отравлениях эпохи. Политические моралисты получат новое доказательство того, что долгая и неограниченная власть развращает государство и общество, любая пышная эпоха переходит в большую бюджетную дыру, а многообещающее начало всегда имеет печальный финал. Любитель же изящной словесности, воздав должное языку Дюма (или его литературного «афро-француза») и стилю переводчика, найдет для себя утешение в прекрасном отрывке из дневника камердинера юного короля. Ла Порт (опять знакомое имя!) пишет (стр. 391): «Утром, когда оба брата проснулись, один из них, именно король, нечаянно плюнул на постель герцога, который в свою очередь, плюнул на постель короля; король рассердился и плюнул герцогу в лицо. Герцог тотчас вскочил на постель короля и начал поливать ее своей мочой; король сделал тоже на постели своего брата; а когда все жидкие средства у них истощились, тогда между братьями завязалась драка». Хоть и не про «коммуналку», но чем хуже Зощенко и Хармса?

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: