Классовое общество. Язык и власть

Год издания: 2016

Кол-во страниц: 304

Переплёт: Мягкий

ISBN: 978-5-903445-45-5

Серия : Книги издательства «Александрия»

Жанр: Исследование

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 485Р

С 1954 по 1967 год в глухой итальянской деревне Барбиане работала уникальная «школа одного учителя», которую создал местный священник Лоренцо Милани. Свой пасторский долг он видел прежде всего в том, чтобы дать детям из крестьянских семей действенное орудие борьбы за равноправие — владение языком и умение излагать свои мысли. Кратким итогом его педагогической деятельности стало написанное им вместе с учениками «Письмо к учительнице» — манифест того, какой должна (и какой не должна) быть школа. «Письмо к учительнице», снабженное подробными комментариями современных исследователей опыта Лоренцо Милани, и история его жизни публикуются по-русски впервые.

Carmel Borg, Mario Cardona, Sandro Caruana

SOCIAL CLASS, LANGUAGE AND POWER

“Letter to a teacher”:

Lorenzo Milani and the school of Barbiana

Перевод с английского А. Глебовской

Почитать Развернуть Свернуть

ДОН МИЛАНИ, БАРБИАНСКАЯ ШКОЛА И КРИТИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА

В этой книге рассмотрены идеи крупного европейского педагога, чьи труды явились важным вкладом в становление критического, социально ориентированного, справедливого подхода к образованию. В этом свете их можно рассматривать как один из основных источников вдохновения для представителей критической педагогики. Критическая педагогика — это подход, во многом основанный на трудах Пауло Фрейре и его последователей; зародилась она в Северной Америке. Чтобы познакомиться с ней ближе, достаточно зайти на сайт Международного проекта Пауло и Ниты Фрейре по критической педагогике в университете Макгил: здесь упомянуты такие прославленные имена, как Анри Жиру, Стэнли Ароновиц, Майкл Эппл, Дебора Брицман, белл хукс, Дональдо Мачедо, Питер Макларен, Ира Шор, Антония Дардер и Ширли Стейнберг (См.: Paulo and Nita Freire International project for Critical pedagogy site:

http://freire.education.mcgill.ca/content/important-figures-emergencecritical-pedagogy. Accessed 2nd July, 2008.) (к когорте североамериканцев я бы еще добавил Максин Грин и Роджера Саймона). В ряд исторических фигур, куда входят Джон Дьюи, Пауло Фрейре, Антонио Грамши, Лев Выготский, У. Э. Б. Дюбуа, а из более современных педагогов — Иисус ≪Пато≫ Гомес (Ibid) и Джо Кинчелое, следовало бы включить и дона Лоренцо Милани. Милани достоин занять видное место среди итальянцев, которые сделали вклад в развитие критического подхода к приобретению знаний и использованию их на практике. К тому же ряду относятся Данило Дольчи, который совмещал обучение с общественной деятельностью, проводил пассивные забастовки и голодовки (Castiglione, 2004), и Альдо Капитини, антифашист, педагог-миротворец и активист, занимавшийся обучением и привлечением к активной деятельности в рамках движения за миротворческое воспитание в созданных им после войны Центрах общественной ориентации (COS) (Associazione Amici di Aldo Capitini, undated). Капитини однажды посетил школу Милани в Барбиане.

Подход Милани к образованию, ориентированный на восстановление социальной справедливости, поставил на повестку дня множество вопросов классового и расового характера (особенно в связи с его критикой отношений между итальянским Севером и Югом и культурно-технологических различий между ними); вопросов о коллективном подходе к обучению и о совместной работе (акцент на коллективное чтение, письмо, миропостижение); о взаимоотношениях между учителем и учениками (уникальная система обучения младших старшими); о чтении прессы (газет) и критической оценке прочитанного, об экзистенциальных основах педагогики (от спорадической до глубинной мотивировки), о слиянии фундаментальных и практических знаний. Список этот далеко не полон. Затронул Милани и вопросы антивоенного воспитания: он защищал право на осознанный отказ от военной службы по идейным соображениям, основанным на изучении и преподавании истории в нужном ключе. Последний аспект педагогического подхода Милани особенно важен для тех приверженцев критической педагогики, которые занимаются изучением основных вех педагогической политики после Гуантанамо и Абу-Грейб (Giroux, 2005) и антиимперской педагогики (McLaren and Jaramillo, 2007).

Лоренцо Милани эклектичен, как и Фрейре; как и бразильский педагог, он признает огромное значение Священного Писания, однако совсем иначе, чем Фрейре, относится к марксизму. Тем не менее труды Грамши, оказавшего огромное влияние на критическую педагогику, вызывали у него интерес. ≪Письма из тюрьмы≫ итальянского марксиста были среди книг, обязательных для чтения в Барбианской школе. При этом в трудах тосканского священника нет ни следа марксизма, ни единого упоминания Маркса. Главным источником вдохновения для Милани были Евангелия. При этом его школа в Сан-Донато, где он служил до перевода в Барбиану, была подчеркнуто лишена всяких религиозных атрибутов и являлась светской, внеконфессиональной (Simeone, 1996, с. 99).

Несмотря на то что в работах Милани полностью отсутствует влияние марксизма, интересно отметить: то, что сам он писал в ≪Пасторском опыте≫, а восемь его учеников — в ≪Письме≫ (Письмо к учительнице≫ — плод коллективных усилий: книга написана под руководством Лоренцо Милани восемью учениками Барбианской школы.), предваряет и подтверждает доводы французских социологов и философов, а также английских и американских социологов, многие из которых были неомарксистами, по поводу буржуазной школы и ее роли в воспроизводстве существующего общественного порядка. На ум приходят Луи Альтюссер, Никос Пуланзас, Раймон Будон, Кристиан Бодело и Рожер Этабле, Сэмюэль Боулс и Герберт Гинтис, Жан Аньон, Пьер Бурдье и Жан-Клод Пассерон. Здесь необходимо подчеркнуть сходство идей, выраженных в ≪Письме≫, и идей крупного французского социолога Пьера Бурдье (очень далекого от марксизма), касающихся школы и буржуазного культурного капитала. Судя по всему, Милани, много читавший по-французски, имел представление об исходившей из Франции критике буржуазной культуры и власти, которая, безусловно, оказала сильное влияние и на Бурдье.

Милани, как и любому человеку, были свойственны внутренние противоречия — это видно из его высказываний, которые его помощники, ученики и коллеги цитируют в этой книге. Нужно помнить и о том, в какие времена создавались его книги. Однако в текстах Милани и его учеников есть очень многое, что может послужить основой для создания нового типа образования, своего рода противоядия против преобладающей в современном мире системы, в которой на первом месте стоят проверка знаний, стандартизация, ангажированность, коммерциализация. ≪Письмо≫ было опубликовано в 1967 году и стало важнейшим источником вдохновения для движения 1968 года, требовавшего перемен, а ведущий итальянский интеллектуал Пьер Паоло Пазолини особо отметил его как одну из немногих книг того времени, которые он воспринял с энтузиазмом.

В тексте — это будет видно и из перевода — подчеркнуты социально-классовые корни недостатков системы школьного образования: в ней четко и однозначно противопоставлены судьбы и миры Пьерино и Джанни. Зарисовки из жизни среднего и рабоче-крестьянского классов, данные на примере Пьерино и Джанни, делают аргументацию авторов еще более убедительной. Но этим смысл книги не исчерпывается. В ней изложена альтернативная концепция школьного образования, основанная на конкретном опыте преподавания в Барбиане, а подобный опыт, как сказал, почти повторяя слова Милани, Фрейре, нельзя пересадить с одного места на другое, его нужно каждый раз открывать заново. По мнению дона Милани, история Барбианы началась в Барбиане и там же и закончилась. Однако это не значит, что педагоги, придерживающиеся критического метода, не могут ничего почерпнуть из очерченного в этой книге опыта: он, безусловно, поможет им сделать шаг к более гуманному образованию, ориентированному на социальную справедливость, основанному на взыскательности, любви, коллективной работе и живом воображении, — образованию, которое никого не программирует на неудачу.

Питер Майо

ВВЕДЕНИЕ

В этой книге, в основе которой лежит нравственный императив, что всякое образование носит политическую окраску (Mayo, 1999; Mayo, 2004; Borg and Mayo, 2006; Borg and Cardona, 2008; Borg, Cardona and Caruana, 2009; Borg, 2010; Borg, 2013), рассмотрено педагогическое наследие дона Лоренцо Милани (1923–1967) и учащихся, которые посещали его школу в Барбиане, глухой деревушке в тосканской области Муджелло. ≪Lettera a una professoressa≫ (≪Письмо к учительнице≫) — ключевой текст, раскрывающий барбианский этап жизни Милани. ≪Письмо к учительнице≫ написано восемью учениками под пристальным наблюдением их педагога. Сорок семь лет спустя после своей публикации ≪Письмо≫, переведенное на несколько языков, продолжает служить источником вдохновения для ученых, преподавателей, учащихся и общественных деятелей, которые считают, что задача образования — способствовать социальной справедливости (Gesualdi, 2007; Hoffman, 2007; Martinelli, 2007).

Лоренцо Милани Компаретти родился в мае 1923 года; предполагалось, что он продолжит славную историю своего большого клана — семейств Компаретти-Милани-Вейсс. Доменико Компаретти, известный философ XIX века, свободно владел девятнадцатью языками. На момент своей смерти в возрасте 88 лет, он изучал еще один — арабский.

Жена Доменико, Елена Рафалович, всю жизнь сотрудничала с Фридрихом Фрёбелем (Martinelli, 2007). Дед Лоренцо, Луиджи, был известным археологом. Мать Лоренцо, Алиса Вейсс, родилась в Триесте, который при австрийском правлении был городом-космополитом. Ей не удалось получить высшее образование, однако ее умом и широким кругозором восхищались все ее многочисленные друзья. Двоюродный брат Алисы Эдоардо Вейсс был учеником Фрейда; он создал итальянскую школу психоанализа и был близким другом ирландского писателя Джеймса Джойса — тот некоторое время преподавал в школе Берлица в Триесте, которую посещала Алиса (Borghini, 2004). Альбано, отец Милани, владел шестью языками, преподавал химию и горячо любил литературу.

Детские годы Милани прошли в обстановке изысканности, комфорта, интеллектуальности, в обеспеченной буржуазной семье (Bourdieu, 1984). Его непосредственное окружение составляли горничные, кухарка, шофер, гувернер и няня. В доме царила космополитическая атмосфера — ее создавали общество образованных родственников и друзей, коллекции художественных и археологических экспонатов (Fallaci, 2005). Дома Лоренцо (как и его брата с сестрой) не заставляли быть ребенком, которого видно, но не слышно.

Напротив, он был в центре всех семейных событий. Роберто Дессаль, одноклассник брата Лоренцо, Адриано, вспоминает, как отец Милани декламировал при детях и их друзьях латинские стихи и слушал с ними классическую музыку (Fallaci, 2005). Неудивительно, что у Лоренцо сформировалось транснациональное мировоззрение, а его языковой багаж включал в себя немецкий, итальянский, английский, французский, испанский, латынь, древнееврейский и древнегреческий (Becchi, 2004).

Семья Милани принадлежала к классу рантье (Borg and Mayo, 2006, 2008), социально-экономическому слою, который пострадал особенно сильно, когда Италию и весь мир охватила экономическая депрессия. В начале 1930-х годов, чтобы поправить финансовые дела, Альбано даже перевез семью из Флоренции в Милан. Здесь он занял должность управляющего — в его ведении находилось поместье с двадцатью пятью фермами в Джильоле, в коммуне Монтеспертоли, и летняя резиденция в Кастильончелло. В Милане семья проживала по адресу виа Консерваторио, 15, впоследствии они перебрались на виа Фьямма, 26; классный журнал начальной школы ≪Эмилио Кастильоне≫, в котором семья Лоренцо обозначена как ≪состоятельная≫, свидетельствует о том, что, хотя финансовое положение семьи и пошатнулось, она даже в непростые годы депрессии продолжала жить на широкую ногу. В Милане Лоренцо испытал на себе давление школы, которая, по его мнению, подталкивала учеников к тому, чтобы они усвоили одну только фашистскую идеологию. Лоренцо вспоминает свои школьные годы в ≪Письме к судьям≫, тексте, который он написал в конце жизни как ответ на обвинение в призыве к противоправным действиям — дезертирству из армии и неповиновению командирам. В ≪Письме к судьям≫ он обвиняет своих бывших учителей в интеллектуальном пособничестве фашистскому блоку через внедрение в школах ≪здравомыслия≫ (читай — фашизма).

Отрицательное отношение к процессу школьной социализации, тот факт, что, благодаря своему общественному положению, он смог прочувствовать на себе, что такое общественные, культурные и экономические привилегии, прямое столкновение с бедностью на улицах Флоренции и Милана, плюс рано зародившееся осознание социальной несправедливости, царившей в тогдашнем обществе, стали началом пути, на котором Милани неизменно выступал как защитник бедных и убежденный пацифист.

Еще в молодости Милани заработал репутацию нонконформиста и человека, близкого к богемным кругам, — он жил на грани того, что считалось общественно приемлемым (Braccini and Taddei, 1999). Одним из основных проявлений его ≪бунтарства≫ стало принятие католической веры. Лоренцо родился в семье агностиков, мать его была еврейкой, однако после того как родители повторно вступили в брак, на сей раз — по католическому обряду, он принял крещение. Оба события произошли в один и тот же день, 29 июня 1933 года, и были омрачены недавним приходом к власти Гитлера. Католический брак был заключен по расчету; все устроил дон Винченцо Вивиани, священник прихода Сан-Пьетро-ди-Меркато, друг семьи Милани. Целью было защитить семью от антисемитской истерии, разбушевавшейся перед Второй мировой войной. По словам одного из биографов Милани (Fallaci, 2005), Алиса и Альбано приняли решение окрестить трех своих детей после того, как у брата Лоренцо Адриано начались неприятности в частной католической школе. Учитель богословия и одноклассники постоянно третировали его за то, что он ≪еретик≫ (sic).

Дополнения Развернуть Свернуть

Эта книга — результат совместной работы авторов с их многочисленными коллегами, как теоретиками, так и практиками, которые не смогли остаться равнодушными к воздействию дона Лоренцо Милани на современное образование и общество. Первым результатом нашей работы стала книга ≪Письмо к учительнице. Вклад Лоренцо Милани в развитие критической гражданственности≫, вышедшая в свет

в 2009 году (Мальта, издательство ≪Адженда≫). Книга была встречена с таким интересом, что мы решили продолжить исследования и расширить круг вовлеченных в эту работу коллег, поскольку они охотно откликались на наши предложения; учтя их замечания, мы подготовили эту книгу. В ней содержится перевод ≪Письма к учительнице≫ дона Милани со сносками и примечаниями, которые входили в издание

2009 года; последние, однако, были пересмотрены и исправлены. Дополнительные материалы освещают значение деятельности дона Милани, соотношение его важнейших идей с современными взглядами и его подход к языку как способу распространения его просветительской философии.

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: