Аристономия

Год издания: 2015,2014,2012

Кол-во страниц: 560

Переплёт: твердый

ISBN: 978-5-8159-1343-1,978-5-8159-1262-5,978-5-8159-1139-0

Серия : Русская литература

Жанр: Роман

Доступна в продаже
Рекомендованная цена: 540Р

Это первый серьезный роман, который Борис Акунин (Григорий Чхартишвили) написал после сорока приключенческих произведений. По жанру это «роман идей». Автор работал над ним несколько лет.

«Аристономия» открывает серию «Семейный альбом», в которую входит также книга «Другой путь» .

Почитать Развернуть Свернуть

Предисловие

 

     Обычно предисловие пишут в начале работы, я же берусь за него, приближаясь к концу. Когда-то мне казалось, что я веду разрозненные записи не с конкретной целью, а просто чтобы дать выход мыслям, которыми не с кем поделиться. Лишь со временем созрело и окрепло чувство, говорившее: если я не cумею понять, объяснить сам себе всё это, тогда мое собственное существование, со всеми его радостями и несчастьями, открытиями и разочарованиями, взлетами и падениями, окажется потраченным впустую. Худший вид расточительства - провести жизнь на манер животного, даже не предприняв попытки в ней разобраться.
     Книги, которые имеет смысл читать, обладают одним общим свойством: они написаны автором для самого себя. Даже если сочинение адресовано определенному кругу людей или вообще человечеству, настоящая книга всегда узнается по отсутствию претензии. Если угодно, по простодушию. Пишущий не боится выглядеть наивным, не пытается показаться умнее или образованнее, чем он есть, не изображает, будто его волнует то, к чему он на самом деле равнодушен, не предпринимает усилий понравиться. Автору не до этого. Автор болен неким вопросом, поиск ответа на который является курсом лечения. Если хочешь излечиться, нельзя тратить силы на несущественное.
     В этом смысле книга, над которой я тружусь уже столько лет, безусловно настоящая. Когда я приступал к ней, я твердо знал, что никому и никогда не покажу написанного. Этим я подверг бы опасности не только себя, но и читателя. Не скрою, иногда я воображал, как книгу будут читать люди из будущих, более счастливых времен, но, во-первых, меня уже тогда не будет, а, во-вторых, одной этой мотивации было бы слишком мало, чтобы я взялся за столь рискованное занятие. Не мне, жителю глухой страны, которая на исходе второго тысячелетия христианской эры оказалась ввергнута в тоскливый ужас средневековья, что-то объяснять людям будущего. Они несомненно будут умнее и уж во всяком случае богаче историческим опытом; их станут занимать какие-то иные вопросы, надеюсь, более высокого порядка.
     Речь идет обо мне, только обо мне самом. И пишу я эту книгу исключительно для себя.
     С молодого возраста я начал ощущать, и чем дальше, тем сильнее, потребность – вернее даже долг – понять, зачем всё это (я, моя страна, мир, жизнь) существует, куда движется, есть ли в этом мучительном движении цель и смысл.
     В самой концепции, приверженцем которой я со временем стал, ничего новаторского нет. Она известна по меньшей мере со времен античности, однако не относится к числу преобладающих. Умы, гораздо более просвещенные и острые, чем мой, в течение долгих веков пытались найти стержень, с помощью которого  можно было бы понять, что такое человек, куда он движется и движется ли вообще. В различные исторические эпохи главенствовало то одно учение, то другое. Дольше всего, до половины восемнадцатого столетия, непререкаемыми считались теории религиозного толка, возводившие смысл существования к Богу, неколебимая вера в Которого сама по себе является ответом на все возникающие вопросы. Начиная с эпохи Просвещения мнения разделились. Кто-то стал считать нитью Ариадны технический прогресс, кто-то – экономическое процветание или достижение социального равенства. Но все эти гипотезы оказались неверными – по крайней мере, так представляется мне, человеку, живущему в середине 20 века. В эпоху, хронологические рамки которой совпали с моей жизнью, все вышеназванные рецепты потерпели крах. Мощь религий, проповедующих всеобщую любовь, не уберегла человечество от всеобщего истребления.  Технический прогресс возвел цифры потерь до многомиллионных величин и ныне, додумавшись до ядерного оружия, угрожает вообще уничтожить жизнь на планете. Вера в панацейность материального достатка привела к засилию пошлости и низменно-массовой культуры, обращающей людей в жвачных животных. Культ социальной справедливости обернулся жестокой диктатурой, массовыми казнями и концентрационными лагерями.
     Одно из двух: либо ответ на главный вопрос человеческого существования искали не там, где следовало; либо Кант ошибся, когда написал:  «Первоначальное назначение человеческой природы заключается в движении вперед».
     Мой трактат исходит из того, что Кант прав и «движение вперед» все-таки происходит. А кроме того, в этой книге будет рассказано, где, на мой взгляд, следует искать «ответ на главный вопрос»: на что человечеству можно надеяться, на что рассчитывать…

...

Рецензии Развернуть Свернуть

Борис Акунин написал трактат об обезболивании

28.05.2012

Автор: Лиза Новикова
Источник: http://www.izvestia.ru/news/525674


В «Аристономии» проводится уникальная операция по превращению читателя ретродетективов в читателя «серьезной литературы».

Борис Акунин написал очень важную для себя книгу. Новый роман «Аристономия», подписанный Акунин-Чхартишвили, он называет «трактатом»: каждая его часть предваряется довольно обстоятельными ответами на вечные российские вопросы: «что делать» и «кто виноват».

Причем главная мысль автора выражена в заглавии. Словно «злая собака», оно призвано предупредить читателей, испытывающих страх перед древнегреческой философией. Слово «аристономия» — собственное авторское изобретение, обозначает «закон всего лучшего, что накапливается в душе отдельного человека или в коллективном сознании общества вследствие эволюции». 

Книга получилась солидная и дорогая. Отсюда закономерный вопрос: кому она предназначена? Магазин «Фаланстер», куда любители интеллектуальной литературы направляются в том числе и за более низкими ценами, нового Акунина не взял. На все уверения, что это необычный, «внежанровый» Акунин «Фаланстер» ответил отрицательно.

Сочетание высокой цены заявленного 79-тысячного тиража и нарочито скромного — «я тут ни при чем»: оформления — этакий издательский эксперимент рискует остаться непонятым. Тем более что в «Аристономии» будет проводится уникальная операция по превращению читателя ретродетективов в читателя «серьезной литературы». Главный герой — анестезиолог-самоучка, так что, как и подозревали некоторые литературные критики, без хирургии дело не обойдется.  

— Пока Антон — кропотливо, долго — вычищал из раны налипшую дрянь, время от времени снимая мокрой ватой сочащуюся кровь, раненый орал свою дикую нескончаемую песню.
— Больно? — несколько раз спрашивал Антон.
— Щекочет чего-то, — отвечал Шурыгин, блаженно жмурясь.

Это описание первой операции, которую героям приходится провести в военных условиях («Хирург был под стать лазарету — из фельдшеров военного времени, а вообще-то коновал»). Писательская операция, которую проделывает Акунин, такова: заставить читателя не только следить за нехитрыми сюжетными хитросплетениями, но и одолеть десяток-другой «заумных» абзацев. Пускай при этом придется что-то ампутировать. «Аристономия» — это на самом деле роман об «анестезии». 

В основе сюжета — история «маленького человека», который в трудные революционные времена мечется между белыми и красными. Причем Антон Клобуков — не максималист. Максималистом был его отец, университетский преподаватель, поддержавший своих студентов в их протесте и поплатившийся за это карьерой, здоровьем, а потом и жизнью.

Отцовские студенты потом представили весь спектр разномастных политических взглядов. И каждый пытался перетянуть оставшегося сиротой Антона на свою сторону. Очкастому и стеснительному Антону вряд ли удастся стать героем. «На коне» все равно всегда оказываются другие люди, будь то белогвардейский садист полковник Патрикеев или красный варвар Рогачев. Для Антона выбор, скорее, делается между двумя почетными званиями: «мученик царизма» или «мученик большевизма».

Но стреножили героя не разноцветные «плохиши», а сам автор. Его «стройная» философская концепция «аристономии» на самом деле таит досадное противоречие. Мудрствующий писатель критикует все привычные мотивации развития человека: под сомнение ставятся религиозная вера, материальное благосостояние, достижение социального равенства или технический прогресс. А сюжетная линия «обезболивания» понадобилась автору как доказательство того, что для любой «больной» проблемы можно найти компромиссное решение.      

Понятно, что «серьезная» литература сторонится прямолинейного разговора, какой затеял автор «Аристономии». Но раз уж такой разговор с популярным автором начался, хорошо было бы довести его до конца.

Помнится, звездным часом такого персонажа, как Эраст Фандорин, которого в нынешней системе ценностей признали «несерьезным», стала одна новелла из сборника «Нефритовые четки». Там решительный герой вывел народ из пещеры, в которой они уселись в ожидании конца света. То есть спас от «самозакапывания». Может, порекомендовать «Фаланстеру» «Нефритовые четки»?    

Акунин-Чхартишвили. Аристономия.

09.07.2012

Автор: Николай Александров
Источник: Эхо Москвы


Источник: http://echo.msk.ru/programs/books/907192-echo/ 

Роман «Аристономия» Акунина-Чхартишвили вышел в издательстве «Захаров». Такая двойная подпись – знакова, не только потому, что псевдоним и реальное имя соединились в одно целое, но и потому, что Чхартишвили отвечает обыкновенно за серьезность, а Акунин за развлекательность, за беллетристику. Это самое простое подчеркивание двух составляющих романа. С одной стороны, философское эссе, трактат, призванный сформулировать понятие «аристономия» - чувство собственного достоинства, внутреннее благородство, лучшее, что вложено в человека. С другой – хроника революции и гражданской войны, судьба Антона Клобукова. Сын адвоката, студент Петербургского университета, он переживает Февральскую революцию и октябрьский переворот, красный террор, бежит из Петербурга в Швейцарию, затем возвращается в последний оплот белого движения – в Севастополь, после чего вместе с первой конной принимает участие в польском походе. Скучноватые тезисы трактата несколько странно смотрятся на фоне неожиданных метаний героя, так что складывается впечатление, что Клобуков не протагонист, а скорее антагонист в этом романе, не носитель блага, а человек, лишающийся его.

 

Пройди своим путем

01.10.2012

Автор: 
Источник: Журнал Eclectic, №2


Сайт журнала:  http://eclectic-magazine.ru

 

Новый роман известного литератора, знатока японской культуры и российской истории XIX века Григория Чхартишвили, под псевдонимом Борис Акунин создавшего популярную серию романов о приключениях Эраста Фандорина, разделен на две параллельные линии повествования – философскую, именуемую автором книги трактатом, и художественную. Писатель намеренно подчеркивает «двойное» авторство, видимо, чтобы мы, привыкшие к акунинским жанровым «легкостям», восприняли
новую книгу как серьезное произведение, требующее повышенной умственной работы. Автор замечает также, что пишет эту книгу исключительно «для себя», позиционируя ее как свой первый серьезный роман. Размышления об аристономии (так автор определяет «закон всего лучшего, что накапливается в душе отдельного человека или в коллективном сознании общества вследствие эволюции») Борис Акунин  иллюстрирует картинами из жизни главного героя – 19-летнего студента Антона 
Клобукова. Художественная часть романа разворачивается в переломный для русской истории момент, в начале XX века. Революция, смута переходного времени, приход к власти большевиков, кровавая действительность послереволюционных репрессий, гражданская война, голод, всеобщая разруха и поиски справедливости в окружающем главного героя, потомственного дворянина и внука декабриста, хаосе. Определение «своего пути», метания от большевизма к демократии, от цюрихской клиники к диким ордам Буденного – судьба студента Клобукова не раз проделает в сознании читателя немыслимые
кульбиты. Линии жизни почти всех действующих лиц в романе станут пересекаться и расходиться, разветвляться и смыкаться,
образуя тем самым запутанную вязь событий и вполне обусловленную человеческой природой «разнонаправленность» страстей, пристрастий и рефлексий главного героя. Классическая для русской литературы фигура «маленького человека» то и дело попадает в жернова истории, но так лихо проскальзывает между ними, что волей-неволей отмечаешь про себя: Эраст
Фандорин никуда не делся, жив-здоров, лишь затаился  в свете последних событий новейшей российской действительности и в свое время победит Клобукова. Роман «Аристономия» читается на вдохе. Потому что на выдохе по привычке, воспитанной «фандорианой », пытаешься предугадать дальнейшее развитие сюжета. Но, как правило, неудачно. Так что обыкновенное, «плотское» удовольствие от чтения гарантировано. И работа мозга, которой автор «пугает» своего читателя, при чтении
философских глав романа нисколько не диссонирует с работой души, сопереживающей выхваченному из тьмы столетия образу
осиротевшего мальчишки, «белой кости», попавшему в грязь и смрад варварского переустройства мира.

Долгожданное

01.07.2012

Автор: 
Источник: Аэрофлот


Эволюция писателя: от стилизаций и мистификаций к серьезному чтению.

 

Поситине роман-водораздел: теперь, с созданием этого произведения, Григорий Чхартишвили, более известный публике под псевдонимами Борис Акунин, Анна Борисова и Анатолий Брусникин, по собственному зявлению, "на 56-м году жизни, на 16-м году сочинительства" стал писателем. В своем блоге Чхартишвили характеризует "Аристономию" как свой первый серьезный роман, который для него очень важен, и предупреждает поклонников Фандорина: "Это довольно утомительное чтение, с длинными несюжетными отступлениями и бесконечными разговорами про серьезное".

Да, главы "Аристономии", в которых герои проходят через исторические испытания первой трети XX века, чередуются с монологами о пути цивилизации и о лучшем качестве, "которое накапливается в душе каждого отдельного человека или в коллективном сознании общества вследствие эволюции". Но читатель, не устает - слишком живо перо Акунина и слишком интересны мысли Чхартишвили.

Борис Акунин — Аристономия

09.07.2013

Автор: Назар Токарь
Источник: Блог Назара Токаря


http://dedushka.org/books/4502.html

 

Захотелось рассказать о прочитанной книге нескольким людям и я решил, что проще будет написать обзор. Как и раньше — небольшой по объёму и субъективный по содержанию. Итак…

 

Не так давно в книжном магазине на Невском мне в руки попалась ранее незнакомая книга давно известного автора. Не буду утверждать, что в народе «Аристономия» Бориса Акунина неизвестна, но я с ней встретился впервые.

Как бы там ни было, пока я не закрыл последнюю страницу, все остальные книги лежали на полке — «Аристономия» увлекла меня, а переживания главного героя никак не располагали отложить издание и приняться за дочитывание остальных книг.

Главы

Антон Клобуков в начале повествования никак не тянет на роль героя. Тем более героя главного. Родившийся в интеллигентной петроградской семье, он пытается найти себя, переживает из-за неопределенности и невнятной внешности, а потому ищет жизненную цель и верит в своё высокое предназначение. В общем, ведет себя как обычный 17-летний парень.

Внезапная смерть обоих родителей, октябрсбкий переворот и гражданская война переворачивают мировоззрение Антона и заставляют приспосабливаться к новым неожиданным, а порой и жестоким условиям.

Книга разделена на главы двух несвязанных между собой историй. Первая это приключения Антона, а вторая — размышления автора книги об идеальном человеке. «Идеальный» с точки зрения Акунина человек называется в книге аристономом, а изучение такого персонажа — аристономией. Аристоном должен обладать определенным набором качеств, которые иногда помогают, а иногда (в некоторых критических ситуациях) мешают их обладателю.

И хотя во второй ветви повествования ни разу не упоминается данный термин, читателю становится ясно, что Антон воспитывает в себе те самые аристономические качества.

Герои

Отец Антона — бывший преподаватель в вузе. Во время народных волнений начала века он решает поддержать своих студентов, протестующих против политики властей. За это после подавления мятежа оказывается сначала отстранён от работы, а позже сослан в Сибирь. После многих лет, проведенных в ссылке, Марк Клобуков возвращается в столицу преждевременно постаревшим и неизлечимо больным чахоткой.

В таком состоянии он и встречает свой день рождения. Как окажется позже, последний.

В большой петроградской квартире семьи Клобуковых в этот вечер собираются его старые друзья, коллеги и студенты. Многие спорят, обсуждают революцию, предлагают свои версии дальнейшего развития событий. Дамы обсуждают наряды. Каждый из гостей того вечера так или иначе сыграет роль в последующей жизни Антона.

Кто-то желанный гость, кого-то же хозяева предпочли бы не видеть. Когда все разошлись, а Антон уснул, его мать по уговору дает отцу смертельную дозу снотворного и после принимает её сама — она слишком любит мужа, чтобы жить без него, но и терпеть мучения он уже не может.

Есть женщины, которые концентрируют всё электричество своей души в любви. Это лучшие из женщин, они — источник силы для тех, кого любят. Но насколько же уязвимым и хрупким становится существование этих ангелов-хранительниц! Если тот, кого любила такая женщина, исчез, она лишается смысла бытия.

Сюжет

На следующее утро у главного героя неожиданно для него начинается новая жизнь. Он понимает, что «мать любила отца больше него». Встречаясь с отцовскими знакомыми и друзьями, Антон наблюдает, как они ведут себя в критической революционной ситуации.

Кто-то из них находит себя и активно борется за или против большевиков, кто-то видит в народных мучениях волю бога, кто-то погибает в дни красного террора. Антон, ещё вчера школьник, оказывается в мятежном, холодном и нищем Петербурге:

Самым верным, памятным еще по коммунистическому Питеру признаком разрухи были окна. Если люди не заменяют разбитое стекло, а прикрывают его фанерой или заклеивают бумагой, это значит, что город болен. Жители смирились с ненормальностью бытия и не знают, каким будет завтрашний день.

Во время того, как жизненный устрой 170-миллионной страны меняется, наружу рвётся всё низкое и животное. То есть противоположное аристономическим качествам.

Революция, которую принято изображать девой с картины Делакруа, победой высоких идеалов над прозой скотского бытия, на самом деле являет собой нечто прямо противоположное — торжество грубой физиологии над всем красивым, что есть в человеке.

Оказавшись по стечению обстоятельств в застенках карательных советских органов, Антону удаётся избежать расстрела и со временем бежать в Цюрих. Занимаясь там управлением компанией «Помросс», Антон постоянно раздумывает, не совершил ли он ошибку, оставив свою Родину ради тихой и мирной Швейцарии.

Решив, что раз страна в нём не нуждается, то и Антону она не особо нужна, Клобуков успокаивается и помимо работы в Помроссе занимается изучением новой на то время профессии анестезиолога в местном университете.

Но несмотря на то, что Антону удалось добиться больших успехов на этом поприще, со временем он меняет свою точку зрения о России и возвращается обратно. На этот раз он едет в Севастополь, где барон Врангель руководит на тот момент уже небольшой Белой армией.

Не обходится и без любовной линии: оставив в Питере феминистку Пашу, Антон влюбляется в Цюрихе в англичанку Викторию. Но потерпев неудачу, Антон делает неутешительные выводы:

Все женщины, непохожие на Викторию Рэндом (то есть, собственно, все женщины), были отталкивающе безобразны: какие-то красномордые, пучеглазые окорока.

Всю книгу автор размышляет о судьбе человека в критических условиях. Можно ли ради выживания переступить через свои принципы и остаться в живых? Или жизнь после компромиссов с совестью бессмысленна и нужно погибая стоять на своём? Акунин теоретически, а Клобуков на практике рассуждают о правильности этих предположений.

В сущности, героизм — весьма прискорбное явление. Необходимость в героях и подвигах возникает лишь в критической ситуации, а в девяносто девяти случаях из ста таковые происходят вследствие человеческой глупости или недобросовестности. Почти все герои, которыми восхищается человечество — это герои войны, что естественно, поскольку трудно придумать ситуацию более критическую. И если в воюющей армии много героев, можно не сомневаться, что командует ей идиот. Хорошему генералу герои не нужны.

Я считаю, что любой человек может оказаться в ситуации, когда его подсознательное примет решение за него и в результате он сможет только рассуждать о том, правильным ли было решение. В сложных ситуациях нет времени думать, правильно ли мы поступаем. Если бы попытаться обдумать всё происходящее, книга была бы втрое короче — Антон не дожил бы и до третьей главы.

В безумные времена выживают только те, кто в качестве прививки получил легкую дозу сумасшествия.

В финале

Книга написана необычно для стиля Акунина. Это не очередной детективный роман, здесь нет знакомого нам статского советника. Хотя он хорошо подошёл бы для иллюстрации примера аристонома. Я читал книгу с интересом, но разрозненность повестования вносила свою лепту.

Если приключения Антона Клобукова динамичны и насыщенны событиями (погони, описание революционной жизни, революция и гражданская война), то часть теоретическая кажется затянутой. Несколько раз ловил себя на мысли: «Ну когда уже будет экшн?».

Тем не менее, оставшись наедине с прочитанной книгой, я понял, что получил ответы на вопросы, которые нужно было давно задать, но я этого почему-то не сделал. Не знал, кому и не знал, когда это следовало сделать. Эта книга — разговор с отцом в то время, когда ты из мальчика превращаешься в мужчину.

Отзывы

Заголовок отзыва:
Ваше имя:
E-mail:
Текст отзыва:
Введите код с картинки: